«Chasing dreams – это серьезная работа. И безумно интересная»

Биолог Александр Семенов, руководитель экспедиции «Акватилис», рассказывает, как превратить науку в фан, в чем нужно брать пример с NASA и как очень быстро поумнеть

«Мне хочется делать интересное шоу о серьезных вещах, – говорит Александр Семенов. – Хочется подавать науку не в виде скучных статей и книжек с бесконечными графиками, а с помощью таких фотографий, от которых будет падать челюсть, и таких видео, которые хочется пересматривать и которыми захочется поделиться с друзьями. С помощью ярких и интересных историй, которые запомнятся надолго и с самого детства закрепятся где-то в подкорке».

Александр – ученый, фотограф, начальник научной водолазной группы ББС МГУ, руководитель проекта «Акватилис» – трехлетней кругосветной экспедиции морских биологов, подводных фотографов и операторов для поиска, изучения и съемки самых невероятных обитателей океана. В команде «Акватилис» – 17 человек, планирующих преодолеть расстояние 35 тысяч миль, спускаться на глубину до 40 метров и сделать съемки на глубине до километра с помощью подводного робота. 

Проект собрал через краудфандинг на платформе Boomstarter уже почти 2 млн рублей от 1381 спонсора. Недавно стартовал сбор средств на платформе IndieGoGo; за первые два дня было получено $5 тысяч, цель – $1,5 млн. 

Создатель и идеолог «Акватилиса» оказался отличным кандидатом для серии интервью о презентациях, которые публикует Slon. В этой рубрике я разговариваю со спикерами самого разного уровня о том, какое влияние на них оказали презентации, чему они их научили и чему могут научиться благодаря их опыту другие ораторы.

– Мы с тобой познакомились благодаря твоему выступлению на московском Science Slam. Как ты оказался на этой сцене? 

– Мне написали организаторы, предложили быть одним из спикеров. О нашем проекте – кругосветной экспедиции «Акватилис» – слышали уже многие. Один только краудфандинговый проект на boomstarter.ru прочитало больше 120 тысяч человек! Мне предложили рассказать о нем коротко перед отличной аудиторией. Конечно же, я согласился.

Когда я слушаю безумно интересную лекцию какого-нибудь очень уважаемого профессора на полтора-два часа, я умом-то понимаю, что тема невероятно крутая, но иногда я на подобных лекциях засыпаю, потому что нереально, сконцентрировавшись, воспринимать информацию два часа без перерыва. Поэтому я страшно обрадовался приглашению на Science Slam, ведь это именно тот формат рассказов о научных исследованиях, о котором я мечтал, будучи еще в университете.

– А какие у тебя были ожидания от этого выступления? Ты ставил себе какую-то цель?

– Я рассказываю об этой экспедиции в двух вариантах: первый – когда мне нужно впечатлить людей, от которых что-то зависит. Тогда я серьезно обосновываю научные задачи и стараюсь донести важные мысли, что это будет престижно, например, для родного университета, потому что нас поддерживают лучшие ученые мира и целые научные институты, потому что мы – русская команда выпускников МГУ. Это один из акцентов, которые я ставлю для серьезной публики. 

И есть люди, до которых я хочу донести мысль, ради которой и затевается вся экспедиция, – что нужно идти за своей мечтой. В этом случае все, что я делаю, – это просто рассказываю, о чем наша экспедиция и как мы продвигаемся вперед шаг за шагом. 

У нашей экспедиции много целей: есть научные задачи – это фундамент, на котором строится экспедиция, есть задачи образовательные, направленные на расширение кругозора (у нас даже будет специальная детская программа). Мы будем стараться делать все это настолько интересно, чтобы это захватило всех и каждого: от домохозяек и детей до ученых, дайверов, фотографов и гиков. 

А главное – это то, что мы, команда самых обычных ребят, задумав что-то очень большое, начали это делать и пока что успешно движемся вперед. Именно эта мысль нас мотивирует уже целый год. Chasing dreams – это серьезная работа, и безумно интересная.

– Какую роль играют в этой истории твои выступления, твои презентации?

– Я рассчитываю, что выступлю на сцене перед несколькими тысячами человек и это просмотрят потом еще несколько миллионов в интернете. Донести то, что ты хочешь, персонально – это лучший вариант. И презентации – это самый прямой путь до зрителя. 

Собственно, моя мечта – это не столько сама экспедиция, сколько то, чтобы как можно больше людей вдохновлялись, впечатлялись и видели возможности там, где раньше их не замечали. 

– Почему большинство научных выступлений такие скучные?

– Стереотипное мышление, мне кажется. Многие научные сотрудники считают, что то, как их научили делать презентации, – это единственно верный способ, а другие неприемлемы.  

Я был в Австралии, видел табличку в парке: «Пожалуйста, ходите по газону, разговаривайте с деревьями, только, пожалуйста, не кормите птиц». Это нестандартный и нескучный подход, он обращает на себя внимание и заставляет улыбнуться. У нас такого практически нет. Но потихоньку приходит, что приятно. У нас и хорошие презентации люди делают все чаще. Science Slam очень успешно начался. Наконец-то.

– Тебе 28, и ты читаешь лекции в университете. Молодое поколение поддерживает эту традицию скучных презентаций или все-таки они стараются быть интересными?

– Многие стараются, но сразу не у каждого получается. Чтобы сделать действительно классную презентацию, нужно очень серьезно поработать. А чтобы сделать стандартную презентацию, которая прокатывает в университете, стараться вообще не надо. Создаешь PowerPoint-овские слайды, берешь шрифт Comic Sans и фигачишь красным по зеленому. Красота! Некоторые люди просто не понимают, что такое хорошо, что такое плохо, некоторым все равно. А некоторые стараются что-то сделать, но боятся, что это окажется вне «зоны комфорта» тех людей, для которых ты делаешь презентацию. 

Я вообще всю жизнь стараюсь ломать стереотипы. Со своей дипломной работой я все сделал не так: нам целый год вдалбливали требования к формату работы, что минимум 60 страниц, если меньше – это непозволительно мало, а лучше, если у вас будет 100 страниц! А я написал всю работу на 40 страниц вместе со списком литературы, просто без воды. Причем написал не по правилам. Я старался сделать текст интересным и «читабельным», отошел от академического языка. Так вот на защите рецензент встал и перед тем, как начать меня ругать за ошибки и оплошности в работе, что у студента неизбежно, сказал, что это первая работа на его памяти, при чтении которой ему вообще не хотелось заснуть.  

И тут я понял: систему действительно можно немного «нагибать» время от времени. У любой работы и формы деятельности есть стандартная канва, и как только ты из нее выходишь в какую-либо сторону, это может дать неожиданно крутой результат, да и людей это очень впечатляет. 

То же самое с презентацией. Как только ты вносишь какие-то нестандартные вещи, как только ты рвешь шаблон – иногда немного, иногда сильно, – ты становишься интересным.

– Представь, что ты оказался на презентации не по твоей тематике. Что должно быть в этой презентации такого, чтобы ты сказал: «Вот это образец, вот так и надо»?

– В презентации должен быть смысл. Четкий, яркий и доступный. Ты можешь читать без слайдов, ты можешь сбиваться, можешь говорить хриплым голосом, ты можешь что угодно делать, но если ты действительно знаешь, что ты должен донести, и делаешь это любым способом, тогда презентация удалась. Ты не можешь рассказать людям четко и ясно про полную ерунду, поэтому невнятные презентации чаще всего бывают у каких-то мутных проектов.

Мне кажется, что в идеальной презентации сочетаются три компонента: смысл, красота и юмор. Сейчас есть такая беда, что юмор в профессиональной среде не котируется – это несерьезно. В любой профессиональной области, внутри своего круга народ друг друга стебет, веселится, шутки шутит, а когда доходит до выступлений перед широкой аудиторией, эти же веселые люди надевают зачем-то маску серьезности. Это сразу убивает «живую» часть вашей деятельности. 

– Тебе не кажется, что наука из-за своей серьезности очень сильно сейчас проигрывает мощной индустрии развлечений?

– Вот это то, о чем я говорил, – актуальность. Никуда не пропали интересные, полезные книги, никуда не делась куча ценнейшего научного материала, но появилась масса возможностей развлекать себя другими способами – селфи сделать, например. Поэтому подавать науку тоже нужно актуально. 

Science Slam – это то, что сейчас интересно людям из-за формата, из-за атмосферы, которую создают организаторы вокруг мероприятия. Первый уровень знакомства с наукой должен быть фаном. Это развлечение! Оно не только для глаз, но и для ума, это чуть посложнее, но куда интереснее.

Можно с NASA брать пример: у них сайт с 2000 года висит страшненький, но при этом их Instagram – это же офигеть просто! Или марсоход, который отправляет твиты! Я из их соцсетей узнаю кучу космических новостей, потому что это удобный и актуальный способ за ними следить.

Люди несколько ленивые по своей природе, и многим надо разжеванное на блюдечке приносить, тогда они будут воспринимать то, что ты хочешь донести. Вся индустрия развлечений направлена именно на то, чтобы разжевать как можно больше и подвинуть блюдечко как можно ближе. Мы должны точно так же делать с наукой, чтобы привлечь людей хотя бы пару шагов сделать по этой дорожке. 

– А ты планируешь делать фильм, который можно было бы выпустить на широкий экран? Полный метр про желетелых.

– Да, обязательно! Но скорее это будет фильм про всю экспедицию, не только про желетелых. Даже если будем очень стараться, фильм про природу мы круче Discovery или BBC не снимем. У них совсем другие мощности. У нас трехлетняя экспедиция стоит 140 млн рублей, или $4 млн. Примерно такова же стоимость аренды большого корабля на один проект для BBC на пару месяцев. Они на один фильм тратят до $50–70 млн.

– Даже так…

– Так, да. На самом деле я не представляю, куда они такие средства суют. Мы все посчитали – от самой современной видеотехники до солнцезащитного крема. И у нас получаются более чем адекватные деньги.

Мы хотим сделать фильм именно про все сразу. Мы хотим впечатлить, заразить мечтой, показать, что все возможно при желании, открыть новые виды, донести красоту океана… И еще одна цель – создать образ современного ученого. 

Нам очень важно показать образ молодого и открытого профессионала, который является спецом не только в своей области науки, но он еще и моряк, дайвер, подводный оператор, повар, знает два-три языка и читает лекции детям и взрослым.

Вот ты сидишь и думаешь, чем бы заняться после 11-го класса, куда бы пойти. Пойду воровать – я ведь посмотрел «Бандитский Петербург», там воры классные и успешные. Или в чиновники тоже можно. Для этих «профессий» есть отличные живые ролевые модели. Есть ролевая модель миллионера-наркомана, «Волка с Уолл-стрит». А ролевой модели классного ученого нет. 

Мы хотим, чтобы такая модель появилась. Я хочу, чтобы в нас видели такой же пример исследователей, который я в свое время видел в Жаке Иве Кусто. Мы не будем курить траву на корабле, мы не будем бухать (на камеру), мы не будем материться и кидать мусор в море, ну или ссориться и устраивать драмы, как в «Доме-2», только для того, чтобы рейтинги себе поднять. Мы будем увлеченно делать свою работу и стараться сделать ее интересной для всех остальных.

– А как это на тебя самого повлияло за то время, что ты занимаешься этим проектом?

– У меня очень многое поменялось, потому что… ну, я никогда раньше не организовывал кругосветные экспедиции. Масштабный проект – это отличный инструмент для личностного роста. Ты становишься организатором, начинаешь руководить небольшим коллективом, потом руководить уже большим коллективом, нести ответственность за финансы, учиться писать тексты, потом учиться писать тексты так, чтобы они кого-то еще и цепляли, затем учиться рассказывать. И естественно, ты узнаешь массу всего нового. Я еще никогда так быстро не умнел.

– Были ли какие-то презентации, после которых ты что-то понял о себе или о своей теме?

– Ты, наверное, уже это слышал – каждая презентация, абсолютно каждая, тебе что-то дает. Таких презентаций, чтобы у меня поменялось все с ног на голову, наверное, не было. Но после многих я осознавал, что занимаюсь чем-то важным, интересным и нужным. Презентации очень сильно мотивируют тебя самого. Когда ты вдохновенно рассказываешь о своем проекте, а потом полтора часа тебя не отпускают слушатели, задают вопросы и интересуются, чем можно помочь, то ты понимаешь, что это круто!

– Это такой момент сверки часов, да? Внутренних с реальностью?

– Да! Это именно сверка того, что ты думаешь о себе, с реальностью. Любое публичное выступление позволяет эту сверку сделать. 

– А ты читал по бумажке?

– Да, случалось. Я совсем недавно читал c айпэда и старался соблюсти правильную пропорцию между рассказом в зал и чтением – текст был настолько важный, что очень хотелось все донести. Это было выступление перед ректором МГУ Садовничим. Мне было совершенно не стыдно читать, потому что нужно было не упустить несколько важных моментов.

– Из книг, которые оказали на тебя влияние, какую бы ты порекомендовал?

– Ренди Пауш, «Последняя лекция». Это книга и лекция, которая изменила мое отношение к жизни.

Оригинал статьи в блоге ProstoPreza.ru.   

http://slon.ru/biz/1090199/

 

25 Апреля 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов