Как вывести образование из Долины Смерти

Сэр Кен Робинсон – ведущий эксперт в области обучения, развития творческого мышления и инноваций в общественных и государственных организациях. В вызвавшей широкий резонанс лекции «Как вывести образование из Долины Смерти», организованной TED, он рассказал о том, в чем видит главные проблемы американской школьной системы, находящейся, по его мнению, в глубоком кризисе. Slon публикует перевод лекции Робинсона. 

В некоторых частях Америки 60% детей бросают старшую школу, в общинах американских индейцев – до 80%. С экономической точки зрения все замечательно. Чистая прибыль от такого положения дел для Америки за десять лет может достигнуть почти триллиона долларов. Но на самом деле огромного количества средств стоит избавиться от последствий так называемого dropout-кризиса, который представляет собой лишь вершину айсберга. Он не учитывает всех тех детей, что ходят в школу, но абсолютно не участвуют в процессе обучения, не получают от него удовольствия и не видят в нем никакой пользы. И проблема не в деньгах. Америка тратит на образование больше, чем кто бы то ни было. Каждый год появляются сотни инициатив, нацеленных на улучшение образования. Проблема в том, что и деньги, и инициативы направлены не туда.  

Синдром дефицита понимания проблемы

Вот три принципа, благодаря которым существует человеческая жизнь, и именно этим принципам противоречит современная система образования.

Первый принцип – все люди разные. Сейчас все чаще детям ставят диагноз: синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Я не собираюсь утверждать, что такого заболевания не существует, я просто не верю в то, что это эпидемия. Если усадить ребенка и заставить часами выполнять монотонную работу, не стоит удивляться, когда он начнет валять дурака. 

 

Дети по большей части страдают не от какого-то заболевания, они страдают от детства. Поверьте, я знаю, я провел ранние годы своей жизни ребенком.


Дети раскрывают себя лучше с широким учебным планом, который бы затрагивал все их таланты, а не маленькую часть.

Второй принцип – это любопытство. Если вы сможете разжечь его в ребенке, то он, скорее всего, будет учиться дальше сам, без помыканий. Дети от природы ученики, важно открыть в них эту способность. Все это я говорю по той причине, что одним из эффектов сегодняшней культуры стала, если можно так выразиться, депрофессионализация учителей. Учителя – это кровеносная система успешной школы. Важно понять: учитель творческая профессия. Учительство не станок на заводе. Учитель существует не только для того, чтобы зачитывать вам информацию, для этого тоже, конечно, но хороший учитель также стимулирует тягу к знаниям, провоцирует на изучение, вовлекает в процесс.

Если ребенок ничему не учится, значит, и обучения как такового нет. 

 

Можно сказать: «Вот Дебора, она в кабинете № 34, она учится». Но если Дебора ничему не научилась, то она, вероятно, присутствует на уроке, но абсолютно не вовлечена в процесс.

Роль учителя – этот процесс облегчить. Вот и все. И часть проблемы в том, что доминантой в современной школе стали тесты. Безусловно, тесты важны. Но они не могут доминировать. Они должны отвечать за диагностику. Если я еду на медицинское обследование, мне нужны стандартизированные тесты, чтобы узнать мой уровень холестерина относительно всех остальных, по общепринятой шкале. Я не хочу, чтобы доктор определял уровень холестерина по шкале, которую он придумал с утра в машине:

 

 

 
– Ваш холестерин находится на оранжевом уровне.

– Правда? А это нормально?

– Без понятия!

Но тесты должны помогать обучению, а не мешать, как в последнее время часто происходит. И вместо интереса мы получаем культуру соблюдения. Дети и учителя вынуждены следовать рутинным алгоритмам, вместо того чтобы учиться, используя свое воображения и проявляя любопытство.

Третий принцип таков: человеческая жизнь сама по себе предполагает творчество. Благодаря этому наша культура так многообразна. Мы создаем наши жизни путем бесконечного процесса поиска альтернатив и возможностей, и одна из функций обучения – это пробуждение творческого начала. Вместо этого у нас есть культура стандартизации. 

Почему в Финляндии никто не бросает учебу

Но такой порядок вещей можно и нужно менять. Возьмем Финляндию. В рейтингах математики, науки, чтения она часто оказывается на первых местах. Но в Финляндии не замыкаются только на этом. У них очень широкий подход к обучению, и столько же времени они уделяют гуманитарным наукам, искусству и физическому воспитанию. В Финляндии совсем немного стандартизированных тестов, и они не являются чем-то значимым.

Недавно я был на встрече с несколькими людьми из Финляндии, и кто-то из американцев спросил:

– Как вы боретесь с тем, что люди бросают обучение?

На что они ответили:

 

 

 

 

– А у нас никто так не делает. С чего бы им бросать обучение? Если у людей проблемы, мы стараемся как можно быстрее помочь и поддержать их.

Для тех, кто конструирует передовые системы обучения в мире, очевидно то, что, к сожалению, не очевидно специалистам в Америке. Во-первых, они индивидуализируют процесс обучения, понимая: чтобы человек учился, его нужно заинтересовать. Во-вторых, они очень трепетно относятся к профессии учителя. Невозможно ожидать хороших результатов, если вы не наймете профессионалов и не обеспечите им поддержку и развитие. Это инвестиции, и люди в Канаде, Австралии, Южной Корее, Сингапуре и Гонконге это понимают.

И, в-третьих, такие страны передают ответственность за результат на уровень школ. Часто правительство решает, что оно лучше понимает, как и что делать, и сейчас все всем расскажет. Но обучение происходит не в комитетах. Обучение происходит в классах и школах, и люди, которые участвуют в процессе, – это ученики и учителя. И если вы игнорируете их мнение, их точку зрения, то ничего не изменится. 

Новая жизнь в Долине Смерти

Видимо, политики относятся к обучению как к такому индустриальному процессу, который можно улучшить, подкрутив тут и там, ничего кардинально не меняя. Увы, так не получится.

Суть в том, что образование не механический процесс, это – человеческая система. У каждого – своя причина, по которой он бросает учиться. Может быть, ему стало скучно, может быть, он не видит в образовании смысла. Существуют тренды, но любая история индивидуальна. Недавно я был на встрече в Лос-Анджелесе, посвященной альтернативным образовательным программам. Эти программы рассчитаны на то, чтобы вернуть детей в образование. У них у всех есть нечто общее. Например, они очень персонализированы. В них очень сильна поддержка учителей, широкий учебный план. Интересно, что все это – именно альтернативное обучение.

Вот вам пример. Я живу недалеко от места, которое называется Долина Смерти. Это самая жаркая и сухая территория в Америке, там ничего не растет, потому что не идут дожди. А зимой 2004-го вдруг пошел дождь. За очень короткое время выпало семь дюймов осадков. Весной 2005-го случилось нечто феноменальное: вся поверхность Долины Смерти была усеяна цветами. Оказалось, что Долина Смерти не мертва, а просто спит. Прямо под поверхностью есть семена возможностей, которые ждут подходящих условий. Так и со школой. Вы меняете условия, даете людям больше возможностей, меняете взаимоотношения между учащимися и преподавателями, даете им пространство для творчества, и школа начинает жить новой жизнью.

Умные лидеры это понимают. Роль лидерства в образовании – да и в любой другой сфере – не должна сводиться к командованию и контролю. Роль лидерства в создании климата, атмосферы возможностей.

Вот отличная цитата Бенджамина Франклина: «Всех людей можно разделить на три типа: те, кого невозможно привести в движение, те, кого привести в движение можно, и те, кто движется». И если мы сумеем заставить больше людей двигаться, мы получим движение, которое сможет свершить революцию в лучшем смысле этого слова. Как раз то, что нам нужно. 

Бонус: ролик о том, что под обучением понимает психология

Цитата

Предположим, однажды вы пошли ко врачу на прививку, и врач говорит вам:

– Не бойтесь, это совсем не больно.

А потом делает вам самый болезненный укол в вашей жизни. Через несколько недель вы идете на прием к зубному, он берет зеркало, чтобы проверить ваши зубы, и говорит:

– Не бойтесь, это совсем не больно.

И хотя вы знаете, что зеркало больно вам не сделает, вы хватаете вещи и выбегаете из кабинета без оглядки. Фраза «Это совсем не больно» стала для вас условным раздражителем, когда совпала с болезненным уколом, – безусловным раздражителем. Классический рефлекс в действии.

Slon

21 Мая 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов