Глава Комитета Думы по энергетике: «Южный поток» не нужен, но отказываться поздно

Глава Комитета Думы по энергетике: «Южный поток» не нужен, но отказываться поздноФото: Сергей Гунеев / РИА Новости
Сегодня вице-премьер Сербии Зорана Михайлович заявила, что правительство откладывает строительство газопровода «Южный поток» вслед за Болгарией, которая объявила о приостановке вчера. Позже премьер-министр Сербии уточнил, что пока правительство не рассматривало этот вопрос. Окончательное решение зависит от Еврокомиссии. Сейчас ее не устраивает, что основным владельцем будущего газопровода окажется сам «Газпром», что противоречит «третьему энергопакету» законов, действующему в Евросоюзе с 2009 года – согласно ему, бизнес при добыче и транспортировке газа должен быть разделен между разными компаниями. Впрочем, это не исключает, что Еврокомиссия пойдет на тот или иной компромисс. Например, «Северным потоком» владеет Nord Stream AG, контрольный пакет которой принадлежит «Газпрому», а остальные 49% – европейским газовым компаниям.
 
Но причины недовольства европейцев, возможно, глубже. Западные инвесторы давно проявляют интерес к украинским газопроводам и газохранилищам – обсуждались разные варианты их перехода под контроль иностранцев (в том числе с участием России). По данным «Коммерсанта», украинское правительство уже ведет переговоры о продаже с Shell, ExxonMobil и Chevron. Российский трубопровод в обход Украины им явно невыгоден.
 
Slon попросил главу думского Комитета по энергетике Ивана Грачева объяснить, стоит ли нам и дальше бороться за «Южный поток» (к слову, бывший замминистра энергетики РФ Владимир Милов утверждает, что не стоит). Он считает, что сейчас судьба проекта зависит только от России – если мы договоримся с европейцами о совместном управлении украинской ГТС, они не будут возражать против «Южного потока».
 
Иван Грачев, 
председатель Комитета Госдумы по энергетике
 

– Приостановка «Южного потока» это для России плохо?


– Конечно, плохо, потому что мы уже вложились в этот «Южный поток».

– А есть точные оценки, сколько мы уже вложили денег?

– Я достоверно не знаю, но думаю, что уже значительные цифры, поскольку отведение земли уже идет, морской участок начали строить. В Болгарии тоже начинали варить [трубопровод]. («Газпром» пока не ответил на запрос Slon о фактических затратах по проекту на сегодня. Аналитики East European Gas Analysis оценивают общую стоимость «Южного потока» в 56 млрд евро. – Slon.)

– А по вашему личному мнению, стоит такая подстраховка [альтернатива транзиту через Украину] этих огромных трат на «Южный поток»?

– Изначально мне казалось, что не стоило. Я считал, что приоритетнее договариваться с Украиной, подключив Европу. Я всегда исходил из того, что «Южный поток» – это история крайняя. Потому что Румыния и Болгария, куда мы входим [по этому проекту], ничуть не лучше Украины с точки зрения экономической, политической, какой угодно. Следовательно, если полностью отключиться от Украины и перейти туда, то риски будут ничуть не меньше. Следовательно, правильный вариант – это если мы с Украиной все-таки договариваемся. Я думаю, что в этом случае сопротивление «Южному потоку» резко уменьшится.

– А зачем нам «Южный поток», если мы договоримся с Украиной?

– На самом деле решение было принято, потому что было две войны, теперь третья (имеются в виду «нефтегазовые войны» с Украиной. – Slon). С учетом того, что экономическое положение Украины вряд ли существенно улучшится в ближайшие 15 лет, у них всегда будут проблемы с оплатой. И это означает, что всегда будут вопросы с транзитом. 

– Но ведь пока было всего две остановки транзита, и оба раза газ останавливала Россия...

– Да. Было два случая сбоев поставок из-за того, что Украина осуществляла незаконный отбор газа. 

– А откуда это доподлинно известно?

– Они и сами не отрицали это в период кризиса 2008 года, просто они интерпретировали иначе: мы – как воровство, а Украина – как непоставки со стороны «Газпрома». Но по факту до Европы доходило меньше, чем мы посылали.

– А почему мы не расследовали это, в суд не обращались?

– Потому что Европа занимала проукраинскую позицию, и мы бы ни один суд не выиграли. В лучшем случае там были бы какие-то затяжные истории на много лет.

– Как вы оцениваете шансы, что мы с Украиной договоримся, и когда это может произойти?

– Если бы наши так же, как они с Эттингером [еврокомиссаром по энергетике], начали говорить с Европой по украинским трубам (т.е. предлагать обмен долга за газ на долю в управлении газотранспортной системой Украины. – Slon), то договорились бы в считаные месяцы. Я не вижу принципиальных трудностей, потому что немцы заинтересованы, деловая часть Украины тоже заинтересована. Я совсем недавно на конференции в Мюнхене от нынешних украинских олигархов услышал, что они заинтересованы в этом варианте. Если бы и Россия четко и однозначно сказала, что этот вариант ее устраивает, договорились бы в кратчайшие сроки. 
 
– То есть сейчас весь вопрос только в жесте со стороны России?

– И Европы, и России. Потому что если только Россия будет инициатором, то Украине из политических соображений будет трудно с этим соглашаться. Нужно выходить либо совместно, либо со стороны Европы.

– А реально идут такие переговоры или нет?

– Я знаю, что европейский бизнес по разным каналам выходит и на Украину, и на Россию, и на свои правительства. А как там наши переговорщики, этого я не знаю.

– Думаете, Европа отменит положение о «третьем энергопакете», в которое сейчас как будто уперся «Южный поток»?

– «Северный поток», по сути, и так частично выведен из «третьего энергопакета». И я думаю, что по «Южному» можно будет договориться. Я уверен, что «третий энергопакет» будут модифицировать, потому что европейский энергетический бизнес категорически против этой идеи – построить трубу, а потом половину отдать дяде из каких-то абстрактных соображений. На самом деле ни малейших доказательств, что это правильно, не существует в природе. Под него же попали реально все европейские энергокомпании. 

– «Газпром» ведь рассчитывал на заемные средства при строительстве «Южного потока», а сейчас видно, что денег ему не дадут, а тут еще затраты по китайскому контракту.

– На мой взгляд, Россия вообще не нуждается ни в каких заемных средствах. У России лежат 500 млрд рублей в разных резервных фондах. 

– А с какой стати государственные резервы должны тратиться на частный проект «Газпрома»?

– А почему частный? Когда говорят докапитализировать «Газпром», что в этом плохого, если государственный пакет при этом наращивается? Если так пойдет, «Газпром» через определенное время будет раз в пять больше по капитализации стоить. И почему бы не забрать часть пакета [государству]?
 
– Вы не верите в снижение потребления газа в Европе?

– Абсолютно. Я им всегда говорил, что это утопия и блеф. Что они будут еще по 100 млрд кубометров дополнительно нуждаться.

– А почему же мощности «Северного потока» только на 60% примерно загружены?

– Там же с его ответвлением в Германию, с «Опалом», есть проблемы, и до конца они не решены. (OPAL – это немецкая часть газопровода, по которой российский газ идет дальше в Европу. Из-за ограничений по «третьему энергопакету» «Газпром» может использовать OPAL только наполовину. Сейчас Еврокомиссия обсуждает варианты, как расширить поставки. –Slon.) Проблемы опять-таки из-за «третьего энергопакета», а не из-за того, что Германии нельзя было дальше нужные объемы поставлять. 
 
http://slon.ru/economics/glava_komiteta_gd_po_energetike_yuzhnyy_potok_nam_ne_nuzhen_no_otkazyvatsya_ot_nego_pozdno-1111027.xhtml
9 Июня 2014
Поделиться:

Комментарии

Четыре причины, почему «Южный поток» невыгоден России

Михаил

Крутихин

Еще один мегапроект «Газпрома» завершается, едва начавшись, как некогда широко разрекламированный Штокман. Болгарское правительство объявило, что не может разрешить строительство своего участка газопровода «Южный поток» без согласия Еврокомиссии. А комиссары давать добро не намерены, поскольку условия участия в проекте российской компании вопиющим образом противоречат либеральным рыночным принципам Евросоюза.

Принципы эти, законодательно закрепленные в «третьем энергетическом пакете», не позволяют одной и той же компании выступать в роли владельца газа, а также владельца и оператора газопроводной системы, которая пересекает границы стран-членов ЕС. Монополизм должен уступить место здоровой конкуренции, считают европейцы.

Заверения российского руководства в том, что «Южный поток» укрепляет энергетическую безопасность Европы, не впечатлили Брюссель. Там посчитали, что безопасность энергоснабжения обеспечивается главным образом диверсификацией поставщиков, а не маршрутов поставки: российскому проекту не предоставили статуса приоритетного и лишили доступа к льготному европейскому кредитованию.

В Москве попробовали применить старинный принцип «разделяй и властвуй», заключив соглашения с каждой из стран, по территории которых должен пройти «Южный поток», и предложив считать систему не европейской, а продолжением российской. Хитрость не сработала, и монополисту, не способному работать в обстановке конкуренции и требующему для себя особых условий, указали на дверь.

Предположения о том, что Еврокомиссия выкручивает руки болгарам исключительно из желания повлиять на политику Москвы на Украине, критики не выдерживают. Самые суровые предупреждения о том, что договоренности с «Газпромом» противоречат законам и нормам ЕС, шли из Брюсселя в Софию с 2010 года, задолго до украинских событий. Болгарское правительство обещало соблюдать все нормы по «Южному потоку», но договоренности не пересматривало, хотя этого недвусмысленно требовало решение Европарламента и Совета Европы, принятое в 2012 году.

Прекратить саботаж «третьего пакета» и остановить проект в Болгарии решились, только когда Еврокомиссия инициировала процесс санкций, которые могут лишить эту страну части субсидий Евросоюза.

Доводы о необходимости «Южного потока» в связи с угрозой транзитным потокам газа на территории неспокойной Украины на Брюссель особого впечатления не произвели. Смысл ответа Еврокомиссии ясен: Украина ни разу не нарушала своих обязательств по транзиту, а все перебои в транспортировке происходили, когда задвижки на трубах перекрывала российская сторона. Неспособность наладить нормальные отношения с соседом – не вина ЕС и не повод для нарушения контрактов на поставку газа в Европу, настаивают комиссары.

Непредвзятый взгляд на концепцию «Южного потока» с российской стороны также вызывает сомнения в рациональности грандиозного замысла.

Во-первых, спрос на продукцию «Газпрома» в Европе не растет. Когда руководители компании убеждали президента в том, что к 2020 году европейцам понадобится дополнительно 200 млрд кубометров газа в год и этот газ поступит именно из России, специалисты отрасли крутили пальцем у виска. По самым оптимистичным прогнозам, прирост потребления составит не более 30 млрд в год, и покроет его импорт сжиженного природного газа, а не «Газпром».

Во-вторых, мощность газопроводов, идущих сейчас в европейское «дальнее зарубежье», то есть за пределы СНГ и стран Балтии, уже достигла 250 млрд кубометров в год, а в прошлом году по этим трубам прошло всего 138 млрд. Добавка еще 63 млрд кубометров «Южного потока» к этим избыточным мощностям разумной не выглядит.

В-третьих, прокладка новых маршрутов газа в Европу конфликтует с провозглашенной в Кремле стратегией завоевания азиатских рынков. Когда менеджеры «Газпрома» обещают вскоре уравнять потоки газа в Европу и в Азию, это может означать только одно: европейский экспорт намечено кардинально урезать – ведь больше 68 млрд кубометров в год азиатам отправлять никто не собирался и не собирается.

И в-четвертых, неясно, откуда «Газпром» возьмет деньги на одновременное финансирование и «Южного потока» (который может обойтись больше чем в $70 млрд), и, скажем, нацеленной на Китай газопроводной системы «Сила Сибири», где общая стоимость зашкаливает за сотню миллиардов, если верить не риторике больших начальников, а расчетам газпромовских плановиков.

Напрашивается не слишком красивое и даже циничное объяснение причин настойчивости Москвы в продвижении «Южного потока». Политическую слабость российского руководства, желающего во что бы то ни стало наказать Украину лишением газового транзита, эксплуатирует жадное лобби строителей трубопроводов, прославившееся непомерно раздутыми издержками. Стоит вспомнить, что строительство этой газопроводной системы на территории России уже началось, и счет затратам идет на миллиарды долларов, хотя уверенности в том, что трубы дотянутся до болгарского берега, нет никакой.

http://slon.ru/russia/krutikhin_o_yuzhnom_potoke-1110824.xhtml

Почему от «Южного потока» пора отказываться

Владимир Милов Владимир

Мы настолько уже привыкли жить в Зазеркалье, что мейнстрим-трактовка тех или иных событий часто даже не вызывает сомнения. Вот, например, пришли новости о том, что правительство Болгарии по требованию Еврокомиссии останавливает работы по строительству газопровода «Южный поток» – и заголовки многих СМИ тут же рисуют соответствующую картину мира: «ЕС шантажирует Россию», «Очередной антироссийский ход Брюсселя» и так далее.

Но всегда полезно возвращаться в реальный мир, выходить из путинской матрицы и задавать себе вопросы о том, что же на самом деле произошло и в чем в этой ситуации состоят интересы России.

Что такое «Южный поток»? Это рекордно дорогой трубопроводный проект стоимостью 16 млрд евро (подводный участок оценивается в 10 млрд евро), который, скорее всего, обойдется еще дороже, потому что увеличения смет по ходу строительства у нас никогда и никто не отменял. А самое главное, что это будут бессмысленно выкинутые на ветер деньги, и вот почему. Например, у «северного брата» этого проекта, газопровода Nord Stream, несмотря на схожую дороговизну, изначально – еще с 1990-х, когда он только появился как идея – было некое логическое обоснование. Ожидалось, что добыча газа в Северном море будет падать, и у стран Северо-Западной Европы, которые традиционно привыкли жить на своем североморском газе, возникнет незаполненная ниша потребности в новых источниках газовых поставок. Nord Stream (Северо-Европейский газопровод, как он еще назывался в конце 90-х – начале нулевых) был призван этот новый спрос удовлетворить.

На рынке Юго-Восточной Европы, куда идет через Черное море «Южный поток», никакого нового спроса нет. Экономики ряда стран-реципиентов поставок по газопроводу находятся в депрессии, что отражается на потреблении газа. В 2013-м, например, совокупный импорт газпромовского газа шестью странами – основными реципиентами «Южного потока» (Болгария, Греция, Сербия, Венгрия, Австрия, Словакия) – составил 18,3 млрд кубометров против 23,8 в 2008 году. Это падение на четверть. Куда 63 млрд кубометров в год тащить-то собрались?..

Таким образом, никаких новых рынков «Южный поток» для России не открывает, и, давайте будем откровенными, единственный его смысл в том, чтобы обойти Украину, через которую сегодня проходит более половины российского газового транзита. Собственно, это никогда и не скрывалось.

И это примерно сопоставимо с ситуацией, когда вам, скажем, не нравится физиономия консьержки, которая сидит в вашем подъезде, и вы, чтобы ее не видеть, заказываете себе индивидуальный лифт с отдельным входом и отдельной шахтой стоимостью в миллионы. Иначе говоря, объективного экономического смысла в таком сверхдорогом обходе Украины – никакого.

Тут стоит напомнить, что Украина традиционно давала России сверхдешевые транзитные тарифы по сравнению с европейскими расценками – с начала года тариф составил $2,73 за транспортировку тысячи кубометров на 100 км, в предыдущие годы он часто не превышал $1–2. Это в разы ниже европейских транзитных расценок и того, что «Газпром» будет платить будущей трубопроводной компании South Stream AG. Экономия от транспортировки газа по украинской территории, таким образом, составляет сегодня для России $2,5–3 млрд в год. Умножьте на 30 лет, например, – это к вопросу о том, кто кого субсидирует.

Ущерб от перекрытия транзита в Европу? Но оба раза, когда такое перекрытие имело место – в 2006 и 2009 годах, – инициатива перекрывания задвижки исходила от российской стороны, Украина силой нам ничего не перекрывала. Воровство российского газа? Но постоянные рассуждения об этом так ни разу и не нашли своего подтверждения в суде. Несколько лет назад «Газпром» пытался оспорить в суде предусмотренный контрактом отбор Украиной топливного газа на технологические нужды работы газоперекачивающих агрегатов на транзитных газопроводах, но тщетно. Поэтому заметка всем участникам интернет-войн: как только заходит разговор о воровстве Украиной российского транзитного газа, сразу задавайте вопрос: есть хоть одно подтверждающее это судебное решение? Нет? Стало быть, байки это все.

Вывод: Украина все эти годы была для России сверхвыгодным транзитным партнером, и никаких экономических обоснований для того, чтобы стремиться ее обойти, нет. В чем же причины маниакального стремления построить «Южный поток»?

Первая причина кроется в очевидном намерении Владимира Путина шантажировать Украину уходом от транзита газа через ее территорию, чтобы добиться широкого круга целей, от более приземленных (получение контроля над украинскими газопроводами) до глобальных политических задач. Мне это было очевидно еще в начале нулевых, когда я читал сводки переговоров Путина по газовым вопросам с лидерами европейских и постсоветских государств: ни одна встреча не обходилась без разговоров о том, как он хочет получить контроль над украинской газотранспортной системой. А начиная с 2004 года мы наблюдаем упорные попытки получить контроль над системой политической.

Вторая причина тоже понятная: миллиарды евро-то ведь уйдут не в космос, а родным до мозга костей подрядчикам, среди которых «Стройтрансгаз» Геннадия Тимченко (уже получил подряд на строительство болгарской части «Южного потока»). А ведь есть еще и «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга, и «Стройгазконсалтинг», 75% которого сейчас вознамерился купить чеченский бизнесмен Руслан Байсаров. Байсаров, кстати, сразу обозначил, что хочет получить контракты на строительство только что благословленного газопровода в Китай – такая вот в буквальном смысле слова евразийская сделка получается.

Ради таких целей, конечно, можно и выбросить на ветер национальные миллиарды. Поняв, что из-за украинского кризиса над «Южным потоком» сгустились тучи, Путин и «Газпром» резко активизировались и начали как можно быстрее продавливать физическое сооружение газопровода через Болгарию и Сербию – наиболее удобные цели с точки зрения политических связей с Москвой и прохлады в отношениях с Брюсселем. Взялись с удвоенной силой и за Австрию, которая также в последнее время вполне евроскептична и дружественна Путину. И это невзирая на то, что украинский кризис и санкции сделали «Южный поток» еще менее выгодным: планы по финансированию примерно 70% от проектной сметы за счет заемных средств проваливаются, банки денег не дают, и «Газпрому» придется тратить собственные средства на проект, который начнет приносить прибыль… даже не рискну сказать когда, если вообще принесет.

Ясно, что действия Евросоюза в отношении «Южного потока» имеют политическую подоплеку: вернули Крым, верните и полученные от Европы политические авансы. «Битва за Болгарию» в этом плане стала решающей, так как точка входа газопровода на побережье имеет ключевое значение. Перипетии внутриболгарских политических разборок нет смысла даже и комментировать: на 2014–2021 годы ЕС обещал Болгарии 15 млрд евро финансирования из Structural and Cohesion Funds на сельскохозяйственные, инфраструктурные и прочие нужды, и только одно это уже мощнейший рычаг давления на страну, по сравнению с которым все жалкие газпромовские коврижки ничего не значат. Так что «битва за Болгарию», на мой скромный взгляд, изначально не имела для «Газпрома» перспектив.

Путин это, видимо, понимает, отчего во время Петербургского экономического форума раздраженно бросил что-то вроде: «Мы можем найти и страну – нечлена ЕС» (чтобы сделать ее входной точкой черноморской части «Южного потока»). Это-то да, но только существует лишь один такой «нечлен» – Турция, которая ждет не дождется, когда у нас испортятся отношения с ЕС по «Южному потоку», чтобы навязать нам свои условия перепродажи транспортируемого газа. Оттого-то от партнерства с Турцией по этому газопроводу в свое время и отказались. А выбор в пользу Турции, если даже он и случится, еще более утяжелит и ухудшит экономику проекта.

Так что, выходя из матрицы, можно сказать одно: проект «Южный поток» России вовсе не нужен и даже вреден для нее. А выгоден он только кучке приближенных к Путину распильщиков-подрядчиков да как карта в дурацкой геополитической игре, которая России совершенно ни к чему. Пора отказываться от него и мириться с Украиной, самой экономически выгодной для нас транзитной страной. Тем более там и новый, вполне договороспособный президент подоспел.

http://slon.ru/economics/pochemu_ot_yuzhnogo_potoka_pora_otkazyvatsya-1110558.xhtml
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов