Почему Китай переходит к капитализму успешнее России?


Сколько зарабатывали в древние времена рабы в пересчете на современные доллары? Правда ли, что длина дорог с твердым покрытием в Римской империи всего лишь в 10 раз меньше, чем в современной России? Как умудряются историки подсчитывать ВВП и доходы людей, живших за многие века до нас?

Ответы на такие вопросы есть в книге Энгуса Мэддисона «Контуры мировой экономики в 1–2030 гг.», выпущенной издательством Института Гайдара в конце прошлого года. Ушедший в 2010 году Мэддисон – корифей экономической истории. Собранные им данные об экономических показателях стран и регионов мира от Рождества Христова и до нашего времени можно посмотреть на его сайте. Книга же, с одной стороны, является учебником по истории с экономическим уклоном, а с другой, написана легко и популярно. 

В книге есть и перечисление событий, и большая глава о зарождении количественных методов в экономике, и попытка выделить движущие факторы истории, а также прогнозы на будущее. Slon выбрал три наиболее эффектных фрагмента – о доходах в Римской империи, о причинах экономического рывка Запада в XV веке и о том, почему Китай переходит к капитализму успешнее России.

Почему Китай переходит к капитализму успешнее России?

Отказавшись от коммунистической командной экономики, Китай, по сравнению с Россией, добился гораздо больших успехов. В 1990 г. Китай превосходил Россию по показателю ВВП почти в 2 раза, а к 2003 г. – уже в 6,5 раза. Было бы весьма полезно обобщить причины различий в экономических результатах России и Китая.

   
1. На первом этапе основным приоритетом для китайских реформаторов было сельское хозяйство. Они покончили с коллективистским безумием Мао и предоставили индивидуальным крестьянским хозяйствам возможность самостоятельно добиваться повышения своих доходов. Российские реформаторы в общем игнорировали сельское хозяйство. Потенциал же индивидуальных крестьянских хозяйств был разрушен Сталиным еще в 1920-е гг. Китайское правительство поощряло мелкое промышленное производство в небольших городах и деревенские предприятия. Успешное управление такими предприятиями местными чиновниками и партийной элитой означало возможность законного увеличения доходов. 

2. КНР, в отличие от СССР, сохранила свою территориальную целостность. В Китае доля этнических меньшинств была не слишком большой (по сравнению с СССР), а политическая система функционировала достаточно стабильно. Посредством дипломатии, выдержки и создания капиталистических анклавов Китаю удалось вновь присоединить к себе Гонконг и Макао в качестве особых административных регионов.

3. Важную роль в период реформ в КНР сыграло то обстоятельство, что за пределами страны проживало большое количество китайцев. Большинство иностранных инвестиций и иностранных предпринимателей прибыли в Китай из Гонконга, Сингапура, Тайваня. Необходимо упомянуть и о возвращении в КНР этнических китайцев из других стран мира. 

4. Когда Китай приступил к реформам, показатели производительности и дохода находились на очень низком уровне. В 1978 г., когда началась эра реформ, подушевой доход китайца не достигал и 15% подушевого дохода в СССР. Гораздо меньшей была в КНР и степень индустриализации экономики. В случае осуществления правильной политики отсталость в развитии становится благоприятной позицией с точки зрения государства, которое поставило перед собой цель быстро догнать передовые страны. То, что уровень доходов китайцев был гораздо ниже, чем в Гонконге, Японии, Малайзии, Южной Корее, Сингапуре и на Тайване, облегчало возможность использования преимуществ отсталости и позволяло осуществить крупные структурные изменения. Это означало, что период сверхвысоких темпов роста мог быть значительно более протяженным, чем в других странах.

5. Руководство КНР в высшей степени настороженно относилось к опасностям, связанным с гиперинфляцией (Китай получил соответствующий опыт во времена правления Гоминьдана)
 
 

Если в России частные сбережения были обесценены, то китайское правительство поощряло граждан к сбережениям (за время реформ они значительно возросли). Увеличение объема сбережений – основное условие, благодаря выполнению которого Китаю удалось добиться очень высоких уровней инвестиций. 

 
В России процесс реформ сопровождался гиперинфляцией, крупномасштабным бегством капиталов, валютным кризисом и отказом от исполнения обязательств по обслуживанию внешнего долга. Китайское правительство пользовалось полным доверием иностранных кредиторов, а утечка капитала сохранялась на низком уровне. 
  
6. Китай отказался от приватизации государственного сектора, однако его доля уменьшилась «естественным путем». Сегодня в Китае имеют свое дело множество богатых предпринимателей. Некоторые из них пользуются полной поддержкой государства. Однако в Китае так и не появились олигархи «российского образца».  
  
7. Одним из основных приоритетов Китая было поощрение экспорта готовых изделий, в частности, посредством организации на прибрежных территориях особых безналоговых промышленных зон. Для того чтобы добиться увеличения экспорта, КНР поддерживала заниженный курс национальной валюты. Быстрый рост российской экономики после 1998 г. был в значительной степени связан с повышением цен на экспортируемые природные ресурсы, и прежде всего на нефть и природный газ. 
  
8. Осуществление Китаем политики планирования семьи привело к сокращению рождаемости и изменению структуры населения, что способствовало экономическому росту. В 1978–2003 гг. доля населения в трудоспособном возрасте увеличилась с 54 до 70%. Одновременно вырос и такой показатель, как ожидаемая средняя продолжительность жизни. В России, напротив, этот показатель снизился.

 

Когда и почему разбогател Запад?

За прошедшее тысячелетие население мира возросло почти в 24 раза, подушевой доход – в 14 раз, ВВП – в 338 раз. Эти данные резко контрастируют с аналогичными показателями предшествующего тысячелетия, когда население нашей планеты увеличилось всего в шесть раз, а показатели дохода на душу населения снижались. В период 1000–1820 гг. экономический рост носил преимущественно экстенсивный характер. По большей части прирост ВВП обеспечивался благодаря четырехкратному увеличению численности населения. В то же время такой показатель, как доход в расчете на душу населения, если ли не «топтался на месте», то увеличивался очень медленно – в течение восьми столетий среднемировой доход возрос всего на 50%.

В 1000 г. ожидаемая продолжительность жизни новорожденного составляла в среднем около 24 лет. Треть младенцев умирали в течение первого года жизни. Тех же, кто выживал, терзали голод и эпидемии. Если к 1820 г. на Западе показатель ожидаемой продолжительности жизни увеличился до 36 лет, то в остальном мире его прирост был едва заметным.

После 1820 г. мировое развитие стало гораздо более динамичным. К 2003 г. доход в расчете на душу населения увеличился почти в 10 раз, в то время как численность населения – в 6 раз. Подушевой доход возрастал на 1,2% в год, что в 24 раза быстрее, чем в 1000–1820 гг. Численность населения увеличивалась примерно на 1% в год, т. е. в 6 раз быстрее, чем в 1000–1820 гг. Ожидаемая продолжительность жизни возросла до 76 лет на Западе и до 63 лет в остальных странах мира. 

В рамках самой капиталистической эпохи (т.е. в период с 1820 г. и далее) скорость развития была неравномерной. Мы можем выделить пять различных фаз. Безусловно, лучшим временем, поистине «золотым веком» стал период 1950–1973 гг., когда мировой подушевой доход увеличивался почти на 3% в год. Наше время, начиная с 1973 г. (впредь характеризуемое как «неолиберальный порядок»), находится на втором месте, поскольку темпы роста составляют примерно половину от аналогичного показателя «золотого века». Третьего места заслуживает старый «либеральный порядок» (1870–1913 гг.) с его медленным увеличением подушевого дохода. Наблюдавшийся в 1913–1950 гг. рост был значительно более низким, чем мог бы быть, учитывая имевшиеся в то время потенциальные возможности. Причины очевидны: две мировые войны и продолжительный коллапс мировой торговли, рынков капитала и миграции. Самый медленный рост – отличительная черта начальной фазы капиталистического развития (1820–1870 гг.), когда наиболее значительные темпы прироста наблюдались в европейских странах, государствах, население которых составляли преимущественно выходцы с Запада, и в Латинской Америке.
 
1. Одним из фундаментальных изменений было признание человеческой способности трансформировать силы природы посредством рационального их исследования и эксперимента. Первый европейский университет был основан в Болонье в 1080 г. К 1500 г. количество подобных центров светского образования в Западной Европе достигло 70. Вплоть до середины XV в. основная часть обучения велась в форме устной передачи знаний, что было очень похоже на обучение в Древней Греции. Все изменилось после того, как в 1455 г. Иоганн Гутенберг напечатал в Майнце свою первую книгу. К 1500 г. в Западной Европе насчитывалось уже 220 печатных станков и было выпущено 8 млн экземпляров различных книг. Одним из следствий развития книгопечатания стала значительно возросшая открытость университетов новым идеям и более высокая продуктивность процесса обучения. В 1470-х гг. в книжном деле произошла настоящая технологическая революция, обусловившая резкое сокращение затрат. В 1483 г. в типографии Риполи были напечатаны 1025 экземпляров «Диалогов» Платона. Для того чтобы переписать один такой том, переписчику потребовался бы год работы. Предположим, что капитальные затраты типографии Риполи на приобретение оборудования превосходили расходы института, который нанял бы соответствующее количество переписчиков. Для выпуска 1025 экземпляров потребовался бы год квалифицированного труда, поэтому естественно, что с появлением книгопечатания производительность труда возросла по меньшей мере в 200 раз. К середине XVI в. венецианские типографии выпустили более 20 тысяч различных книг по самым разным отраслям знаний, включая музыкальные партитуры, карты, книги по медицине и множество изданий, использовавшихся в процессе нового светского образования. Последний пункт имел огромное значение. До появления книгопечатания книги ценились прежде всего как предмет искусства или культа, а их содержание отражало преимущественно мудрость и догматы прошлого. После изобретения печатного пресса книги стали значительно дешевле. У издателей появилась возможность пойти на риск, выпуская книги, в которых рассказывалось о новых идеях или которые принадлежали перу еще неизвестных авторов. Для значительной части населения открылся доступ к книгам, что стало новым стимулом к грамотности. Следует подчеркнуть, что до начала XIX в. европейская революция в книгопечатании не имела аналогов в других частях мира, за исключением Китая. 
 
 

Основное отличие Европы от Китая заключалось в том, что европейское книгоиздание было конкурентным, а торговля книгами приобрела международный характер. Тем самым были пресечены попытки института папства установить контроль над мыслями европейцев посредством инквизиции и цензуры. 

 
Китай же представлял собой централизованное государство с остаточными контактами с зарубежными странами. Его бюрократы получали образование, основанное на изучении древних классических работ, и имели возможность установить контроль над мыслями своих сограждан посредством более тонких и эффективных методов, чем те, которые применялись папством в Европе. В XVI–XVII вв. происходили дальнейшие изменения в интеллектуальных горизонтах, следствием которых стал отказ от средневековых представлений о геоцентрической системе мира. Благодаря эпохе Возрождения, научной революции XVII в. и эпохе Просвещения (XVII в.) западные элиты избавились от суеверий, веры в магию и необходимости подчинения религиозным властям. Научный подход постепенно воцарялся и в системе образования. Расширялись интеллектуальные горизонты. Начались вдохновленные Прометеем поиски способов дальнейшего развития человечества. Воздействие науки подкреплялось созданием академий и обсерваторий, в которых проводились эмпирические исследования и эксперименты. Ключевым элементом успеха этих институтов стало систематическое документирование результатов экспериментов и их распространение в письменной форме.  
 
2. Зарождение в XI–XII вв. важных городских торговых центров в Брюгге, Венеции и других городах Фландрии и Северной Италии сопровождалось изменениями, способствовавшими развитию предпринимательства и упразднению феодальных ограничений на покупки и продажи собственности. Права собственности защищались не дискреционными, не предполагавшими свободы действий правовыми системами. Еще одним шагом вперед, с точки зрения обеспечения правовых санкций по поводу заключавшихся сторонами договоров, стало развитие бухгалтерского учета. Государственные налоговые системы становились более предсказуемыми и в меньшей степени произвольными. Рост доверия к финансовым институтам и инструментам благоприятствовал расширению доступа к кредиту и страхованию, облегчал оценку рисков и рациональную организацию бизнеса в крупных масштабах и в самых разных странах. 
 
3. Принятие в 380 г. н. э. христианства как государственной религии обусловило важнейшие изменения в характере европейского супружества, наследования и родства. Возникновение института папства означало создание новой модели семьи, существенно отличавшейся от принятой в прошлом в Древней Греции, Риме и Египте. К тому же она не имела ничего общего с традициями исламского мира. Допускался исключительно моногамный брак. Внебрачное сожительство, усыновление или удочерение, развод и повторные браки вдовцов или вдов были запрещены. Налагался запрет на кровосмесительные браки с родными братьями и сестрами, родственниками по восходящей и нисходящей линии, включая двоюродных, троюродных и четвероюродных братьев и сестер, а также с родными братьями и сестрами мужа или жены. Согласно принятому церковью в 385 г. н. э. решению, священнослужители должны были принимать обет безбрачия. Подразумевалось, что все эти правила должны были ограничить притязания на наследство ближайшими родственниками, а также обеспечить передачу значительного имущества церкви, которая к тому времени превратилась в один из самых богатых институтов. В то же самое время новые порядки способствовали разрушению преданности клану, племени и касте, создавали наиболее благоприятные условия для проявления индивидуализма и накопления и укрепляли чувство принадлежности к национальному государству.  
 
4. Четвертой отличительной чертой рассматриваемого нами периода было появление системы расположенных вблизи друг друга государств-наций, поддерживавших между собой тесные торговые отношения и, несмотря на языковые различия, довольно непринужденный интеллектуальный взаимообмен. Во многих отношениях это было мягкое разделение на отдельные части, стимулировавшее конкуренцию и инновации. Тем самым открытые к приключениям, инновационные умы имели возможность мигрировать или найти убежище в другой культуре и внешней среде. Вместе с тем меркантилистская коммерческая политика ведущих европейских стран носила взаимно дискриминационный и ограничительный характер. Продолжением политики «разори своего соседа» были войны. В 1700–1820 гг. Великобритания приняла участие в пяти крупных войнах (продолжавшихся в общей сложности 55 лет), что в значительной степени было обусловлено ее стремлением к установлению торгового господства во всемирном масштабе.

 

Сколько зарабатывали рабы и сенаторы в Римской империи?

Рабы составляли десятую часть общей численности населения Римской империи, и на их долю приходилось около одной пятой части затрат труда. Наибольшей (около одной трети населения и около половины количества затраченного труда) была доля рабов на Апеннинском полуострове. Согласно моим расчетам, это различие между двумя показателями было вызвано тем обстоятельством, что на долю свободных работников приходилось гораздо большее количество иждивенцев (женщин и детей).

Средний прожиточный уровень работавших рабов (включая затраты на иждивенцев) был принят в количестве 300 HS в год (HS – это международные доллары или доллары Гири-Хамиса 1990 года, приблизительное можно считать, что 1 HS равен 1,73 долларам США сегодня. – Slon). Таким образом, совокупные расходы на обеспечение жизнедеятельности работавших рабов в количестве 3,6 млн человек достигали 1080 млн HS. 
 
Согласно моим оценкам, доля свободных работников в общей численности населения составляла 36% (14,2 млн человек), средняя заработная плата – 790 HS, а совокупный доход – 11 234 млн HS. Следовательно, совокупный трудовой доход (рабский и нерабский труд) составлял 12 314 млн HS. 

Голдсмит предлагает и собственную оценку дохода и богатства элиты (см.: Goldsmith 1984: 277–278). На Апеннинском полуострове показатели и первого, и второго были выше, чем в остальных 36 провинциях Римской империи. Голдсмит представил деление элиты на четыре уровня в зависимости от социального статуса ее представителей. По сравнению с большинством других обществ, в Древнем Риме социальное положение и статус граждан были более тесно и явно связаны с имущественным цензом. Основным источником совокупного дохода элиты была имевшаяся у нее собственность, включая владение рабами. Впрочем, происхождение некоторой его части было связано с профессиональными доходами и государственной службой; однако я не отношу ее к трудовому доходу.

Согласно оценке Голдсмита, капитальные активы, которыми располагали представители элиты, приносили им 6% прибыли. Ежегодный доход императора составлял по меньшей мере 15 млн HS, величина минимального имущественного ценза сенатора – 1 млн HS. Голдсмит полагал, что средний размер богатства сенаторов достигал 2,5 млн HS, а приносимый им средний доход – 150 тысяч HS. Следовательно, совокупный доход 600 сенаторов достигал по меньшей мере 90 млн HS. Голдсмит исходил из того, что совокупный доход 40 тысяч всадников (средний объем богатства – 500 тысяч HS, средний доход – 30 тысяч HS) был равен 1200 млн HS. В соответствии с его допущением, 60% этих всадников проживали на Апеннинском полуострове. По Голдсмиту, совокупный доход более чем 360 тысяч декурионов (членов муниципальных советов) из 3 тысяч городов Римской империи достигал 3 млрд HS (8333 HS на душу населения).
 
Slon

 

23 Мая 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов