Архитектор Роберт Стерн: Сталин обладал потрясающим чувством города

Американский архитектор, декан Йельской архитектурной школы и почетный член Американского института архитектуры Роберт Стерн недавно начал реализовывать свой первый проект в Москве. Новое здание будет сочетать образы небоскребов Нью-Йорка 30-х годов и сталинских высоток. Стерн рассказал «Снобу» о главных ошибках современной архитектуры, о том, что его больше всего раздражает в Москве, и, конечно, о Сталине

Участники дискуссии: Евгений Бабушкин
Фото из личного архива
Фото из личного архива
+T-

СВ образе Москвы больше Европы или Азии?

Это очень европейский город. Это космополис. Но что-то восточное в нем есть — наверное, обилие церквей. Тем не менее Москва выглядит современно и непросто.

СПоделитесь своими лучшими и худшими визуальными впечатлениями от Москвы.

Не знаю, с чего начать из хорошего. Прекрасных городских образов я увидел очень много, но самое лучшее еще впереди. Например, мой дом Barkli Residence (смеется). А самое ужасное — это такие дома, которые в Германии называют «платтенбау», — безликие, я бы даже сказал, анонимные серые коробки на городских окраинах. Очень депрессивное зрелище. Конечно, всем людям нужно хоть какое-то место для жизни, но хотелось бы, чтобы чуть больше души было в их виде. 

СВы можете привести пример города, в котором все в порядке с архитектурой муниципального жилья? Где нет проблемы серых коробок?

Проблема массового жилья — это один из величайших вопросов современности, на которые пока нет ответа. В пример того, как этот вопрос решался раньше, могу привести застройки, сделанные в период с двадцатых по пятидесятые годы прошлого века в России и в Вене, где строительством заведовали торговые союзы левого толка. Это были фантастические проекты, в которых имеет смысл покопаться сегодня — может быть, таким образом мы заново научимся строить муниципальное жилье. Даже в Нью-Йорке есть примеры успешной массовой застройки. К сожалению, со временем идея доступного жилья превратилась в идею «бесконечного дома» — я имею в виду эти невероятно длинные жуткие здания. Да, это было решением жилищной проблемы, но решение это было абсолютно бесчеловечным.

СВ своем московском проекте вы используете образы «сталинского ампира». Почему вы решили обратиться к советской архитектуре 40–50-х годов? 

Я не поддерживаю политическую линию Сталина, но его архитектура была грандиозной. Она отлично формирует городское пространство. Любой сталинский дом выглядит монументально, даже если это обычный жилой дом, а не административное здание. У него было видение и понимание того, что каждое место для жизни должно быть прекрасным, а не выглядеть как эти «платтенбау», которые сейчас натыканы вокруг дорог, ведущих в аэропорты. Сталина по многим причинам можно назвать плохим парнем, но что у него не отнять, так это идеальное чувство города. 

Не стоит также забывать о том, что в годы его правления в Москве работала масса талантливейших архитекторов. Их имена останутся в веках благодаря шедевральной архитектуре московской подземки. Это подлинное общественное благо и очень важный элемент московской городской среды. Ни один метрополитен мира не может даже близко сравниться с московским. Я, конечно, поездил не на всех ветках вашего метро, но я многое узнал о его архитектуре еще до своего первого приезда в Москву. Оно знаменито на весь мир, причем не только своей архитектурой, но и невероятной длиной и оформлением эскалаторов. Что-то отдаленно напоминающее архитектуру моcковского метро я видел в некоторых местах лондонской подземки, но мне кажется, они просто в свое время пытались скопировать ваше оформление. Когда я возвращаюсь из Москвы в Нью-Йорк и рассказываю о том, как я люблю ваше метро, люди с кислыми минами говорят: «Да неужели?» Потому что метро в Нью-Йорке отвратительно, в нем ты просто не чувствуешь себя человеком.

С«Советский монументальный классицизм» — наиболее яркая и характерная черта Москвы, отличающая ее от других столиц. Но эти здания — примета государства, которого уже более двадцати лет не существует. Как по-вашему, стоит ли Москве строить свой образ на переосмыслении этого стиля или пора взять за основу имиджа города что-то более современное, прогрессивное?

Что значит «более современное»? Многие люди, говоря о более современном, подразумевают что-то в корне отличающееся от прежнего. Я предпочитаю думать о чем-то новом как об улучшенном старом. «Советский монументальный классицизм» запросто может быть базой для обновления Москвы. Конечно, здесь уже не может быть строек такого грандиозного размаха, но можно двигаться вперед, исходя из того великого, что уже было создано здесь. Не копируя, но беря это за основу. Цивилизация строится по принципу надстройки, напластования одних культурных слоев поверх других, а не так, что вы все прежние слои срезаете, чтобы возвести новое на расчищенной площадке. Это так же странно, как вырубить все деревья в парке с целью обновить зеленый массив.

СЧлен архитектурного совета Москвы, бывший главный архитектор Берлина Ханс Штиман сказал: «Проблема современной архитектуры часто в том, что она не может быть лучше, чем то, что создано давно». Вы согласны с этим? 

Я не могу сказать, что современная архитектура в принципе не может быть лучше старой. Пока не может, ключевое слово — «пока». Одна из проблем современной архитектуры состоит в ее общей идее отсекания себя от наследия прошлых эпох. Создавать здания, отрицая прошлое, нелепо. За этот отрыв мы теперь платим непомерную цену.С

http://www.snob.ru/selected/entry/67862

 

15 Ноября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов