«Некоторые места в Москве меня шокировали»

КАК ДЕТИ МОГУТ ПРОЕКТИРОВАТЬ ГОРОДА И ПОЧЕМУ ЕДА ВСЕ ЕЩЕ ВАЖНЕЕ МОРАЛИ. РАЗГОВОР СО ШВЕЙЦАРСКИМ АРХИТЕКТОРОМ АНДРЕАСОМ ЗОНДЕРЕГГЕРОМ

текст: Ольга Мамаева

 

 

Detailed_picturepool Architeckten, второй слева — Андреас Зондереггер

Московская архитектурная школа МАРШ совместно с Международным институтом архитектуры i2a завершила цикл лекций «Архитектор как гражданский активист» (кураторы проекта — Людовика Моло и Алессандро Мартинелли). 10 июня здесь выступил Андреас Зондереггер, партнер и сооснователь цюрихского бюро pool Architekten.

— Что такое pool Architekten в масштабах Швейцарии?

— В масштабах страны мы не такая уж большая величина, тем более что нас интересуют в основном локальные проекты внутри страны. Мы не претендуем на роль звезд. Бюро pool Architektenбыло образовано в 1994 году, сегодня в нем работают восемь партнеров примерно одного возраста. Почти все мы в свое время учились в Швейцарской высшей технической школе ЦюрихаTH) — крупнейшей архитектурной школе в стране. Два наших партнера окончили Университет прикладных наук в Муттенце. Трудно сказать, какой стиль нам ближе, потому что у каждого свой взгляд на архитектуру. Но, конечно, все мы вышли из модернизма. Особенно сильно на нас повлиял Ле Корбюзье. И вот здесь парадокс: с одной стороны, это наши истоки, которые сформировали общее представление об архитектуре, а с другой — мы все время пытаемся уйти как можно дальше от этих представлений, делать более экспериментальную архитектуру. Отдельно стоит упомянуть Альдо Росси, он в 70-х преподавал вЕTH и был кумиром наших учителей. Именно он вернул в кругозор архитекторов вопросы истории, о которых тогда стали забывать. Он был своего рода связкой между современной модернистской архитектурой и вековыми традициями. Наверное, мы находимся в той же системе координат.

— Один из ваших проектов — планирование агломерации в регионе Глатталь вблизи Цюриха — получил большую известность в Швейцарии. Каково его будущее?

— Мы назвали это манифестом для города Глатталь, и он действительно уже запустил мощную волну в СМИ. Многие газеты, архитектурные журналы и даже телеканалы откликнулись на него. Собственно, именно поэтому мы решили сделать передвижную выставку нашего проекта, которая сейчас путешествует по Швейцарии. Мы хотели создать своеобразную дискуссионную площадку, чтобы получить обратную связь от жителей региона. Главная идея нашего проекта в Глаттале — уплотнение. Она, мягко говоря, не самая привлекательная для горожан. Но только на первый взгляд. Город постоянно расширяется, а мы решили взять его в кольцо, сдержать это безумное разрастание. Плотные и при этом правильно устроенные поселения лучше организованы, в них комфортнее живется, чем в больших городах, которые расползлись на сотни километров. Подход «пусть каждый строит, что хочет и где хочет» приводит к тому, что нарушается нормальная работа города, портится ландшафт, не говоря о пустой трате средств и чудовищных пробках. Москва — лучшая иллюстрация последнего. Я говорю о пробках. Меня удивило и порадовало, что проект получил поддержку со стороны людей.

Известно же: сначала еда — и только потом проблемы морали.

— Не боитесь, что ваш манифест так и останется на бумаге? С российскими архитекторами, например, такое случается нередко.

— Я верю в силу идей. Если нам удастся что-то изменить в головах жителей, власти, бизнеса, будет уже хорошо. И потом, я думаю, что мы сумеем развить этот проект в каком-то другом направлении.

— Какими социальными проектами вы занимаетесь?

— Мы много работаем с детьми, например, наши архитекторы разработали целую программу для цюрихских школьников: учили их планированию, знакомили с различными градостроительными стратегиями, создавали макеты. Главная идея программы заключалась в том, чтобы ученики младших классов спроектировали собственный квартал. Кроме того, мы активно работаем в Швейцарской федерации архитекторов, которая занимается сохранением исторического наследия, а также лоббирует конкурсы на строительство важных зданий. В общем, наверное, делаем то же самое, что и наши российские коллеги.

— Архитекторы в России, за редкими исключениями, — крайне невлиятельные люди. Возможно, именно поэтому никакой серьезной гражданской активности с их стороны не заметно. А может быть, связь обратная.

— Известно же: сначала еда — и только потом проблемы морали. Когда общество успокоится, уверен, архитекторы станут играть куда более важную и ответственную роль в жизни страны, в том числе политической. Сейчас, наверное, все заняты решением своих личных, профессиональных проблем, поэтому гражданская активность не так высока, как хотелось бы. Архитекторы утратили свои позиции во всем мире. Есть 30—40 звезд, которые известны благодаря отдельным громким проектам. На их фоне ничего другого как будто не существует. В том же Бильбао много достойных сооружений малоизвестных архитекторов, но все знают только одно — Музей Гуггенхайма Фрэнка Гери. В этом есть что-то неправильное. Архитекторы что в России, что в Швейцарии должны в первую очередь заботиться о создании сбалансированной и человечной городской среды, даже если на этом нельзя заработать. Вместо этого многие из них решают исключительно свои профессиональные задачи, создавая дизайн общественных пространств и отдельных зданий. А социальные проблемы решать не хотят или не умеют.

— В России это особенно заметно.

— Не буду называть конкретные имена и проекты, чтобы никого не обидеть, но некоторые места в Москве меня неприятно поразили, если не сказать — шокировали.

— Многие москвичи испытывают похожие чувства. Но на деле ничего не меняется. Где выход?

— В большей социальной ответственности архитекторов и участии горожан в решении проблем. Мы, например, стараемся как можно плотнее работать с властями, чтобы даже самый локальный проект получил максимально широкое общественное обсуждение. Хотите построить новый дом в центре города? Сперва спросите жителей. Если им все равно, архитекторов обвинять бессмысленно — они зарабатывают деньги и реализуют свои идеи.

— Только что в Венеции открылась архитектурная биеннале, основная тема которой — глобальный язык национальной архитектуры последнего столетия. Насколько сильно сегодня влияние швейцарской школы на современную архитектуру?

— Не оглядываясь назад, трудно идти вперед, как бы банально это ни звучало. Так что традиции, конечно, нужно знать, чтобы понимать строительные техники, типологию городских пространств. И в России, и в Швейцарии богатые традиции деревянного зодчества. И какой бы глобальной ни была сегодняшняя архитектура, их нужно развивать, используя современные материалы и технологии. В Швейцарии это хорошо понимают.

http://www.colta.ru/articles/swiss_made/3529

14 Июня 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов