Причины сталинских репрессий

 Семён Резниченко

Великий вождь?

В чём причина сталинских репрессий? Объясняют их весьма по-разному. И жестокостью советской системы. И логикой тоталитарного общества. Молотов объяснял их подготовкой к войне. Многие другие – личными качествами Сталина и его проблемами со здоровьем.

На мой взгляд, репрессии объясняются логикой исторического развития России. Если точнее, одним из вариантов этой логики. А именно – «государственническим». К началу XX столетия и полуэтничные социальные группы («субэтносы»), имевшие собственные интересы, и «государственное начало» находились в достаточно глубоком упадке. «Субэтносы» (дворяне, крестьяне, казаки и пр.) были отчасти «раздавлены» государством. С другой стороны, их разрушала новоевропейская модернизация, личностная атомизация. Этот же процесс размывал и «государственное начало». Его представители стремились к «приватизации» власти, вольности и вседозволенности. И так же не были лояльны к верховной власти. Это делало власть и слабой, и вредной для народа. Это делало её мало легитимной. И порождало протест «субэтносов».

В случае победы последней могло произойти переход к неодревнерусской социальной организации общества. Подразумевавшей неустойчивое равновесие различных «субэтносов» русского народа. А так же ослабление государственности и децентрализацию. Сочетавшуюся с активным социальным творчеством самых разных «субэтносов». В том числе и «низовых». Тогда бы начался переход великорусского народа в новое этническое качество. Возможно, появление на его месте нескольких народов. Или нового мозаичного этноса.

Сталин был архетипическим большевиком – представителем «государственного» начала. Он продолжил начатую Лениным борьбу с «субэтносами». И сделал так, чтобы «государственное» начало достигло своего логического завершения и реализации.

Сталинский террор был последовательным погромом «субэтносов». С использованием одних против других. Конец 1920 – начало 1930-х годов – погром старых субэтносов. Во-первых, остатков дореволюционных «бывших». Дворян, священников, белогвардейцев, интеллигентов. И особенно «старых» инженеров и других производственников. Которые продолжали иметь значимость благодаря быстрому развитию промышленности.

То же самое можно сказать и о раскулачивании, коллективизации и искусственном голоде на Юге России. Уничтожался самостоятельный, архаичный (сохранивший максимум из Киевской Руси), и боевой субэтнос крестьян. И особенно наиболее боевая его часть – казачество. И крестьяне, и особенно казаки веками были в своеобразной изоляции от государства. Имели своё самоуправление и пр. С помощью террора и последующей коллективизации крестьяне были сломлены и полностью включены в государственную систему.

С помощью «Большого террора» были ликвидирована возможность (временно) возникновения самостоятельного, неподконтрольного «центра силы» среди партийцев и военных. А так же среди каких-либо иных советских граждан. (Сталин прекрасно знал, что царская власть была свергнута собственными высокопоставленными функционерами. И поэтому пытался загодя обезвредить возможных «предателей»).

Борьба с подобными «центрами силы» продолжилась и после войны. Взять хотя бы террор против русских и еврейских националистов. Соответственно «Ленинградское дело» и «Дело врачей».

Сталинский террор был именно зачисткой центров силы, центров самоорганизацией. А отнюдь не обычной «охотой на ведьм», как террор нацистов или маккартизм.

Иначе сем объяснить жестокие расстрелы «верных и преданных» партийцев, военных, чекистов? И весьма «толерантное» отношение к тем, кто действительно боролся с советской властью с оружием в руках? Всевозможным басмачам (получившим партийные должности), бандеровцам и полицаям (отсидевшим «десятку» и потом жившим препеваюче).

Благополучие басмачей и бандеровцев можно объяснить национальной политикой советской власти. А как быть с вполне русскими полицаями? Которые в немалом количестве в годы застоя накупили ордены и медали и стали «ветеранами из ветеранов»? Лояльные и «системные» партийцы и чекисты имели больше возможностей создавать «центры силы» и были опаснее для «государственного начала».

В чём была причина столь жестокого уничтожения основ самоорганизации русского общества? В молодые годы умный, наблюдательный и проницательный Иосиф Джугашвили видел тотальную нелояльность этих «основ» «государственному началу». А так же нарастающую внутреннюю анархию внутри самого этого начала. Что и оказалось фатальным для Российской Империи. В последствии, став правителем России, Сталин пытался всё это пресечь на корню. (Многое и очень многое в большевизме – «работа над ошибками» Российской Империи).

Очень важную роль сыграли не только репрессии. Но и реальные достижения. Такие, как индустриализация, победа в Великой Отечественной Войне. Возможность успешной альтернативной социализации и самореализации за пределами традиционных «субэтносов». Представители многих «низовых» групп были приобщены к «властному началу». Либо фактически, либо символически.

Сталин не остановил неизбежный процесс. Он только отсрочил его, изменил форму и исторический контекст. Но вот система этнической самоорганизации, низовой мобилизации и сами русские коллективы выживания были им разрушены. Показательным здесь можно назвать ритуализированное отречение от репрессированных родственников, уничтожение массы русских людей с помощью коллег, односельчан и пр.

После его смерти вновь возникли и окрепли «центры силы»: чиновничество и «западники». Те же «субэтносы», но в форме постмодернистских субкультур. Они провели демонтаж «государственного начала» и его внутреннюю анархизацию. При полном отсутствии «низовых» центров силы. Что мы и наблюдали (и наблюдаем) на рубеже XIX – XX веков. Ситуация столетней давности повторяется. Но с немалыми изменениями. Которыми мы и обязаны тов. Сталину.

«Государственное начало» может разлагаться и деградировать относительно для себя безболезненно и безнаказанно. В русской среде ему пока некому противостоять. Власть и государство скоро уничтожат себя. Но на замену к ним идут не русские, а скорее иноэтничные структуры.

Появление на месте великороссов нового народа (народов) происходит в ситуации отсутствия у этих самых великороссов самоорганизации. Огромных трудностей в отстаивании самых насущных интересов.

Так что тов. Сталину можно сказать спасибо в равной степени за многое. И за победу над Гитлером, и за первый полёт в космос. И за безнаказанность и успешность Ельцина и Чубайса. И за безответность русских перед лицом «этнического» террора…

http://www.apn.ru/publications/article30613.htm

Семён Резниченко 

Что такое неофеодализм?
Сильная рука

Термин «неофеодализм» активно используется в прессе. Однако настоящей концептуальной ясности, что этот термин означает, нет. Потому как используется он в основном не в научных изданиях, а в злободневных публицистический статьях. Чаще всего разоблачающих фальшивую сущность каких-либо режимов на постсоветском пространстве. Где за институтами западного общества модерна скрывается некая архаика. «Неофеодальным» любят называть и путинский режим в России. Это наиболее часто встречающиеся формы применения термина «неофеодализм».

Однако его значение постепенно расширяется. Неофеодализм, начинают находить, например, в США. Строятся прогнозы о переходе к неофеодализму всего цивилизованного западного мира. И то, что имеет место в нынешней России – отнюдь не предел «неофеодализации».

Обычно под «неофеодализмом» публицисты понимают некоторые черты, которые сближают современное политическое устройство РФ, Казахстана, Украины, Кыргыстана, США и др. с «классическим» феодализмом. Который имел место в Европе в первой половине второго тысячелетия нашей эры.

Прежде всего – это замыкание правящей верхушки в некую несменяемую и никому не подконтрольную касту. Обладание властью в которой неразрывно связано с обладанием собственностью. В этом обществе всё более активно применяется внеэкономическое принуждение. Размывается и выводится из политической сферы «средний класс». В верхних социальных слоях всё большее значение начинают играть личные и родственные связи. Коррупция постепенно легитимизируется, превращается в нечто обыденное, законное, необходимое.

И всё это – на фоне экономического, культурного, социального застоя и деградации. Ползучей архаизации общества и ликвидации «социума всеобщего благоденствия».

«Неофеодализмом» в самом узком смысле слова нередко называют социально-политическую ситуацию, когда некие «сильные» фигуры больше не подконтрольны закону, общественному мнению, вышестоящим легитимным инстанциям.

Однако различия с классическим феодализмом тут налицо. И не только в уровне развития экономики, науки, техники. Неофеодализм обладал чётко артикулированной системой ценностей и других общественных ориентиров, мощной религиозной подоплёкой. Он был рафинированным и вполне сформировавшимся.

А то, что называют «неофеодализмом» большинство публицистов, пользуется отнюдь не «своей» идеологией и риторикой. А заимствует её из идеологического багажа либерального общества второй половины XX столетия. Которая крайне архаична и уже не соответствует потребностям общества. Как будто бы с 1968 года ничего не изменилось…

Постсоветские «неофеодалы» менее держаться за старые тренды. И смелей идут по пути архаизации. Обращаются к «народным корням», «светлой памяти империям», религии. Однако и они отнюдь не обходятся без «западных брендов». В их представлениях они должны сочетаться как стильная одежда и обнажённое тело в облике красавицы-модели.

И «западнизм», и традиционализм играют здесь сугубо служебную, во многом чисто пропагандистскую, виртуально-игровую роль. Они должны помогать достичь сиюминутных целей. Таких, как удержание власти, увеличения богатства. Никакой же самостоятельной роли они не играют.

Общество, «старое», «прежнее» по форме быстро приобретает новое содержание. А сама форма стремительно теряет актуальность. Понятно, что таким как сейчас описанный публицистами «неофеодализм» останется не на долго.

Как мы видим, это переходная стадия. К чему-то действительно длительному и фундаментальному. И эту стадию скорее можно назвать не неофеодализмом, а поздним постмодерном. Потому как господствует старая идеология. И прежняя форма организации общества в целом. Организации государством и крупными корпорациями атомизированных, индивидуализированных индивидов.

Подлинный неофеодализм ещё только впереди.

Это будет общество с абсолютно новой идеологией. Уже откровенно в большей степени опирающейся на традиционализм, архаику и религию. Большая часть общества вынуждена будет объединиться в коллективы выживания (территориальные, родственные, религиозные и пр). Которые возьмут на себя многие функции государства. Особенно относящиеся к защите, поддержке, социальному обеспечению людей. Удовлетворению культурных, эстетических потребностей.

А власть оставит себе функции прямого принуждения, войны, обеспечения интересов верхушки и сохранения государственности в целом.

Но предпосылки перехода к такому обществу существуют уже сейчас. И они постепенно нарастают. Это и деградация экономики и социальной сферы, резкий демографический кризис «белых» народов. При нынешних тенденциях в экономике и демографии для поддержания «общества всеобщего благоденствия» скоро просто напросто не будет ресурсов. А вне такого общества атомизированный индивид существовать не может. Например, вместо пенсии придётся иметь детей, которые, притом, будут содержать человека. Для этого нужна не только насущная необходимость, но подлинная ментальная, идеологическая революция. Следствием которой станет резкое повышение уровня коллективизма и этической саморегуляции общества.

Особую роль в переходе к неофеодализму играют «неофеодальные» народы. Т.е., народы, сохранившие коллективы выживания и достаточно высокий уровень самоорганизации, значимость национальных и религиозных ценностей. В настоящее время такие народы оказались в авангарде. Они постепенно теснят «старых господ мира». Атомизировавшихся, утративших веру и чувство значимости нации.

Потомки представителей «неофеодальных» народов имеют гораздо больше шансов населить бывшие западные страны при переходе к «неофеодализму». Хотя и им придётся несладко. Очень многие из них, сохраняя самоорганизацию, утратили систему жизнеобеспечения. И очень зависят от «общества всеобщего благоденствия». Которое зачастую ненавидят и стремятся разрушить.

Так же в лучшей ситуации окажутся представители западных народов, сумевшие воспитать в себе архаичные ценности: коллективизм, способность к самоорганизации, маскулинность. Особенно это касается нынешнего молодого поколения. Которому, вполне возможно, уже суждено жить при неофеодализме. Что для этого нужно весьма интересно пишет Лоран Озон.

Могут сыграть особую роль и приобрести большую историческую значимость те европейские народы, которые в максимальной степени сохранили свою национальную и культурную идентичность, самоорганизацию. И не утратят их до наступления неофеодализма. Прежде всего, речь идёт о народах Восточной Европы. Таких, как поляки. Именно в таких станах может уцелеть гораздо больше от «старого», «нашего» уклада.

Таким образом – неофеодализм – «формация будущего». Для него будет характерно наличие и массовое распространение коллективов выживания. Коллективистской и маскулинной этики. Более «простое» и «бедное» общество по сравнению с современностью. Возможно, масштабное распространение религиозного мировоззрения и картины мира. Исчезновение нынешней этнополитической карты мира. И появление новой.

http://www.apn.ru/publications/article30623.htm

27 Ноября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов