Гражданский контроль над полицией: Россия и США

23 апреля в клубе ZaVtra состоялась публичная дискуссия о том, как осуществлять гражданский и муниципальный контроль над деятельностью полиции. В дискуссии участвовали Наталья Таубина из «Общественный вердикт» и Валентин Гефтер из Института прав человека с российской стороны, а также Барбара Эттард (Barbara Attard) и Кэтрин Олсон (Kathryn Olson) из Национальной ассоциации гражданского контроля за правоохранительными органами (National Association for Civilian Oversight of Law Enforcement, NACOLE) – с американской. Смысл этого мероприятия, организованного в рамках совместного проекта «Общественного вердикта» и NACOLE,  был в том, чтобы в двустороннем порядке сопоставить опыт двух стран в практике гражданского контроля над полицией.

Своеобразие американской ситуации в том, что гражданские контролирующие организации, о которых шла речь, - это не просто гражданские активисты, которые по той или иной причине взяли на себя такие обязанности, а институциональные муниципальные органы, в обязанности которых входит надзор за работой полицейских департаментов. Это в значительной мере определяет инструментарий и возможности, которыми могут пользоваться такие организации.

Борис Долгин

В России таких институализованных гражданских органов нет. Те организации, которые пытаются отслеживать действия полиции, работают самостоятельно и по собственной инициативе, то есть без какой-либо целенаправленной поддержки государства. Модератор дискуссии Борис Долгин в связи с этим проблематизировал дело вопросом о том, какие из методов и техник могут быть оторваны от институциональной среды, а какие к ней жестко привязаны, потому что именно от этого зависит, какие элементы опыта в принципе возможно позаимствовать в нынешней ситуации.

Американские модели

Об основных моделях гражданского контроля в США рассказала Барбара Эттард. Для начала она уточнила, что американская полиция организована в несколько уровней: федеральный уровень (ФБР, ЦРУ), уровень штата и локальный уровень. Гражданский контроль собственно сосредоточен на локальном (графства, города) уровне функционирования полиции, в частности на отслеживании ситуации в тюрьмах.

Вообще гражданская контролирующая активность в США восходит к началу XX в. Но в современном виде это оформилось сравнительно недавно – лет 40 назад. Эттард выделила три базовые модели контроля – комиссия, проведение расследований и проверки, - но тут же оговорила, что в чистом виде их почти не существует, потому что гораздо более эффективными оказались гибридные модели, сочетающие в себе сразу несколько подходов.

Барбара Эттард

Очертив общую картину, Эттард перешла к примерам. Первым из них стал Офис по рассмотрению жалоб граждан в Сан-Франциско, который появился в 1983 как реакция на серьезное превышение полицейских полномочий. Собственно, в результате последовавших разбирательств служба внутренних расследований была закрыта, а вместо нее появился аналогичный гражданский орган. Жалобы граждан, таким образом, поступают гражданским служащим, и этот же орган проводит расследование. Сначала поступившая жалоба рассматривается на предмет обоснованности; в случае признания обоснованности ее предъявляют начальнику полиции и начинают принимать меры. В основе этой организации лежит модель, базирующаяся на проведении расследований. Ее достоинства состоят в том, что она усиливает гражданский контроль над полицией, а также пользуется популярностью у общественности: люди охотнее обращаются с жалобами в гражданские инстанции, нежели в полицию. Недостаток в том, что она не везде применима из-за специфики законодательства. В ряде городов есть также формат сосуществования таких расследовательных гражданских служб с аналогичными полицейскими.

Орган контроля, осуществляющий проверки, в свою очередь, функционирует несколько иначе. Существует некое место, куда люди могут подавать жалобы. Эта жалоба попадает в базу данных полиции, и по факту должно проводиться расследование. В ту же базу попадают суждения гражданской группы по этому делу. Кроме того, люди могут направлять свои жалобы непосредственно в полицию, и эти жалобы попадают в ту же базу. В этом случае расследование проводит внутренняя служба полиции, а гражданский орган контроля отслеживает процесс со стороны. Иногда допускается присутствие ее представителей при допросе свидетелей. По итогам расследования дело присылают в эту надзирательную группу, и служащие его снова перепроверяют. Все их заключения отправляются в базу данных, и на основе этого создается отчет о работе.

Если гражданский орган недоволен результатами, он может обжаловать их у начальника полиции или у мэра. Если и в этом случае не принимаются должные, по мнению гражданских работников, меры, им остается только опубликовать эти данные в годовом докладе, представляемом городским инстанциям. Однако эта модель в чистом виде, как отметила Эттард, устарела. Сейчас, если орган недоволен проведением, он обычно имеет право провести свое расследование, то есть у здесь появляются признаки предыдущей описанной модели.

Наконец, в качестве примера комиссии Эттард привела Berkley Police Review Commission, один из старейших американских органов гражданского контроля, который существует начиная с 1970-х гг. Поводом к его появлению послужило, опять же, превышение полицейских полномочий во время демонстраций. И опять же, из первозданного формата она в итоге перешла в гибридный. Комиссия состоит из 9 человек, гражданских лиц, назначаемых мэром и городским советом. Трое из них рассматривают поступающие в комиссию жалобы на полицию и сообщают о жалобах службе внутренней безопасности полиции. Но тонкость в том, что жалобу на сотрудника можно подать и в сам департамент полиции, и об этих жалобах комиссии не сообщают, потому что, согласно законодательству Калифорнии, они считаются конфиденциальными.

Это, впрочем, компенсируется тем, что люди, опять же, охотнее обращаются к гражданскому органу, тем более что в этом случае гарантии контроля существеннее. Надо заметить, что результаты расследований гражданской комиссии на принятие решений не влияют. Но они входят в официальные отчеты наряду со всеми данными, касающимися дела. Потом проводятся слушания с тремя участниками комиссии, которые высказывают свое мнение и рекомендации, и эти заключения направляются мэру и шефу полиции. Дисциплинарного эффекта по итогам всего этого может не быть. Но важно влияние этой деятельности на общество. Люди видят, что происходит в местной полиции; они могут читать годовые отчеты. Все это способствует повышению уровня прозрачности.

Условия

Кэтрин Олсон

 Кэтрин Олсон, в свою очередь, рассказала, при каких условиях это все должно происходить. По ее словам, для гражданского контроля очень важны партнерские отношения – в частности, между обществом и полицией, - которые рождаются как раз благодаря механизмам контроля. Она выделила три общих фактора, которые способствуют укреплению контроля независимо от того, в какой конкретной модели они задействуются.

Первое – это независимость гражданского контроля. Чтобы гражданский контроль воспринимался как легитимный, ему должны доверять и полиция, и общество. А для этого надо, чтобы орган контроля воспринимался как непредвзятый и заинтересованный только в поиске правды.

Второе: важно, чтобы у гражданской организации был доступ к информации. С одной стороны, к непосредственно наблюдаемой – например, бейджики у полицейских; с другой стороны, доступ к базам данных. Или, по крайней мере, возможность запросить данные или потребовать через суд. В большинстве больших городов у полицейских служб есть сайты, на которых публикуются данные, в частности карты преступлений. А там, где информация не выкладывается открыто, ее обычно обязаны предоставить по требованию граждан.

Наконец, третье – это прозрачность процесса. Требуя прозрачности от полиции, гражданский орган сам должен быть прозрачен, причем для всей общественности. Для обеспечения прозрачности проводятся регулярные встречи с гражданами, публикуются доклады, задействуются медиа. Организация всей этой деятельности требует специальной подготовки, поэтому NACOLE, в частности, проводит тренинги, прививающие этические стандарты. Обеспечение доверия особенно важно для тех случаев, когда действия гражданского органа не выгодны ни государству, ни полиции, и остается полагаться только на поддержку сообщества. Частным случаем такой ситуации можно считать урезание бюджета. Гражданские органы в таких ситуациях  – это первые кандидаты на ликвидацию, и общественная реакция может стать решающим фактором для продолжения бюджетного финансирования.

Полномочия как полиции, так и контролеров определяются законодательством локального уровня, поэтому унификации по стране нет – все зависит от конкретной точки. С другой стороны, нет и общего регламента, определяющего механизмы реагирования полиции на жалобы граждан. Есть требование, чтобы этот механизм существовал, а каким он будет, выбирает полицейская внутренняя служба в рамках того, что прописано в законе. В частности, в Калифорнии одним из таких механизмов был признан гражданский надзирательный орган.

Диалог

Валентин Гефтер

 Валентин Гефтер, вместо последовательного изложения теории, предложил сравнить несколько реальных форсмажорных случаев и посмотреть, что общего и в чем разница. Например, случаи жестокого обращения с заключенными: историю Сергея Магнитского в России и аналогичный (хоть и менее жестокий) инцидент в тюрьме Лос-Анджелеса. Или случаи массовых протестов – Оккупай Абай у нас и Occupy Wall-Street в США. Или Болотное дело у нас и демонстрации в Беркли конца 1960-х – начала 1970-х гг.: насколько различаются ситуации у нас сейчас и в США тогда. Или ситуации контртеррористических расследований – Бостон в США (в частности, тот момент, что террорист может оказаться за пределами сферы гражданских прав) и расследование терактов у нас.

В качестве базового расхождения Гефтер выделил принцип обоюдного доверия (то, о чем говорила Олсон) в сотрудничестве полицейских и гражданских организаций в США и принцип обоюдного недоверия в России. Борис Долгин здесь еще раз подчеркнул тот момент, что гражданский контроль в США относится к муниципальной сфере (public), а в России – сугубо к инициативно-общественной, не подкрепляемой никакими государственными институтами.

Реакция американских представителей, с одной стороны, выражала готовность к конструктивному диалогу, с другой стороны, наводила на мысль, что постановка вопроса не совсем ясна.

Так, например, предложение Гефтера добавить конкретики, обсудив определенные случаи, ожидаемого развития не получило. Вместо этого американская сторона постаралась показать, что в США все далеко не так гладко, как может показаться на первый взгляд. Эттард рассказала о том, что американская общественность в ряде случаев подозревает в гражданских контролеров предвзятость и считает, что они недостаточно строги в отношении полиции – даже в тех случаях, когда орган действует совершенно беспристрастно. Олсон добавила к этому, что доверие между обществом и полицией, обществом и гражданской организацией и гражданской организацией и полицией – это идеал, к которому, конечно, стремятся, но который достигнут далеко не везде.

Тогда Валентин Гефтер сам привел эпизод, который он наблюдал в США: как по итогам тюремного инцидента с предполагаемым превышением полномочий служба внутренней безопасности два часа разбирала его в присутствии гражданских наблюдателей. Это, с одной стороны, носило просветительский характер – говорили о том, как следует поступать, - а с другой стороны, это была дискуссия в поисках истины. Тот эпизод не увенчался каким-либо эффектным торжеством гражданских служащих – наоборот, было признано, что ничего страшного не произошло. Но это было иллюстрацией той связи, которую полиция добровольно поддерживает с гражданским органом; в России аналогичного механизма нет. Полиция в США вообще очень зависит от общественности, поэтому существование гражданских надзирательных органов вполне рационально. А у нас при нашей вертикали такое гражданское участие невозможно, как невозможно и создание общественно-муниципального контроля, потому что он все равно будет ориентироваться наверх, а не на общество.

Наталья Таубина

 Продолжая линию сопоставления, Наталья Таубина отметила сходство между Россией и США в том плане, что внешние и внутренние (по отношению к полиции) инстанции проводят свое расследование и собирают для него информацию. Но в США гражданское расследование в какой-то момент пересекается с полицейским, и его данные включаются в общую базу, а затем принимаются в расчет, тогда как в России эти два процесса зачастую идут параллельно и не пересекаются вовсе. Для того чтобы результаты деятельности общественного контроля включили в официальное расследование, нужно приложить особые усилия. Эттард в ответ на это сразу привела случай, когда в Сан-Франциско гражданское расследование велось параллельно с полицейским, но его результаты, несмотря на все усилия, так и не были приняты в официальную версию, и заметила, что сходства, вероятно, больше, чем представляется на первый взгляд. Она также сказала, что гражданский контроль в США – явление еще молодое, недоразвитое и нуждающееся в больших усовершенствованиях.

Подводя итоги дискуссии, Борис Долгин сказал, что это была лишь первая попытка сопоставления двух систем в широком поле, а не только в среде профессионалов, и выразил надежду, что это даст импульс к новым действиям профессионалов.Полит.ру

27 Апреля 2013
Поделиться:

Комментарии

Аноним , 25 Мая 2013
ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА к проекту закона «О «гражданской полиции» 17 апреля 2013 г. Основной Закон (Конституция) Российской Федерации принимался, исходя из ответственности многонационального народа Российской Федерации за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, утверждая незыблемость демократической основы государства..., признавая многонациональный народ Российской Федерации как источник власти, его права принимать участие в решении общественных, государственных вопросов, предусматривая введение правовых и процедурных гарантий их реализации во всех сферах жизни общества, признавая принципы свободы, равенства и других прав граждан… с главенством важнейшего принципа демократического государства - равенства всех перед Законом. В этих основных конституционных положениях заключена вся суть российского государственного права – в государстве никто не может иметь более привилегированное правовое положение по отношению к правовому положению гражданина, которое закреплёно Основным Законном (Конституцией) Российской Федерации. Основная задача государства заключается в поддержании в государстве именно такого учреждённого самими гражданами конституционного порядка. Конечно же, поддержание конституционного гражданского порядка в государстве возможно лишь при взаимном уважении граждан друг к другу и при неукоснительном соблюдении конституционных гражданских прав, что возможно только при условии всеобщего уважения Закона и всеобщего его исполнения. Зачастую приходится слышать довольно расхожую фразу: «Россия – это правовое демократическое государство, которое располагает необходимой и достаточной законодательной базой…, с одним лишь «но» – строгость российских законов компенсируется их всеобщим неисполнением». Увы, такова российская действительность... И, к сожалению, правовой нигилизм в России усугубляется многочисленными «попустительствами» со стороны бессчетного числа сотрудников различных государственных органов, наделённых необозримо широким спектром самых разнообразных контрольных полномочий. И при этом служебная халатность и должностные преступления уже самих сотрудников государственных органов в подавляющем большинстве случаев являются чуть ли не главной причиной для широкого спектра самых разных правонарушений, имеющих место в российском гражданском обществе. За примерами ходить далеко не надо… Это и год от года всё увеличивающееся количество аварий на автомобильном, железнодорожном, морском, речном и авиационном транспорте, крупные техногенные катастрофы…, участившиеся пожары, наводнения…, это также и ужасающие своими масштабами коррупционные скандалы в высших сферах государственной власти (особенно вызывающе это выглядит на фоне массового обнищания трудящихся граждан)…, а также и неослабевающая с каждым днём угроза террористических актов… и т.д. и т.п. … По большому счёту, все трагические происшествия является всего лишь простым логическим следствием всевозможных нарушений федеральных законов, общепринятых правил, инструкций, стандартов, технических условий... и т.д. и т.п., то есть по большому счёту, являются следствием нарушения Основного Закона (Конституции) Российской Федерации. И с подобными нарушениями приходится сталкиваться почти повсеместно и ежечасно, что становится уже привычной нормой общественной жизни. Неуважительное отношение в обществе к Закону способствует развращению правового сознания всё большего и большего числа граждан, подрывая их веру в добро и справедливость…, их уважение к своему Отечеству… При столь небрежном отношении всё возрастающего числа граждан к своему Закону, а, значит, и к своему Отечеству… Отчество может, в конечном итоге, попросту утратить своё существование… Того ли хотят подавляющее большинство граждан?!! В настоящее время в сознании граждан прочно укореняется пагубная привычка оставаться абсолютно безучастными и равнодушными к бесчисленным «повседневным» правонарушениям, происходящих во многих и многих сферах жизни гражданского общества, которые уже воспринимаются обществом как «незначительные» и «привычные», которые уже никто «не замечает»… до тех пор, пока не произойдёт что-то ужасное и катастрофическое… порой с многочисленными человеческими жертвами. Вот из-за такого повседневного безразличия граждан к своим гражданским правам и из-за молчаливого попустительства многочисленным нарушениям законных прав граждан, которые уже не может защитить даже наш основной Закон, день ото дня существенно ухудшается качество жизни российского гражданского общества. Увы, неутешительным «оправданием» для такого гражданского безразличия может быть лишь только безверие(!)… безверие граждан в добро и справедливость…, безверие в силу Закона…, безверие в эффективность государственной правоохранительной системы государства…, безверие в само государство…, безверие в себя…, безверие в своё будущее… и в будущее своих детей… Так или иначе, но решение задачи по поддержанию законного правопорядка в гражданском обществе возложено на государство и, следовательно, искать, его нужно, исключительно, в системе государственных органов, призванных регулировать гражданские конституционно-правовые отношения. К сожалению, полиция в нынешнем своём качестве не способна эффективно решать стоящие перед ней задачи (это абсолютно справедливо и по отношению к другим многочисленным контролирующим государственным органам). И судить слишком строго контролирующие государственные органы в общем-то и нельзя. Сколько бы ни пытаться повышать качество и количество, например, всё тех же сотрудников полиции (или сотрудников других государственных контролирующих органов) всё равно никогда не удастся в «нужное время» и в «нужном месте» «прикрепить» к каждому гражданину по персональному сотруднику-«контролёру» или же подключить какое-нибудь «техническое контролирующее устройство» – просторы нашего государства необъятны, а народ наш, слава Богу!, многочислен, да к тому же сотрудники-«контролёры» или же «технические контролирующие устройства» могут оказаться не вполне «совершенными» и «качественными» и могут «дать сбой», и потому контролирующие государственные органы всегда будут работать с некоторым запаздыванием, а, следовательно, неэффективно. При этом, никакие «искусственно» создаваемые «надобщественные» «надстройки» не смогут заставить работать «систему» контролирующих государственных органов эффективно, то есть, на опережение… Этого не способны будут сделать ни новые руководители, например, всё того же МВД (или руководители других министерств или ведомств), ни всевозможные комитеты, ни комиссии и/или общественные советы при министерствах и ведомствах, ни органы внутриминистерской (внутриведомственной) безопасности, ни какие иные вновь «учреждаемые» «дополнительные» «надконтрольные» и «подконтрольные! структуры… Это всегда будет похоже, прошу извинить за сравнение, на игру шаловливого щенка «в догонялки» со своим собственным хвостом – щенку ни в коем случае нельзя слишком сильно кусать свой собственный хвост, иначе щенок, почувствовав боль, сразу же прекратит «свою» «игру»… Тем не менее, государственную правоохранительную систему всё-таки можно заставить успешно функционировать, если только она, действительно, будет системой – «саморегулируемой» «взаимосвязанной» общественной системой! В настоящее же время из «системы» государственного правоохранения «выпало» основное «системообразующее» звено, а, именно, сами граждане, которые в соответствии со своим основным Законом (Конституцией) учредили и наделили соответствующими обязанностями по защите своих гражданских конституционных прав государство Российскую Федерацию, в лице государственных правоохранительных органов, и вот теперь государство видит во всех своих гражданах-учредителях уже вовсе не партнёров, а всего лишь потенциальных правонарушителей. Да и многие граждане не очень-то теперь доверяют государственным правоохранительным органам, а зачастую даже и просто боятся их. Разве это не абсурд?!! Необходимо попытаться изменить эту аномальную психологическую установку на бесконечное противоборство государства и граждан, укрепившуюся в российском общественном сознании. Для этого необходимо создать работоспособный институт действенного гражданского контроля за полицией и другими контролирующими государственными органами в рамках единой общегосударственной саморегулируемой правоохранительной системы. И в этот раз уже не следует впустую отвлекаться на «НАШИ» и «НЕ НАШИ» кратковременные, но шумные и пафосные «общественные» «акции», «общественные» «кампании» с «показными» «общественными» «рейдами» и с «показными» «общественными» «мероприятиями», проводимые, как всегда, под прикрытием «красивых» демагогических лозунгов..., и, уж тем более, не хотелось бы отвлекаться на очередные попытки «обюрокрачивания», так называемых, «народных дружин»… и/или, уже ставших теперь довольно «новомодными», «казачьих патрулей»… с их «показной» «охраной общественного порядка», на что, кстати сказать, в настоящее время тратятся совершенно неэффективно значительные бюджетные государственные деньги(!!!)…Сколько уж было подобных «общественных» акций и «общественных» кампаний – они начинались и заканчивались, а проблемы остаются всё те же!…Более того, «игра в казаков» в современных реалиях, ко всему прочему, – это не только недальновидная, но и довольно опасная затея особенно в масштабах огромного многонационального государства! Но при этом, конечно же, нельзя сбрасывать со счетов и столь вызывающе пренебрежительное отношение к национальным традициям, устоям и быту российских гражданин (это, прежде всего, касается не только самых незащищенных граждан – русских, но также и граждан других национальностей) особенно в местах их традиционного проживания, где следует особенно тщательно соблюдать Законность и Справедливость! Любой гражданин должен быть защищён Законом не только на «бескрайних просторах России», но и на своей малой «внутрироссийской» «родине»… в своей местности, в своём поселении, в своём доме! Надо не «играть в казаков»… или, например, в какие-то иные «общественно-показательные игры»…, а «вооружить» и казаков, и всех остальных… таких же равноправных граждан России, самым современным и эффективным «оружием» – законом «О гражданской полиции», который бы позволил им защищать себя и своих близких в самых различных жизненных ситуациях, когда, так или иначе, могут быть нарушены их законные права! Вот тогда и появится у каждого русского человека (как, впрочем, и у любого другого представителя нашего необъятного многонационального государства) возможность уважать и себя, и свой народ, и всех, кто рядом…, а, значит, будет достойно уважения и всё наше великое государство – Россия! Для более эффективного решения стоящих перед полицией и другими государственными контролирующими органами задач по поддержанию законного правопорядка в гражданском обществе предлагается рассмотреть проект закона «О гражданской полиции». Предлагаемый закон «О гражданской полиции» не требует ни привлечения дополнительных денежных средств, ни увеличения количества сотрудников государственных контролирующих органов, а требует лишь «добровольной гражданской инициативы». Данным законом предлагается закрепить норму права, которая позволяла бы обычным гражданам защищать жизнь, здоровье, права и свободы граждан, собственность, интересы общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств, выявляя преступления, административные правонарушения и обстоятельства, способствующие их совершению, с использованием разрешённых законом технических средств и тем самым содействовать полиции (другими контролирующими государственными органами) в поддержании законного правопорядка в гражданском обществе. Другими словами, любой гражданин по собственной инициативе вправе считать себя гражданским полицейским и в соответствии с законом «О гражданской полиции» оказывать содействие полиции (другим государственным контролирующим органам) в выполнении стоящих перед ними задач, выявляя правонарушения с «документальным» подтверждением обстоятельств их совершения с помощью технических средств (фотографирование, звукозапись и видеосъемка). Данная новела не требует от гражданина (гражданского полицейского) каких-то специальных познаний в области уголовного, административного, уголовно-процессуального законодательства, владения вопросами криминалистики, оперативно-розыскной деятельности. Более того, в результате такого инициативного участия граждан в вопросах государственной правоохранительной деятельности будет существенно повышаться уровень правовой культуры, как самих граждан (гражданских полицейских), так и всего общества в целом! А если смотреть и шире, то можно предположить с достаточной степенью уверенности, что такая гражданская инициатива будет также способствовать и «решению» «основного национального вопроса», а, именно, проведению «Культурной Революции» в Российском многонациональном гражданском обществе, без которой просто немыслимо никакое качественное развитие общества – ни промышленное, ни научно-техническое, ни социальное… какие бы астрономические «многомиллиардные» денежные вливания не осуществляло бы общество на эти цели… Качественный прогресс в обществе возможен только тогда, когда общество скреплено общими ценностями и всеобщим уважением к Закону, в основе которого - Правда и Справедливость! Российская многовековая культура с её высочайшим уровнем духовных и культурных ценностей, безусловно, заслуживает самый высокий авторитет в мире…, но при этом, к сожалению, существует «глубокая» пропасть между российской, так сказать, общенациональной культурой и простой человеческой культурой обычного российского гражданина. Истинное отношение гражданина к своему гражданскому обществу всегда может быть оценено по конкретным делам гражданина, которые соизмеримы с его духовным и культурным уровнем. При этом, совершенно «безобидные», казалось бы, на первый взгляд, «мелкие» «противоправные» «проступки», такие как, например, брошенный мусор мимо мусорного контейнера…, нарушенное правило выгула домашних животных…, нарушенное правило дорожного движения, нарушенное правило пожарной безопасности… и т.д. и т.п., могут, в конечном счёте, привести и к более серьёзным правонарушениям, но с уже более тяжким последствиями…, поскольку подобные «мелкие» «проступки», но в огромной своей массе, оказывают мощное «модулирующее» воздействие на духовное сознание человека, формируя его «духовную» и «культурную» мировоззренческую программу с нарушенной гармонией общечеловеческих духовных и культурных ценностей, что, в конечном счёте, может привести к «правовым» «техническим» «сбоям» в его общественной жизни, «позволяя» гражданину вполне осознанно нарушать гражданские права своих же сограждан в самых разных сферах жизни общества. Увы, идеальное общество с идеальными гражданами, пользующимися взаимоуважением и взаимным доверием, создать, конечно же, не получится – «РАЙ НА ЗЕМЛЕ НЕ ПОСТРОИТЬ»…, но и молчаливо взирать, как надвигается всеобщий хаос…, и своим молчаливым одобрением, так или иначе, способствовать его скорейшему наступлению… тоже, наверное, не стоит… Свободное демократическое общество без твёрдой нравственной законной основы может стремительно скатиться к хаосу и к произволу… и тогда вряд ли это падение сможет как-то замедлить даже «легализация в обществе огнестрельного оружия»… скорее наоборот – только ускорит… В случае же принятия закона «О гражданской полиции» и сотрудники полиции, и сотрудники других государственных органов будут просто обязаны показывать простым гражданам пример «соблюдения законности» и «правопорядочности» всегда и везде, где бы они не находились в тот или иной момент времени, иначе, оказавшись «под пристальным оком» «гражданских полицейских» они смогут в каких-то случаях попросту и утратить моральное право олицетворять собой Закон и Порядок. Ведь ни для кого не секрет, что «законодателями моды» для огромного вала правонарушений, так или иначе, являются именно высокопоставленные сотрудники государственных органов власти, включая, конечно, и высокопоставленных сотрудников полиции. В первоначальной своей редакции проект закона «О гражданской полиции» был предложен ещё в августе 2009 года, но реакция на него со стороны МВД России по вполне понятным причинам оказалась довольно «прохладной»… Ведь предметом деятельности «гражданских полицейских» должны быть именно те правонарушения, которые «по каким-то причинам» «выпали из поля зрения» государственных правоохранительных органов. Можно себе представить с каким новым огромным объёмом работы придётся столкнуться тому же МВД России – ведь все «нововыявленные» «гражданскими полицейскими» правонарушения сотрудники МВД России будут вынуждены в обязательном порядке регистрировать и расследовать! Хотя, в конечном счёте, деятельность «гражданских полицейских», будет направлена, прежде всего, на то, чтобы работа государственных правоохранительных органов стала более открытой и более эффективной, поскольку «гражданская полиция» позволит выявить просчёты и недоработки, в первую очередь, именно в работе государственных правоохранительных органов. Закон «О гражданской полиции» также позволит значительно сократить и всёвозрастающее в обществе количество «самосудов». В МВД России полагают, что «не требуют дополнительного регулирования, в том виде, в каком они представлены в проекте закона, закреплённые в Конституции Российской Федерации и федеральных законах права граждан на обращения, а также процессуальные права, устанавливаемые Уголовно-Процессуальным Кодексом Российской Федерации и Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, позволяющие гражданину выступать в качестве свидетеля». Действительно, права граждан на подобного рода обращения законодательством закреплены… Но откуда же тогда берутся столь многочисленные случаи «самосудов»?!! Не от неверия ли граждан в эффективность подобных «обращениий»?!... Во-первых, оперативность реагирования многих государственных служб на обращения граждан, по-прежнему, оставляет желать лучшего… Во-вторых, в наш «стремительный век» «высоких скоростей» и «высоких технологий», когда каждая минута стоит довольно дорого, далеко не каждый гражданин готов платить несоизмеримо высокую «временную» цену за право на своё обращение…, причём с абсолютно непредсказуемым конечным «временным» результатом…, а затем ещё и за право выступать в качестве свидетеля, например, по «мелким» и по «средней тяжести» «правонарушениям». Обычно в подобных случаях гражданин либо оставляет без особого внимания какое-то «незначительное», на его взгляд, «правонарушение», либо, если это уже будет какое-то более значимое «правонарушение», способное причинить ему более серьёзный вред или более существенно ограничить его законные гражданские права, то гражданин может быть, так или иначе, вовлечён в спровоцированный одной из сторон «конфликта» «самосуд» с далеко идущими последствиями… В соответствии с законом «О гражданской полиции» граждане будут вправе всего лишь зафиксировать фактические обстоятельства совершения «правонарушения» и зарегистрировать данное «правонарушение» на специальном общедоступном web-сервере информационной компьютерной сети Интернет (принцип работы подобного web-сервера можно посмотреть на примере очень удобного сайта Высшего Арбитражного Суда РФ - http://arbitr.ru/). В регистрационном номере должны присутствовать дата и время регистрации дела о правонарушении с тем, чтобы избежать повторной регистрации одних и тех дел о правонарушениях, выявленных одновременно различными «гражданскими полицейскими» (или же сотрудниками полиции). А далее уж расследование этого «правонарушения» будет производиться, конечно же, полицией. От гражданина требуется только лишь зарегистрировать «правонарушение» и контролировать ход его расследования, при этом вся информация о ходе расследования «правонарушения» будет находиться в открытом доступе для каждого желающего ознакомиться с данным делом. Открытый контроль за ходом расследования будет способствовать расследованию преступлений и административных правонарушений в более короткие сроки, а во многих случаях и предотвратит их, а также значительно усилит профилактический эффект по снижению уровня правонарушений в обществе. Закон «О гражданской полиции» уже сам по себе будет иметь профилактический эффект, поскольку появится возможность его применения! И сотрудники полиции, и сотрудники других государственных контролирующих органов также должны иметь право на «добровольную гражданскую инициативу» в рамках закона «О гражданской полиции», причём, во внеслужебное время! Ведь зачастую можно всё-таки увидеть, как на глазах всё тех же сотрудников полиции (порой и в служебной форме!) происходит масса самых разных «мелких» «правонарушений» - это, конечно же, многочисленные случаи нарушений правил общественного поведения, как например, брошенный мусор мимо мусорных контейнеров…, нарушения правил выгула домашних животных…, нарушения правил дорожного движения, и т.д. и т.п., на что сотрудники полиции, так уж повелось, уже и не реагируют никоим образом (возможно, будучи свидетелями подобных правонарушений, они находятся на «месте правонарушения» во внеслужебное время), что, конечно же, дискредитирует не только их самих, прежде всего, в их собственных глазах и в глазах общества, но также и государство со всей его правоохранительной системой! Не вдаваясь особенно в причины подобного явления, можно лишь понадеяться на то, что только лишь при наличии эффективного «законного» механизма воздействия на подобные противоправные общественные проступки и во внеслужебное время у полицейских появится реальный шанс на реабилитацию. В этом случае, безусловно, пригодились бы их специальные познания в области уголовного, административного, уголовно-процессуального законодательства, а также и богатый профессиональный опыт. (06.05.2013) Количество зарегистрированных «гражданскими полицейскими» правонарушений будет главным и наиболее объективным показателем качества работы всей правоохранительной государственной системы в целом! В связи с этим было бы, конечно, желательным, чтобы абсолютно все, без исключения, дела о правонарушениях могли быть размещены в открытом доступе, и любой желающий смог бы ознакомиться с любым делом на общедоступном web-сервере информационной компьютерной сети Интернет. Следует отметить, что открытость информации о «правонарушениях» и, соответственно, о лицах их совершивших не нарушает конституционные права самих лиц-«правонарушителей» и не противоречит, например, статье 24 Конституции Российской Федерации, поскольку целью данного информационного портала является не сбор и использование информации о частной жизни конкретного лица, его мировоззрении и убеждениях, а профилактика преступлений, административных правонарушений и обстоятельств, способствующие их совершению. Более того, в соответствии со статьёй 42 Конституции Российской Федерации каждый гражданин имеет право на «благоприятную» «окружающую среду» и на «достоверную» «информацию» о ее состоянии. А поскольку именно гражданин является главным «субъектом окружающей среды» и имеет почти неограниченные возможности воздёйствовать на эту «окружающую среду», оказывая на неё всё более и более существенное влияние, то, следовательно, гражданин и должен стать тем основным «объектом - субъектом» «окружающей среды», в отношении которого необходимо осуществлять сбор, а затем и предоставление общедоступной и достоверной информации в соответствии с Конституцией Российской Федерации. Было бы, наверное, ещё более правильным, если бы, например, полиция смогла бы предоставлять по запросу любого юридического или физического лица, или по запросу любого государственного органа «справку о законопослушности гражданина» в отношении любого гражданина России. Подобная «справка о законопослушности гражданина» не способна сделать кого-то лучше или хуже, чем он есть на самом деле. Данный документ всего лишь позволит получать правдивую информацию и верное представление о фактах противоправной деятельности любого гражданина, избегая в отношении него каких-то ошибочных решений, в том числе и в вопросах трудоустройства, например, при отборе кандидатов всё в ту же полицию или, например, воспитателей в детские образовательные учреждения и т.д. и т.п.. По отношению к законопослушному гражданину никто – ни мелкий правонарушитель, ни, тем более, правонарушитель-рецидивист не должен находиться в более привилегированном положении, получая какие-то особые правовые «послабления», например, в виде, так называемой, «правовой индульгенции», дающей возможность «предать забвению» любую «противоправную персональную историю», прикрываясь, так называемой, «неприкосновенностью личной тайны», но при этом, не предприняв в какой-то важный момент своей жизни абсолютно ничего для защиты своей «чести» и своего «доброго имени»… «Справка о законопослушности гражданина» не позволит, например, какому-нибудь мошеннику…. «раствориться» среди честных и порядочных людей…, с тем чтобы, по-прежнему, продолжать «сеять» сомнения в их души… и ослаблять их нравственные ориентиры и принципы… А для подрастающего поколения «справка о законопослушности гражданина» будет мощным стимулом, чтобы «беречь честь смолоду»! Хотелось бы отвести возможные упрёки некоторых критиков данного законопроекта в отношении, так называемой, «пропаганды» «стукачества». Безусловно, наша общественная мораль всегда осуждала «стукачество», хотя, в Уголовном кодексе РФ есть статья 316 «Укрывательство преступлений», которая предусматривает ответственность за «заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений», и выражает вполне определённую гражданскую позицию по данному вопросу. Следовало бы, конечно, несколько расширить и конкретизировать гражданскую ответственность в более широком спектре вопросов, касающихся «укрывательства преступлений». Пока же наше законодательство не вполне совершенно и имеет недоработки по многим вопросам… Для общества не должны быть приемлемыми никакие преступления - ни тяжкие, ни менее тяжкие. Так называемый закон «перехода количественных изменений в качественные» пока не утратил своей силы, и поэтому для массы менее тяжких преступлений и разного рода «мелких» «правонарушений», в конечном счёте, может наступить такая критическая масса подобных «противоправных» «деяний», что позволит соизмерять их «количественное качество» уже с более тяжкими и особо тяжкими преступлениями по тому уровню вреда, наносимому духовной и материальной жизни общества. Для гражданина не должно быть никаких законодательных преград в защите его конституционных гражданских прав и свобод! Молчаливому одобрению граждан не подлежит ни одно противоправное «действо», направленное против духовных и материальных устоев гражданского общества. А по сему, в рамках закона «О гражданской полиции» любой гражданин может выступать наряду с полицией и другими контролирующими государственными органами как равноправный партнёр в благородном деле защиты конституционных гражданских прав. Введение данной правовой нормы скорее послужит средством для противодействия «стукачеству», в том смысле, как это в настоящее время воспринимает общественная мораль, поскольку, вероятнее всего, отпадёт необходимость в малоэффективных «телефонах доверия». У любого гражданина, оказавшегося свидетелем какого-либо «противоправного» «деяния», появится более широкий выбор его ответных действий в зависимости от его нравственных и духовных принципов – либо воспользоваться всё тем же «телефоном доверия», либо выступать в качестве свидетеля» в соответствии с Уголовно-Процессуальным Кодексом Российской Федерации или Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, либо действовать в рамках закона «О гражданской полиции», либо вовсе остаться безучастным ко всему происходящему. Работа «гражданских полицейских» должна, безусловно, оплачиваться, как, и работа, например, сотрудников полиции, как, впрочем, и любая другая работа, но при этом должна быть предусмотрена также и возможность для граждан работать в качестве «гражданских полицейских» и на безвозмездной основе. В качестве «гражданских полицейских» могут выступать как физические, так и юридические лица. Если с юридическими лицами, выступающими в качестве «гражданских полицейских», особых вопросов с их регистрацией и последующим налогообложением, в общем-то, быть, в принципе, не должно, то в отношении физических лиц – «гражданских полицейских» форма оплаты должна выбираться только самими гражданами, вознамеривавшимися стать «гражданских полицейских». Физические лица – «гражданские полицейские» могут либо регистрироваться как индивидуальные предприниматели, либо не регистрироваться. Если же физические лица – «гражданские полицейские» не намерены так или иначе регистрироваться как индивидуальные предприниматели, то «вознаграждение гражданского полицейского» должно поступать на любой указанный им лицевой банковский счёт в любом российском банке, но уже «очищенное» от налогов, что соответствует принципу конфиденциальности сведений о гражданском полицейском – свидетеле (частном обвинителе) преступлений и административных правонарушений. Любой гражданин вправе распоряжаться полученным за свою работу «вознаграждением» «по своему собственному усмотрению», руководствуясь только своими нравственными и духовными воззрениями – например, гражданин вправе передать эти денежные средства на благотворительность … Размер единовременного «вознаграждения гражданского полицейского» должен быть порядка 50 % от суммы предусмотренных законодательством штрафных санкций за конкретное преступление или административное правонарушение, но не менее определённой минимальной денежной ставки. Средства, необходимые для выплаты «вознаграждений гражданских полицейских», – это дополнительно привлекаемые средства за счёт налагаемых штрафных санкций по нововыявленным «гражданскими полицейскими» преступлениям и административным правонарушениям, которые не были выявлены ранее ни полицией, ни другими государственными органами, то есть государственный бюджет не только не понесёт никаких дополнительных расходов, а наоборот сможет получить и некоторую, если можно так сказать, дополнительную «прибыль». А, например, пенсионеры, которые будут работать в качестве «гражданских полицейских» смогут получать приличную «надбавку» к своим пенсиям – ведь никто иной, как умудрённый жизненным опытом пожилой человек, должен быть всегда востребован в своём Отечестве, оказывая посильное участие в благородном деле защиты духовных и нравственных общественных устоев. С уважением, Сергей Малин Тел.: +7 8617 621263 E-mail: capitalbravo@gmail.com Общественная организации «Честь и Верность» 17.04.2013 г.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов