«Живите, как жили, только поставьте солнечную батарею». 5 загадок городского развития

Действительно ли зеленые технологии экологичны, можно ли превратить унылую промзону в популярный центр и другие неожиданные урбанистические истории из книги Витольда Рыбчинского «Городской конструктор»

В издательстве Strelka Press вышла книга архитектора и критика Витольда Рыбчинского «Городской конструктор: города и идеи» – краткая энциклопедия идей современного урбанизма. Рыбчинский пишет об американских городах, но идеи и кейсы, которые он приводит, касаются совсем не только Штатов. От доведенного до предела модернизма, о котором он отзывается скептически, пострадали больше всего как раз социалистические города, а не западные. Из приведенных в книге Рыбчинского кейсов становится ясно, что главное – дать городу дышать, научиться это делать. Slon, прочитав эту книгу, выбрал несколько ярких фрагментов, опровергающих известные урбанистические мифы.

Как сделать из унылой промзоны новый центр

Итогом радикальных изменений в сфере транспортировки товаров стали заброшенные пристани и пустые склады старых портовых городов. Возник вопрос: что с ними делать? Ответ был найден в Сан-Франциско. В 1962 году местный застройщик Уильям Рот приобрел участок 2,5 акра в районе Рыбацкой гавани у шоколадной фирмы Ghirardelli, собиравшейся перенести производство в пригород по соседству с аэропортом. Рот переоборудовал помещения шоколадной фабрики и складов под рестораны и магазины и соорудил на возвышении пешеходную площадь, откуда открывался великолепный вид на залив.

Площадь Жирарделли приобрела огромную популярность у горожан и стала источником вдохновения для другого проекта, реализованного в том же районе. Застройщик Леонард Мартин купил у компании Del Monte пустующее трехэтажное кирпичное здание консервного завода, а архитектор Джозеф Эшерик превратил его в The Cannery – живописный комплекс с картинными галереями, клубом, кинотеатром, ресторанами и магазинами. Благодаря площади Жирарделли и The Cannery район Рыбацкой гавани меньше чем за десять лет превратился в одну из главных достопримечательностей города.

«Эффект Бильбао», таинственный и неповторимый

В 1991 году, когда Фрэнк Гери решил принять участие в международном конкурсе на проект здания Музея Гуггенхайма в испанском городе Бильбао, заказчики привели ему в качестве примера именно Сиднейскую оперу. «Им нужно было здание, способное сделать для Бильбао то же, что Сиднейская опера сделала для Австралии», – рассказывал Гери Чарльзу Дженксу. Гери обеспечил желаемый результат. Со дня открытия музей привлек в город более 4 млн посетителей и принес Бильбао миллионы долларов в результате роста экономической активности и налоговых поступлений. Он превратил Бильбао из дряхлеющего промышленного города-порта в один из самых популярных туристических объектов. Конечно, свою роль здесь сыграли и другие строительные проекты – совершенствование системы метрополитена, новый аэропорт, торговый комплекс, но главная заслуга принадлежит, безусловно, Музею Гуггенхайма.

«Эффект Бильбао» точнее было бы назвать «бильбаоской аномалией», поскольку воспроизвести его в других контекстах оказалось непросто. К примеру, на волне потрясающего успеха Бильбао соучредитель Microsoft миллиардер Пол Аллен заказал Гери проект здания Музея рок-н-ролла для Сиэтла. Проект «История музыки» был призван увековечить память рок-гитариста Джимми Хендрикса, уроженца Сиэтла, и увековечить город, чьим единственным примечательным зданием была башня «Космическая игла», на архитектурной карте мира. Однако сооружение, от которого ждали очень многого, вышло неудачным – эдакое нагромождение форм, материалов и цветов... Число посетителей оказалось куда меньше ожидаемого, персонал пришлось сократить, и в отчаянной попытке привлечь публику часть здания переоборудовали в Музей научной фантастики и Зал славы.

Возможно, как указывал Андрейс Скабурскис, требования общественности и определяют облик городов, но в рамках «эффекта Бильбао» они зачастую приводят к негативным последствиям. В прошлом от городских монументов, построенных не на десятилетия, а на века, ожидали торжественности и пышности. Здания типа Нью-Йоркской публичной библиотеки или вашингтонского «Юнион-Стейшн» были призваны впечатлять и даже ослеплять, но не удивлять и развлекать. Но поскольку сегодняшние архитектурные «иконы» борются за внимание публики не только друг с другом, но и с такими развлечениями, как кино, видеоклипы и компьютерные игры, и сами архитекторы, и их заказчики отбросили всякую сдержанность. Яростно стремясь к новизне, архитекторы экспериментируют со все более гротескными формами и необычными материалами, пытаются изумить зрителей пространственными и структурными эффектами. И хотя фейерверк – красивое зрелище, кто захочет смотреть на него каждый вечер?

Новому городу проще вырваться вперед

У горизонтальных городов есть еще одна общая черта – все они относительно новые. В индустриальную эпоху развитая инфраструктура, удобные порты и внушительные трудовые ресурсы обеспечивали преимущество старых городов. Но в постиндустриальный период возраст уже не важен. Чтобы стать конкурентоспособным, новому городу нужно всего лишь проложить оптоволоконные кабели, построить компактный центр и заманить к себе сетевые магазины Whole Foods и Target. Всякий раз, возвращаясь из Сиэтла или Денвера домой в Филадельфию, я поражаюсь контрасту между этими городами. И дело не только в столетней промышленной копоти и сверкающей новизне и не в том, что многие элементы филадельфийской инфраструктуры – каменные виадуки, узкие шоссе, пригородные железнодорожные ветки – являются наследием прошлого. Просто здесь все новое кажется случайным, словно оно насильно втиснуто в старую форму, которая ему не очень подходит. Прошлое несомненно придает городу очарование, поэтому я здесь и живу, но оно недешево стоит с точки зрения эффективности, удобства, обслуживания и ремонта. Старый город – как старая машина: она на ходу и довезет вас куда надо, но не так безопасно, комфортабельно и эффективно, как новая модель.

Действительно ли зеленые технологии – зеленые?

Для создания «зеленых» зданий используются разнообразные материалы и технологии. Энергопотребление сокращается за счет применения сверхпрозрачного стекла, снижающего необходимость искусственного освещения и тепловую нагрузку от электроламп. Специальные теплоотражающие покрытия стекол или затеняющие устройства не позволяют солнечному излучению, также выделяющему тепло, проникать внутрь дома... Дождевая вода собирается, а затем используется в системах охлаждения или для полива окружающих зеленых зон. Крыши красятся в светлые теплоотражающие тона.

 

Все эти технологические приемы, несомненно, полезны, но призваны скрыть одну простую истину. Вместо того чтобы попытаться сократить выбросы парниковых газов, изменив привычки людей, политики и предприниматели преподносят экологические технологии как некий бытовой аксессуар. По сути, они говорят: живите, как жили, только поставьте солнечную батарею, ветряной двигатель, настелите бамбуковый пол и т.д. Но отапливаемый солнечной энергией дом в пригороде – это по-прежнему дом в пригороде, и, если вы добираетесь до него на автомобиле, даже гибридном, ваш образ жизни вряд ли назовешь экологичным. В книге «Зеленый мегаполис» Дэвид Оуэн отмечает: «Среднестатистический житель Нью-Йорка в быту производит за год 7,1 метрических тонн парниковых газов, меньше, чем обитатель любого другого американского города, и в три раза меньше среднего показателя по стране, равного 24,5 метрических тонн. Для Манхэттена эта цифра еще ниже». По его словам, «зеленым» город делает не травяное покрытие на крышах и емкости для сбора дождевой воды, а плотность застройки. Так, в пригородных офисных комплексах люди работают в малоэтажных просторных зданиях и передвигаются между ними на машинах, а в городе – в компактных высотках с лифтами (которые по определению сберегают энергию, так как их работа построена на системе противовесов), причем обедать ходят пешком.

Парадокс децентрализации

Буквально все технические новшества последних пяти-десяти лет способствовали рассредоточению, а то и стимулировали его. Но долгосрочные последствия появления новых технологий зачастую непредсказуемы. К примеру, с одной стороны, телефон, несомненно, служит децентрализации, но, с другой стороны, именно телефонная связь обеспечила возможность работы в высотных офисных зданиях, что, в свою очередь, породило плотную офисную застройку городских центров. А непредвиденным последствием автомобилизации стало исчезновение вечерних газет, которые люди обычно читали в трамвае по дороге с работы домой. В машине не почитаешь, но там можно слушать радио, и это умирающее средство коммуникации обрело новую жизнь. Кто мог предугадать, что сочетание автомобильного радиоприемника и сотового телефона породит новый формат – разговорное радио и новую мощную политическую силу – радиоведущего? Ноутбуки, персональные электронные секретари и мобильные телефоны тоже способствуют рассредоточению, являя собой верхушку этого огромного айсберга, но возможность работать в гостиничном номере или на дому породила противоположную тенденцию – потребность в личном общении. Поэтому сегодня конференций, выездных совещаний и собраний проводится больше, чем когда-либо. И поэтому многие отрасли – финансы, издательское дело, индустрия развлечений, высокотехнологичный и коммуникационный бизнес – группируются по географическому принципу.

 

И хотя, казалось бы, повестку дня определяет рассредоточение, мы наблюдаем возврат к концентрации. Порой она обретает новые формы: ритейл-парки, бизнес-центры, технопарки, новые поселения сельского типа, вырастающие буквально на пустом месте. А порой принимает знакомые очертания – места для отдыха и развлечений в городских центрах, исторические кварталы, эспланады у воды, городские парки. Все они возникли из вековечной потребности пообщаться, побыть на людях, разнообразить свою жизнь благодаря широкому кругу возможностей. Эта потребность возродила к жизни многие небольшие города, особенно университетские, которые благодаря наличию исследовательской инфраструктуры, офисных центров, университетских больниц и культурных объектов сегодня процветают и числятся среди самых быстрорастущих и привлекательных мест для жизни и работы.

http://slon.ru/biz/1055832/

 

13 Февраля 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов