Опережающее развитие Приморью не грозит

Минвостокразвития не спешит обсуждать с регионами свои стратегические инициативы

Опережающее развитие Приморью не грозит Амбициозные проекты Приморского края, например игорная зона, часто останавливаются на стадии изготовления их макетов. Фото РИА Новости

 

Татьяна Двойнова
Собственный корреспондент "НГ" в Приморском крае

К 5 июня Минвостокразвития должно определить критерии территорий опережающего социально-экономического развития (ТОР) и установить их перечень. Приморские эксперты считают предложенный ведомством законопроект о ТОР неконкретным и опасаются, что он грозит переделом земель в регионе, а также приведет к нивелированию роли субъекта Федерации.

Задачу создания ТОР в Сибири и на Дальнем Востоке поставил президент Владимир Путин в Послании Федеральному собранию. Президент обрисовал составляющие статуса таких территорий: пятилетние налоговые каникулы, льготная ставка страховых взносов, упрощенная процедура подключения к электросетям и прохождения таможни, получения разрешения на строительство и т.д. Премьер Дмитрий Медведев конкретизировал идею: к 5 июня – критерии ТОР и списки, до 4 августа – необходимые «устроительные» изменения в законодательстве, к 6 октября Минвостокразвития с другими министерствами и губернаторами должны обеспечить создание инфраструктуры.

Приморские чиновники уже отрапортовали о готовности восьми проектов. Как сообщил первый вице-губернатор Приморья Александр Костенко, это особая автосборочная экономическая зона на базе автопроизводства «Соллерс», нефтехимический кластер в Находке, многофункциональная площадка в Шкотовском районе. В Михайловском районе планируется создание агропарка, в Надеждинском – промышленного парка. На юге Приморья – особой портовой экономической зоны. Правда, ранее часть этих проектов преподносились региональной властью как будущие технопарки (см. «НГ» от 22.11.13).

Несмотря на строгие временные рамки и даже существование якобы готовых проектов, окончательной ясности в идее ТОР нет. Это отмечают приморские эксперты, пытавшиеся сначала отыскать, а затем изучить законопроект Минвостокразвития, само понятие ТОР – под вопросом. Глава Минвостокразвития Александр Галушка, например, видит в них особые экономические зоны, технопарки, агропарки и их инфраструктуру: «Территории, где инвестиции будут окупаться максимально интенсивно». Но представленный ведомством проект породил неоднозначную реакцию дальневосточных ученых и побудил обсудить его в стенах приморского парламента.

Возмущение ученого сообщества вызвало то, что с регионами идея создания ТОР вообще не обговаривалась. «Мы удивлены, что серьезные стратегические задачи региона решаются с минимальным вовлечением экспертов, живущих на Дальнем Востоке, – обозначил цель разговора спикер краевого парламента Приморья Виктор Горчаков. – С губернаторами еще идет разговор, но все остальные в неведении, даже вице-губернаторы, которых я «пытал». Это и непонятно: решается судьба региона, бизнес и люди должны понимать, что происходит, чем это обернется, и, исходя из этого, строить свою стратегию».

Директор Института географии РАН академик Петр Бакланов отмечает, что идея ТОР не нова, ее истоки – в проектах 50-х годов XX века. «В целом идея концепции понятна: выделение «точек роста», концентрация ресурса, определение большого набора экономических преференций. Просматривается нацеленность на мультипликативный эффект. Но в законе это не очень ощущается, хотя ТОР рассматриваются как инструмент развития региона, – рассуждает ученый. – Но непонятно само понятие «территория опережающего социально-экономического развития»: опережающее кого? Какая шкала измерений для этого берется?»

В правительстве подчеркивается, что одни из первых ТОР будут созданы во Владивостоке. Ученые и практики отмечают, что в документе мало конкретики, масса вопросов отдана на усмотрение Минвостокразвития. «Сущности в документе пока нет, есть лишь желание. Авторы плохо представляют, что они замыслили: то ли они хотят создать ТОР как территорию, изъятую из ведения субъекта, то ли это инструмент, который дает льготы одному предприятию. Но во втором случае это не ТОР, а предприятие одной направленности, – недоумевает гендиректор ОАО «Дальневосточный научно-исследовательский институт морского флота» Ярослав Семенихин. – Судя по тому, что предполагается – завод «Восточной нефтехимической компании» и завод химических удобрений под Находкой, – то последнее ближе к истине. Непонятно, что мы хотим достичь: то ли укрепить слабое звено экономики, к примеру портовые мощности, то ли опередить среднемировой уровень, то ли закрепить достигнутые результаты, то ли создать эталонные комплексы». Но эксперт отмечает и прогрессивные моменты: по задумке, ТОР создает государство и затем привлекает резидентов. «Это верно, потому что соответствует мировому опыту, например, строительству портов Ичхон или Пусан», – заключает Семенихин.

По общему мнению, в проекте Минвостокразвития небрежно прописан механизм изъятия земель у «некачественных» собственников и передачи ее «качественным», что создает впечатление, что этот «кусок» документа был бездумно изъят из другого. Особое возмущение экспертного сообщества вызвало то, что решение большинства вопросов отдано Минвостокразвития, а роли субъекта Федерации и муниципалитетов сведены до уровня участия в наблюдательном совете. Исключаются и публичные слушания по проектам, что неизбежно создаст напряжение.

«Единственно, что в проекте закона подробно прописано, так это вопросы землепользования и землеотведения, – признает гендиректор ЗАО «Морская инженерная компания» Юрий Рыбалкин. – В нем масса заимствований из законов, принимаемых под строительство объектов к саммиту АТЭС во Владивостоке и Олимпиады в Сочи: все, что касается изъятия земель, сервитута и т.д. Но одно дело – Сочи с ограниченными земельными ресурсами и сжатыми сроками строительства, другое – Дальний Восток, занимающий треть территории России. Подходить с одними мерками в части разрешения вопросов землепользования ко всем территориям нельзя».

Эксперты отмечают, что в документе очевиден студенчески-дилетантский подход, отсутствие финансово-экономического обоснования и целевой направленности. В нем не прописано главное – производства, планируемые на особых территориях, на что они направлены и чем важны, и условия для тех, кто будет работать в ТОР. «Передел земель – единственная цель документа, остальное – маниловщина», – резюмирует директор Института автоматики и процессов управления ДВО РАН Юрий Кульчин. 

Владивосток

http://www.ng.ru/economics/2014-05-13/4_primorie.html

13 Мая 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов