Мы начнем войну до середины мая или не начнем вовсе

Павел Фельгенгауэр: Мы начнем войну до середины мая или не начнем вовсе

Пока Россия наращивает военное присутствие на подступах к Украине, та ведет переговоры со странами НАТО по укреплению сотрудничества. Возможен ли сегодня конфликт с участием десятков государств или мировые войны остались в ХХ веке? Об этом «Снобу» рассказали политолог Александр Коновалов, военные эксперты Александр Храмчихин, Павел Фельгенгауэр и другие

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
+T-

Александр Коновалов, политолог:

Война возможна. Все зависит от нашего поведения. Если мы попрем в Восточную Украину и Приднестровье, то ответы будут серьезные. Конечно, в войне никто не заинтересован, но иногда случаются и события с нулевой вероятностью, особенно когда играешь в такие игры, в которые играем мы. Пока Господь нас миловал: все украинские части в Крыму разоружены почти без человеческих жертв. Но когда друг напротив друга стоят профессиональные военные, и у них в руках автоматы с полными магазинами, у кого-то нервы могут не выдержать и раздастся выстрел. Я не могу дать гарантий, что войны точно не будет.

Среди версий, объясняющих нынешнюю ситуацию, существует и такая: ситуацией на Украине воспользовались для того, чтобы компенсировать или отвлечь внимание от тех экономических трудностей, к которым подходит Россия. Есть такая модель ситуации, когда проворовавшийся завскладом считает, что целесообразнее сжечь весь склад, чтобы уйти от ответственности.

НАТО в военном отношении очень ослаблено, да и вообще страны НАТО в моральном и физическом плане к войне не готовы — не хотят они воевать. И для США война тоже очень «не в кассу», потому что она расшатает внутреннюю стабильность страны — по собственной инициативе они вряд ли полезут в военный конфликт. Но вдруг нам с вами придет в голову, что русских обижают еще и в Прибалтике, и мы попытаемся восстановить историческую справедливость еще и в этом регионе? Если мы попрем туда со своими освободительными функциями, тогда начнет действовать Вашингтонская хартия, поскольку страны этой европейской области — формальные члены НАТО. В этом документе есть пятый пункт, который на бумаге сформулирован довольно витиевато, но понимается как «один за всех и все за одного». Нападение на одного участника НАТО — это нападение на всех. Что тоже не означает немедленного военного вмешательства натовских стран, но означает, что они будут всерьез рассматривать такие возможности.

Павел Фельгенгауэр, независимый военный эксперт:

В течение ближайших нескольких недель возможна очень серьезная эскалация насилия. Но если она не случится сейчас, она не случится никогда. Гражданское недовольство внутри государств не имеет отношения к развитию ситуации. Сейчас все решения будут приниматься военными. Если до середины мая мы не пойдем войной, то этого не случится и позже.

Нынешние запасы украинской армии оставляют желать лучшего, у них не хватает носков, военных башмаков, полевой формы, брони, касок, сухпайков и медицинских наборов. Конечно, все это могут предоставить страны НАТО, но на подготовку нужно время. Уже к осени украинцы будут готовы нас встретить. А втянутся ли в военные действия другие государства, будет зависеть от того, как поведут себя украинцы.

Столкновение с силами других государств маловероятно. Но и вероятность глобальной ядерной войны не равна нулю. Все возможно. Эти решения, как я уже сказал, будут приниматься военными в ближайшее время. Я надеюсь на мирное развитие событий.

Александр Гольц, политический и военный обозреватель:

В России есть особая категория людей — профессиональные переживальщики по поводу НАТО. У них такая профессия — везде видеть вражескую руку и коварные замыслы. Их любимая страшилка звучит так: «Господи, на Украине появятся базы НАТО, подлетное время натовских проклятых ракет до Москвы составляет три минуты». При этом они забывают о некоторых милых деталях, например, о том, что такие ракеты уничтожены четверть века назад согласно российско-американскому договору о ракетах средней и меньшей дальности. Но этих профессиональных переживальщиков фактические детали совершенно не интересуют.

И США, и их ведущие союзники в Западной Европе сказали, что никакого развертывания войск на территории Украины не будет, точка. В военном плане страны НАТО ограничились смехотворными действиями: они послали в Прибалтику еще пятнадцать истребителей F-15 и 300 военнослужащих для проведения каких-то демонстративных маневров. Вопрос о военном столкновении России и западных государств не стоит, это невозможно в принципе.

Но возможен ли силовой захват Россией юго-восточных областей Украины? Я бы не стал этого исключать. Да, Владимир Путин сказал на своем выступлении в Кремле, что Россия не собирается захватывать юго-восток Украины, но напомню, что за полторы недели до присоединения Крыма Путин заверял, что вопрос о присоединении Крыма не стоит.

С военной точки зрения операция по захвату юго-восточных областей Украины не была бы такой легкой, как присоединение Крыма. Будем откровенны, два фактора сыграли в Крыму решающую роль: главный — это более чем благожелательное отношение местных жителей, а второй — география. Для того чтобы отрезать Крым от Украины, надо перерезать два шоссе и одну железную дорогу. Да, это решается силами никому не известных «зеленых человечков». Если же речь идет об аннексии юго-восточных областей Украины, придется устанавливать границы там, где их никогда не было, а это войсковая операция гораздо большего масштаба.

Отдельно — о концентрации войск на границе с Украиной: в рамках договора по открытому небу российские власти предоставили украинским военным возможность облететь эти районы, и те не обнаружили очевидных доказательств приготовлений к серьезным действиям. Но есть один интересный момент: по Венскому документу 2011 года Россия обязана приглашать иностранных военных наблюдателей на любое учение, где задействовано больше 8000 военнослужащих. Теперь нам говорят, что это не одно большое учение, нет-нет, это каждое подразделение внутри себя занимается интенсивной боевой подготовкой, и в рамках этой подготовки с помощью железнодорожного транспорта войска выдвигаются на пятьсот и более километров на какой-то там полигон — так бывает. И это позволяет увильнуть от необходимости приглашать иностранных наблюдателей. Так что мы точно не знаем, какое количество войск и насколько далеко находится от украинской границы.

Присоединив Крым, Россия сделала все, чтобы оживить деятельность Североатлантического альянса. Устав НАТО имеет знаменитую пятую статью, в ней говорится о том, что агрессия против любого государства — члена НАТО рассматривается как агрессия против всех государств НАТО, и нападение на страну НАТО чревато мировой войной. И теперь у стран, еще не вступивших в НАТО, будет гигантский стимул немедленно присоединиться к договору, потому что на сегодняшний день это единственная гарантия от аннексии со стороны России. Готово ли НАТО принять всех желающих — это непростой вопрос. В 1994 году, когда после краха Советского Союза все захотели вступить в НАТО, был принят перечень требований, которым должна отвечать страна, намеревающаяся туда вступить. Главное требование — отсутствие территориальных споров. Как мы понимаем, теперь между Россией и Украиной возник этот территориальный спор из-за Крыма. Когда Украина или Грузия постучатся в двери НАТО, страны-участники должны будут решать: либо отказываться от заранее провозглашенных правил, либо оставить эти страны как есть и не принимать их. Это будет непростой спор.

Алексей Арбатов, политолог, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН:

Не нужно сеять панику. Хочу напомнить, что в своем послании к Федеральному Собранию президент Путин совершенно однозначно и четко сказал, обращаясь к украинскому народу, что Россия не стремится отторгнуть другие области Украины и не хочет расчленения Украины. Заявление президента на столь высоком уровне по столь важному вопросу является формулировкой политической и военной позиции России.

Украина не является членом НАТО, и НАТО не имеет обязательств по отношению к Украине. Все понимают, что вооруженный конфликт России и НАТО может привести к ядерной войне, в которой погибнут все, поэтому НАТО с исключительной осторожностью относится к военным операциям, которые не предусмотрены пятой статьей Североатлантического договора, обязывающей всех членов НАТО защищать любого члена НАТО, подвергнутого агрессии. Поэтому в гипотетической острой ситуации со стороны Запада не будет военного вмешательства. Представим себе такую гипотетическую ситуацию: дестабилизируется обстановка в Донбассе, Харькове, начинается насилие, проливается кровь, украинские внутренние войска применяют силу в широком масштабе, и Россия считает нужным проведение гуманитарной интервенции. Это чисто гипотетический вариант событий! Что будет делать НАТО, если это произойдет? Может быть, будет оказывать Украине военную помощь — помогать с вооружением, боеприпасами, разведкой, инструкторами. Но даже в этом гипотетическом крайнем случае, который, как я надеюсь, удастся предотвратить, потому что его не хочет никто, — даже в этом случае войска НАТО не будут участвовать в боевых действиях.

Почему тема войны сейчас муссируется и нагнетается? Нынешнее украинское руководство — временное правительство, Рада со странным составом, который то полный, то неполный, то легитимный, то нелегитимный. У них наступает хаос, они даже не знают, когда они будут проводить новые выборы, не знают, будут ли это президентские и парламентские выборы или только президентские, не знают, как они будут реально менять конституцию. В условиях этого хаоса всегда бывает полезно создать представление о внешней угрозе, чтобы как-то консолидировать власть, дав понять, что враг у порога. Этим и обусловлено муссирование Киевом тезисов о военной угрозе со стороны России, а НАТО на это реагирует, выражая свою солидарность новой власти в Киеве.

Сложно представить, что НАТО взвалит на себя такую огромную обузу — страну с разваленной экономикой, разваленными отношениями между регионами, с весьма одиозными фигурами и партиями на сильных позициях. Нет, Украина не вступит в НАТО, но экономическую помощь она уже начала получать, потому что в НАТО надеются, что украинцы возьмутся за ум и начнут восстанавливать свою экономику и наводить порядок в государственной системе. Также я не могу себе представить, что в ближайшее время Украина станет и членом ЕС. Конечно, Украина продолжит сотрудничать с Европой. Транспортные самолеты государственного предприятия «Антонов» Украина продавала не нам, а на Запад. Сейчас, может быть, сотрудничество пойдет более интенсивно, хотя экономическое состояние Украины довольно плачевное, а за партнерство надо деньги платить — никто не будет заниматься благотворительностью.

Александр Храмчихин, замдиректора Института политического и военного анализа:

Уже ясно, что никакой войны быть не может. Этот вопрос еще стоял недели три назад, но сейчас все стало очевидно. Я не заметил никаких санкций против России. Не знаю, кого из россиян раздражают санкции США и ЕС, потому что они не влияют ни на кого, кроме нескольких известных людей.

http://www.snob.ru/selected/entry/74107

 

25 Марта 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов