Жизнь в условиях АТО

КПП на въезде в Донецк, 10 июня 2014 года. Фото: Евгений Малолетка / AP

 

КПП на въезде в Донецк, 10 июня 2014 года. Фото: Евгений Малолетка / AP

 

Валентин Мальцев, Киев

Подробнееhttp://rusplt.ru/world/ato-prodolgartsa-10590.html

«Русская планета» рассказывает, как живут простые жители осадного Донецка, которые уже, кажется, привыкли к войне и перестроились

 

В Донецке исчез народный депутат Украины от Партии регионов, председатель областной организации ПР Николай Левченко. Политик, который с самого начала кризиса на Донбассе последовательно отстаивал интересы сепаратистов, требовал прекратить «антитеррористическую операцию», активно раздавал интервью местным журналистам, ездил в Россию и требовал «услышать голос Донбасса». Сейчас в окружении Левченко не исключают, что его могли похитить, но кто — ополченцы или украинские силовики — не уточняют.

Похищения людей и общие проблемы с безопасностью в Донецке здесь стали обыденностью. Журналисты, за исключением некоторых российских, боятся ездить в мятежный город, равно как и украинские политики. Местные жители жалуются, что их стали грабить на улицах, пересказывают друг другу истории о том, как вооруженные бандиты под видом ополченцев заходят в маршрутки и требуют сдать «на нужды ДНР» кошельки и золотые украшения у пассажиров.

«Мы сейчас ничего при себе ценного не носим. В кошельке — максимум 100—150 гривен (300—450 рублей. — РП), чтобы на один раз в магазин сходить. Кошелек могут отжать в любой момент. По настоянию мужа даже обручальное кольцо уже не ношу, не говоря там про разные цепочки или серьги», — рассказывает «Русской планете» 35-летняя маркетолог из Донецка Ульяна.

На улицах Донецка непривычно мало машин: местные автолюбители опасаются, что их на улице могут «отжать» ополченцы. Случаев, когда это происходило, действительно очень много, счет идет на сотни. «У моего друга так "Мазду-шестерку" отобрали. Просто тупо на перекрестке подошли боевики и заставили выйти из машины. Как в GTA (Grand Theft Auto — компьютерная игра. — РП). И где она сейчас, никто не знает. Менты в городе ничего не делают, даже заявление подавать бессмысленно», — объясняет РП 28-летний донецкий программист Владислав.

День ото дня жить в столице Донбасса становится все опаснее. Горожане рассказывают, что ополченцы ранее вели себя «скромно», но в последнее время у них кипит ненависть к местным жителям, которые не торопятся вступать в их ряды. Энтузиазм по поводу нахождения в рядах бойцов ДНР действительно сошел на нет сразу после того, как на окраине города велись ожесточенные бои за контроль над местным аэропортом. Жаловался об этом и министр обороны ДНР Игорь Гиркин.

 У здания областной администрации Донецка, 28 мая 2014 года. Фото: Jakub Kaminski / EPA / ИТАР-ТАСС

У здания областной администрации Донецка, 28 мая 2014 года. Фото: Jakub Kaminski / EPA / ИТАР-ТАСС

Гуманитарная ситуация в городе ухудшается день ото дня. На днях спикер информационного центра СНБО (Совет национальной безопасности и обороны) Украины Владимир Чеповой заявил, что во время боев в городе повредили насосные станции на канале Северский Донец. После этого централизованного водоснабжения лишились Славянск, Краматорск, Дружовка, Константиновка и другие города Донецкой области. В самом Донецке, пояснил Чеповой, запасов воды на станциях осталось всего на две недели.

Финансовая система города тоже полностью парализована. 16 июня ополченцы захватили помещение главного управления Государственной казначейской службы Донецкой области, главного управления Министерства доходов и сборов области и управления Национального банка Украины. «Таким образом финансовая система области оказалась парализованной», — констатировала пресс-служба украинского Кабмина. В правительстве уже признают, что в городе прекратились выплаты пенсий, зарплат бюджетникам и различных социальных пособий. «Не поступают налоговые платежи донецких предприятий, нет возможности компенсировать НДС в Донецкой области», — добавляют в правительстве.

Те же дончане, у которых деньги на карточке еще есть, жалуются на то, что львиная доля банкоматов в городе не работает. А те, что работают, выдают разово не более 200 грн (600 рублей). Снять деньги, не отстояв в длинной очереди, невозможно. Ополченцы из ненависти к владельцу «Приватбанка» Игорю Коломойскому раскрошили в городе почти все его банкоматы. Чем подставили украинских бюджетников, большинство из которых владеет зарплатными карточками именного этого банка.

Попутно ополченцы захватывают офисы одного промышленного предприятия за другим. На днях они заняли главный офис ДТЭК — энергетического конгломерата богатейшего украинца, «хозяина Донбасса» Рината Ахметова. Он, кстати, тоже сейчас предпочитает отсиживаться в Киеве.

«Люди постепенно звереют. Кто не может уехать, тот ненавидит и Украину, и Россию. Говорят о том, что Украина хочет нашей смерти, а Россия боится помогать из-за возможных санкций Запада», — рассказывает 33-летний бизнесмен из Донецка Сергей, владеющий несколькими «точками» по продаже одежды. Сам он вместе с женой и пятилетним ребенком временно переехал жить в Киев. «Побуду тут, пока все не успокоится. Бизнес все равно стоит, потому что люди тратят деньги только на еду», — рассказывает он. Сергей сбежал от войны в Киев, а не в Москву. Говорит, что выбора у него не было: «Я же украинец. И очевидно, что им и останусь, потому что Донбассу никто свободу не даст. Что мне в Москве делать?» — рассуждает он.

Банкомат «Приватбанка» в Донецке. Фото: Константин Сазончик / ИТАР-ТАСС

Банкомат «Приватбанка» в Донецке. Фото: Константин Сазончик / ИТАР-ТАСС

 

Беженцев с Донбасса сейчас в Киеве десятки тысяч. Люди рассказывают, что большинство из них бегут именно на украинскую территорию, а не на российскую. Причины разные: кто-то уезжает туда, где живут родственники, кто-то — «за Украину», а кто-то боится «прослыть предателем». Дончане, пережидающие войну в Киеве, рассказывают, что «уезжают все, кто может», но поездов и автобусов на всех не хватает. По их словам, большинство бежит в Харьковскую и Днепропетровскую области, а в Киев направляются главным образом те, у кого в столице родственники. Редкие беженцы едут в Киев потому, что «здесь работу проще найти».

Многие признаются, что бегут из Донецка не столько из-за боевых действий, сколько от беспредела: правоохранительная система Украины в городе не работает, а потому защититься от мародерства люди не могут. Характерно, что мародеры стали «осваивать», то есть разграблять и незаконно сдавать посуточно квартиры, брошенные их хозяевами. В них часто селятся и соседи беженцев, и вооруженные люди, и цыгане, и наркоманы.

Остаются в столице Донбасса те, кто уехать просто не может: или из-за того, что «некуда», или из-за отсутствия денег, или из-за того не могут попасть на транспорт. Типичная ситуация: мать с детьми уехала в Харьков, а отец остался «приглядывать за квартирой». Официальной статистики по количеству людей, покинувших Донецк, до сих пор нет. 11 июня официальный спикер АТО Владислав Селезнев заявил, что количество людей, которые покинули зону проведения «спецоперации», составило 10 тысяч человек, но цифры эти, конечно, занижены в разы, если не в десятки раз. В конце концов, Славянск тоже находится на «территории АТО», и только из этого 120-тысячного города уехало как минимум две трети жителей.

Те, кто остаются в Донецке, лишний раз не выходят на улицу даже днем. Про вечерние прогулки не может быть и речи: люди рассказывают, что ополченцы обычно очень нервничают, когда видят нежеланных «свидетелей», а оружие они порой разгружают прямо в центре города.

Впрочем, остатки обычной жизни в столице Донбасса все еще сохранились. В городе, за некоторым исключением, продолжают работать продуктовые магазины. Но вот с другими точками продаж хуже. Автосалоны, например, все машины уже вывезли и закрылись. Не работает и большинство банковских отделений. Приобрести валюту в городе вообще невозможно. Закрываются нотариальные конторы, школы и детсады. Не работает часть больниц: медучреждения вроде бы открыты, но доктора повально «в отпусках».

Интересно, что большинство жителей по-прежнему ненавидят и обвиняют во всем происходящем киевскую власть. Между тем, если еще недавно как минимум две трети населения Донецка поддерживали ополченцев, то теперь в будущее ДНР уже почти никто не верит. Все знают: ополченцев становится все меньше, а действия украинских силовиков — все более четкими и жесткими. Поэтому на тему политики люди вообще предпочитают не рассуждать: скажешь что-то в поддержку ополченцев — «это могут припомнить», выступишь за «единую Украину» — разругаешься с соседом.

«На нас забили все. И Киев, и Москва — все решают свои задачи. А мы — расходный материал. Пусть мы хоть тут сдохнем все, им все равно», — резюмирует предприниматель Сергей. И такое мнение на Донбассе сегодня разделяет едва ли не большинство населения.

Подробнееhttp://rusplt.ru/world/ato-prodolgartsa-10590.html

http://rusplt.ru/world/ato-prodolgartsa-10590.html

20 Июня 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов