Кубань не имеет эффективной «проектности». ч. 1

 

Передо мной текст доклада Сергея Переслегина "В тени Кавказа", или  о возможной стратегии Краснодарского Края». Написан он в 2005, но проблемы края, обозначенные в нем не разрешились, а некоторые стали острее, и задачи «выживания» территории переходят из перспективных в насущные.

Сергей Переслегин (и команда) – один из небольшого списка масштабных российских интеллектуалов полипредметников  – методолог, стратегист.

А мы прокомментируем, как сегодня выглядят проблемы и перспективы («возможные стратегии») Краснодарского края, представленные в докладе автора в 2005 году.

Драма «интеллектуального класса» России, на мой взгляд, состоит в колоссальном разрыве (если не сказать – отрыве)  коммуникации с «политическим классом» страны. Читателю не обязательно сопереживать тем, кого посетило «горя от ума», ему достаточно жить в реальности своего места – края, города, чтобы ощущать деградацию всего и вся вокруг, спровоцированную бездарным управлением.

Читаем первую часть доклада С. Переслегина:

1. Политика пространственного развития

Сутью политики пространственного развития Российской Федерации является управление масштабом управления. Речь идет, тем самым:

§  о поиске / создании субъекта управления, сомасштабного существующим проблемам;

§  об одновременном поддержании субъектом управления деятельной и рефлексивной позиции (рефлексивное управление);

§  о постановке «рамки» мета-управления;

§  о масштабируемой «растяжке» объекта управления (страна — Федеральный округ — субъект Федерации — локалитет).

С сугубо формальной точки зрения пространственное развитие есть политика создания многих «центров роста» в противовес существующей ситуации, когда есть только один такой центр, до предела перегруженный уже набранными управленческими функциями и позициями — Москва. Юридически и конституционно пространственное развитие опирается на реформу местного самоуправления и реформу межбюджетных отношений.

Политика пространственного развития направлена на институционализацию и усиление конкуренции между различными областями Российской Федерации. Такая конкуренция сейчас происходит, преимущественно, за бюджетные деньги. В перспективе к борьбе за этот ресурс добавится конкуренция за человеческий капитал, ограниченный на территории РФ, и рынки сбыта, преимущественно, зарубежные.

Сегодня конкуренция развернулась на уровне макрорегиональных структур, сомасштабным федеральным округам, а борьба между ними идет за долю российского стабилизационного фонда, которая будет потрачена на региональное развитие. Принципиальным аргументом в этой борьбе является наличие внятной, реализуемой и отвечающей приоритетам национального развития региональной стратегии.

Определенной проблемой является отсутствие федеральной или национальной концепции, интегрирующей пространственное развитие регионов в ту или иную конфигурацию, отвечающую стратегическим интересам страны на данном этапе ее развития. В качестве не менее серьезной проблемы следует рассматривать отсутствие региональных субъектов стратегирования или недостаточный их масштаб.

В логике пространственного развития события 1986 — 1993 года могут рассматриваться, как дезинтеграция единого субъекта развития (СССР) на ряд субъектов развития значительно меньшего масштаба. Поскольку возникшая ситуация оказалась трудно управляемой, был сделан обратный шаг: созданы Федеральные Округа, границы которых были проведены из более или менее рациональных соображений. К сожалению, за немногими исключениями Округа пока не стали субъектами стратегического управления Россией, что заставляет поставить вопрос о новой регионализации страны.

Вопросы и комментарии:

- Появился ли за это время «субъект управления, сомасштабный существующим проблемам?

-   Нет. Такой субъект  не был создан. Более того, единственная в стране «стратегическая инстанция» - Федеральный центр продемонстрировал нам не «рамку мета-управления», а собственный раскол и неспособность  продуктивно работать со сложным объектом  «страна — Федеральный округ — субъект Федерации — локалитет». В России вместо множества «центров роста» возник раскол правящей «элиты», политического класса, и вновь обострилась проблема сохранения целостности страны.

-  Появились ли региональные центры стратегирования?

-  В «растяжке» объекта управления  «Федеральные  округа» могли создать «стратегические инстанции» в виде сети «Центров стратегических разработок». В Приволжском и Северо-западном округах этот механизм сработал достаточно эффективно. ЮФО в этом смысле не повезло. В целом же регионы напрямую управлялись из Федерального центра. Надо сказать, что на региональном уровне раскола в элите не произошло, но заметна социальная напряженность, повышение уровня критичности к власти. Такая же схема воспроизводилась в управлении «регион – локалитет», поэтому нет в РФ  заметных региональных программ развития, как нет ярких городских стратегий.  Проект П – Пермь с участием М. Гельмана  представлен на нашем сайте в рефлексии авторитетных экспертов.

Читаем следующий фрагмент доклада С. Переслегина:

3. Краснодарский край

В рамках Южного Федерального Округа Краснодарский край с его относительной удаленностью от «горячих точек» Кавказа, этнически однородным населением (свыше 90% русских), сравнительно теплым морем и традициями рекреационной зоны для жителей средней полосы России производил благоприятное впечатление. Для промышленного района «Волга — Урал» Краснодарский край играет роль окраинной территории, главной ценностью которой является, по-видимому, Новороссийский порт. По мере совершенствования транспортных коридоров страны, прежде всего — по мере развития «Южного коридора» (Санкт-Петербург — Волго-Балтийский канал — Волга — Каспийское море — Иран — Индия) значение этого порта будет падать.

Сегодня основой экономики Краснодарского края являются два «кита» — развитый агропромышленный комплекс и рекреационно-туристский комплекс.

В краю выращивается пшеница, кукуруза, подсолнечник, фрукты, виноград, даже чай. Кубанские крепленые вина удовлетворяют самым взыскательным вкусам и могут соперничать с Крымскими Массандровскими винами. Развито бортничество. Кроме растениеводства, в Краю большое внимание уделяется животноводству и ловле рыбы.

На российском уровне агропромышленный комплекс региона вполне конкурентоспособен. Однако, предстоящее вступление РФ в ВТО ставит благополучие сельского хозяйства Краснодарского края под сомнение. В условиях квотирования сельскохозяйственной продукции, в условиях прямой ценовой конкуренции на винодельческом рынке с Болгарией, Украиной, Молдавией и Италией кризис аграрной промышленности на Кубани, по-видимому, неизбежен. Этот кризис приведет к резкому уменьшению налоговых поступлений в бюджет края и к появлению массовой безработицы, прежде всего, в наиболее «земледельческих» районах Кубани.

Эта опасность вполне осознается, что и вызывает повышенный интерес руководства Края к стратегированию.

К сожалению, вторая по значимости специализация Краснодарского края — рекреационный туризм — не только не сможет компенсировать будущее падение сельскохозяйственного производства, но и, вероятно, сама окажется перед лицом серьезного кризиса.

Прежде всего, отели, санатории и здравницы Черноморского побережья Кавказа построены в стилистике 1950 — 1970-х годов, устарели морально и не привлекают внимания туристов. Далее, уровень обслуживания в этих оздоровительных центрах, хотя он и очень высок по советским меркам и удовлетворителен по современным российским, не идет ни в какое сравнение с туристским сервисом, например, в Турции. Менять придется буквально все, начиная от питания (один только завтрак, предлагаемый отдыхающему на «безальтернативной основе», навсегда погубит репутацию любого рекреационного заведения), а для подобной глобальной перестройки нужны кадры, которые в регионе отсутствуют.

Характерная советская система лечебно-рекреационного центра, где распорядок дня выстроен вокруг врачебных процедур, и главной фигурой является старшая медицинская сестра, неприемлема для современного туриста, который предпочитает получать медицинское обслуживание индивидуально и незаметно для других.

Нужно также иметь в виду, что Черное море безнадежно проигрывает Красному и Средиземному морям с точки зрения туриста. Во-первых, оно — холодное. Температура даже в самые жаркие месяцы года редко поднимается выше 24 градусов, а, обычно, держится около 20 — 22 градусов «в сезон», быстро падая во внесезонье. Кроме того, летние шторма нередко приводят к перемешиванию воды и скачкообразному охлаждению поверхностного слоя воды до 10 — 12 градусов в самый разгар сезона. Во-вторых, глубины моря отравлены сероводородом, что сокращает биологическое разнообразие.

Климат региона в целом расценивается как теплый и влажный, благоприятный для сельского хозяйства, способствующий оздоровлению организма. Однако, для севера Края (район Анапы-Новороссийска) характерна «бора», специфический очень сильный, холодный и стабильный северный ветер. Этот ветер не только субъективно очень неприятен, но и вызывает депрессивные состояния нервной системы. Практически, «бора» ставит предел использованию рекреационных центров северных причерноморских областей Края вне летнего сезона.

Важной особенностью Краснодарского края, как туристско-рекреационной зоны, является высокая насыщенность территории культурными, историческими и археологическими памятниками. В настоящее время они, скорее, «висят» на бюджете области, требуя охраны и ремонта и препятствуя хозяйственной деятельности. Положение изменится, когда (и если) удастся начать коммерческую эксплуатацию этих памятников.

Продолжая экономико-географический очерк Края, отметим его демографическую обеспеченность: Краснодарский Край является единственной «зоной демографического роста» в России, за исключением Москвы и Санкт-Петербурга. Впрочем, как и в случае мегаполисов, речь должна идти об аккреции: сравнительно стабильный и экономически процветающий регион принимает русскоязычное население Северного Кавказа.

Транспортная обеспеченность региона достаточна. Район имеет три крупных аэропорта — Сочи (Адлер), Анапа, Краснодар, сетку железных дорог, которая после введения в строй линии от Туапсе на Горячий Ключ — Энеем приобрела некоторую связность. Есть и автомобильные дороги, по преимуществу на севере Края.

Обеспеченность портовыми сооружения даже несколько избыточна для территории, вдоль которой нет каботажного плавания: крупный порт в Новороссийске, портовые сооружения в Анапе и Туапсе, строящийся порт на Таманском полуострове.

Из индустриальных производств, развитых в крае, вспоминается только цементный завод в Новороссийске. Регион очень перспективен для развития лесной промышленности, но данные по ее реальному состоянию противоречивы.

Наш комментарий:

Автор доклада выделяет два экономических локомотива Краснодарского края: развитый агропромышленный комплекс и рекреационно-туристский комплекс.

Называя край регионом – донором (между тем, в рейтингах 2005 Краснодарский край числится дотационным регионом с 17,8% федеральных дотаций), С. Переслегин прогнозирует кризис агропромышленного комплекса в связи с вступлением РФ в ВТО. Не думаю, что с 2005 года данная отрасль была модернизирована и подготовлена к международной конкуренции, хотя в докладе указано  следующее - эта опасность вполне осознается, что и вызывает повышенный интерес руководства Края к стратегированию.

Думаю, край в целом и его управление в частности не имеют «стратегической инстанции», способной  создавать сценарии, описанные в части 1-й доклада. Отсутствие  стратегирования особенно заметно по состоянию рекреационно – туристического комплекса.

В основе развития рекреационно-туристического комплекса должно быть положено «сбережение» курортных параметров моря и берега, прибрежной территории – то есть экологическое измерение развития. Но именно это основание не просто не учитывается, а повсеместно страдает. Создается ситуация, когда иные проявления «развития» рекреационно –туристического  комплекса - интенсивное строительство  жилья и отелей оборачивается уничтожением курорта. Да, и само строительство современным не назовешь.

Санатории и здравницы работают в основном на советской инерции, и некоторая модернизация оборудования существенно не повлияла на стратегии оздоровления.

Что касается «высокой насыщенности территории культурными, историческими и археологическими памятниками», то она так и не конвертирована в доходный туризм.

 

Анатолий Кузнецов

 

 

 

2 Сентября 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов