Алло, мы ищем идеи!

Михаил Захаров – о «пелевинской» задаче, которую Кремль не может решить

   
 
 

 
 
 


 

 

Кремль в поиске. Как на сайте знакомств или в соцсети - «в активном поиске», желает познакомиться с российской национальной идеей. Одинокой, но такой, что полюбится всем его 140 миллионам домочадцев. Ну или, как минимум, подавляющему их большинству, остальных можно всегда обозвать агентами Запада или того хуже - террористами.

 

Дружный хор помощников Кремля — добровольных и на зарплате — пытается на свой лад сформулировать нечто напоминающее им о единстве нации, но выходит сплошь какофония. Полнейшая и пошлейшая несуразица выходит. Вроде православия в Конституции или «русского языка как основной духовной скрепы нашего общества» - это на общении Путина с активом Народного фронта прозвучало. То есть вещи говорят вроде бы правильные, слова наши, но как только слова составляются вместе, то получается то ли крепостническая Россия, то ли и вовсе Иран аятолл.
Пока Кремлю не особо нравится то, что он находит. Отчасти потому, что находятся недовольные, но больше потому, что «духовные скрепы» никак россиян не цепляют. «Да-да, - говорят россияне, - отличные скрепы, но мы как-нибудь без этого».
У Жванецкого был гениальный почти диалог Государства с Народом: 

 

«- Ты должен бороться за свою родную власть.

 

- С кем?

 

- С сомнениями... Это твоя родная власть.

 

- Вот эта?

 

- Эта-эта. Другой у тебя нет. И не будет, я уж позабочусь. Так что давай яростно поддерживай. Это не просто власть. Это диктатура твоя. Вы рабочие и крестьяне, и тут без вас вообще ничего не делается, и нечего прикидываться.

 

- Вона...

 

- А как же. Это ж по твоему желанию реки перегораживаются, каналы строятся, пестициды...

 

- Вона...»

 

Ну и так далее — перечитайте или посмотрите в исполнении Карцева и Ильченко. Великий диалог, и со скрепами выходит так же. Вот источник в Кремле тут «Известиям» сообщил, что пока идею только ищут. «Когда найдем что-то гениальное, тогда это и будет национальной идеей, которая больше сплотит граждан России», - пошутил, видимо, источник издания.

 

Национальная идея — фетиш российской власти давно, не Путин это выдумал. Утратив научный коммунизм и политэкономию с марксистско-ленинской философией, наши бюрократы почувствовали себя неуютно. И уже к середине 90-х начали поиск химеры по имени «нацидея». Чтобы белые, красные и даже кавказцы не воевали друг с другом, а все вместе любили Россию и ее действующую власть.

 

Захоронение Романовых Ельциным помните (сначала он дом Ипатьева сносил, а вот потом прозрел)? Пафосное, шумное было мероприятие — это по части как раз поиска идентичности проходило. А Путин, став президентом, тут же буквально восстановил для армии советское красное знамя, а для всей страны — обновленный советский гимн. Но идентичность примиренных белых и красных не получилась. Так и воюют до сих пор.
Нынешние попытки посерьезнее — Кремль так решительно настроился, что даже целое управление по патриотизму внутри себя создал. Оно вот и ищет, но пока не нашло.

 

Понятно почему: задача-то нетривиальная. Что общего у сибиряка с жителем Калининградской области, кроме языка? Тут даже родные березки с осинками не помогут — не везде у нас растут. А что общего у татарина с москвичом? Если он, конечно, не руководит московским стройкомплексом, как Марат Хуснуллин, то, надо думать, немного. Это мы еще не касались Северного Кавказа — специфического, надо сказать, региона. Многие россияне были в Турции или Египте, многие по нескольку раз. Но многие ли были в Великом Новгороде или Екатеринбурге? Кто такой вообще — россиянин? Может, это вообще мифический человек, в природе не существующий? Ну, примерно как «новая историческая, социальная и интернациональная общность людей - советский народ». Была общность, а потом очутилась в пятнадцати страшно недовольных друг другом государствах.

 

Так как россиянам найти нечто общее, что-то объединяющее и вдохновляющее? Наметки, правда, есть — по результатам почти всех опросов россияне с уважением относятся к войне и с ностальгией к славным достижениям советского прошлого. Это Кремль знает и вполне эксплуатирует, но ему мало. Хочется свое, рабочее и на века.

 

Не получается, но ведь не у них одних. Помнится, один литературный герой уже пытался решить подобную задачу, поставленную бандитом по кличке Вовчик Малой. Мотивировал Вовчик постановку задачи следующим образом: «Наш национальный бизнес выходит на международную арену. А там крутятся всякие бабки – чеченские, американские, колумбийские, ну ты понял. И если на них смотреть просто как на бабки, то они все одинаковые. Но за каждыми бабками на самом деле стоит какая-то национальная идея. У нас раньше было православие, самодержавие и народность. Потом был этот коммунизм. А теперь, когда он кончился, никакой такой идеи нет вообще, кроме бабок. Но ведь не могут за бабками стоять просто бабки, верно? Потому что тогда чисто непонятно – почему одни впереди, а другие сзади?» 

 

«Напиши мне русскую идею размером примерно страниц на пять. И короткую версию на страницу. Чтоб чисто реально было изложено, без зауми. И чтобы я любого импортного п…. – бизнесмена там, певицу или кого угодно – мог по ней развести. Чтоб они не думали, что мы тут в России просто денег украли и стальную дверь поставили. Чтобы такую духовность чувствовали, бляди, как в сорок пятом под Сталинградом, понял?». Вавилен Татарский (это герой романа Пелевина «Generation П») задачу провалил. А уж он-то был пиарщик - не чета нынешним бюрократам.

 

Об авторе. Михаил Захаров.Окончил исторический факультет МГУ в 2003 году. Работал корреспондентом отдела политики журнала «Профиль». Затем аналитиком в Центре коммуникативных технологий «Prопаганда». С 2006 года — политический обозреватель «Полит.ру», сотрудничает с рядом других ведущих федеральных изданий.

 

 

 

 

 

Михаил Захаров  

 

http://www.znak.com/moscow/articles/12-12-17-00/101657.html

13 Декабря 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов