О метафизике имперского искусства

Не только «ампир»

Недавний выход в свет пер­во­го но­ме­ра жур­на­ла "Из­бор­ский клуб" сви­де­тель­ст­ву­ет о том, что пас­си­о­нар­ная груп­па, взяв­шая на се­бя мис­сию по раз­ра­бот­ке стра­те­гии Пя­той им­пе­рии, вы­кри­с­тал­ли­зо­ва­лась и су­ме­ла чет­ко сег­мен­ти­ро­вать про­ект пред­сто­я­ще­го им­пер­ско­го со­зи­да­ния. Уже из ру­б­ри­ка­ции жур­на­ла вид­ны ос­нов­ные ин­тел­лек­ту­аль­ные сек­то­ры Из­бор­ско­го клу­ба: по­ли­ти­че­с­кий, эко­но­ми­че­с­кий, во­ен­но-стра­те­ги­че­с­кий и пре­дель­но ак­ти­ви­зи­ро­ван­ный фи­ло­соф­ско-ан­т­ро­по-со­ци­о­ло­ги­че­с­кий сек­тор. Но по­ми­мо это­го в жур­на­ле уде­ля­ет­ся вни­ма­ние изо­б­ра­зи­тель­но­му ис­кус­ст­ву и по­эзии, что на­тал­ки­ва­ет на мысль о фор­ми­ро­ва­нии от­дель­но­го сек­то­ра, за­да­чей ко­то­ро­го ста­ла бы раз­ра­бот­ка си­с­тем­но­го пред­став­ле­ния о ме­та­фи­зи­ке им­пер­ско­го ис­кус­ст­ва.

Бе­зус­лов­но, каж­дый из ви­дов ис­кус­ст­ва в этой свя­зи тре­бу­ет осо­бо­го об­сто­я­тель­но­го раз­го­во­ра, в хо­де ко­то­ро­го не­об­хо­ди­мо бу­дет раз­ре­шить це­лый ряд про­блем­ных во­про­сов, но сей­час не­об­хо­ди­мо сде­лать не­сколь­ко пред­ва­ри­тель­ных за­ме­ча­ний, в пер­спек­ти­ве спо­соб­ных стать опор­ны­ми точ­ка­ми для дис­кус­сий вну­т­ри ис­кус­ст­во­вед­че­с­ко­го или ши­ре, куль­ту­ро­ло­ги­че­с­ко­го, сек­то­ра Из­бор­ско­го клу­ба.

Преж­де все­го важ­но оп­ре­де­лить­ся с тем, что вкла­ды­ва­ет­ся в по­ня­тие "им­пер­ское ис­кус­ст­во". Уп­реж­дая за­ме­ча­ния оп­по­нен­тов, сле­ду­ет от­ме­тить, что им­пер­ское ис­кус­ст­во не под­ра­зу­ме­ва­ет как аль­тер­на­ти­ву су­ще­ст­во­ва­ние, ска­жем, "ре­с­пуб­ли­кан­ско­го" или "фе­де­ра­тив­но­го" ис­кус­ст­ва, по­то­му как Им­пе­рия — это не про­сто од­на из раз­но­вид­но­с­тей ге­о­по­ли­ти­че­с­ко­го и ад­ми­ни­с­т­ра­тив­но­го ус­т­рой­ст­ва, а фе­но­мен, име­ю­щий про­ст­ран­ст­вен­но-вре­мен­ную ор­га­ни­за­цию, под­чи- ­ня­ю­щу­ю­ся не толь­ко фи­зи­че­с­ким, но и ме­та­фи­зи­че­с­ким за­ко­нам. Здесь цик­ли­че­с­кое вре­мя тес­но пе­ре­пле­те­но с ли­не­ар­ным, ко­то­рое вы­ра­с­та­ет из ми­фо­ло­ги­че­с­ко­го без­вре­ме­нья, пе­ре­те­ка­ет в ис­то­ри­че­с­кую хро­ни­каль­ность и че­рез ре­аль­ность пе­ре­хо­дит в Бо­же­ст­вен­ную бес­ко­неч­ность. Мно­го­мер­ное про­ст­ран­ст­во Им­пе­рии жи­вет не по оп­ти­че­с­ким и ге­о­ме­т­ри­че­с­ким за­ко­нам, по­то­му что ше­с­ти­кры­ло­го Се­ра­фи­ма мож­но вос­при­нять толь­ко ду­хов­ным зре­ни­ем. Хро­но­то­пи­ка Им­пе­рии раз­во­ра­чи­ва­ет­ся в мо­на­с­ты­рях и уни­вер­си­те­тах, на за­во­дах и в биб­ли­о­те­ках, в рус­ском по­ле и в рус­ском ле­се, на Бе­ло­во­дье и Ки­теж-гра­де, где вре­мя то те­чет ре­кой, то ле­тит стре­лой, скреп­ляя эпо­хи и свя­зуя по­ко­ле­ния.

Та­кая про­ст­ран­ст­вен­но-вре­мен­ная ор­га­ни­за­ция Им­пе­рии про­еци­ру­ет­ся и на ее ис­кус­ст­во. Эта си­с­те­ма ко­ор­ди­нат без­гра­нич­на, и по­то­му здесь воз­мож­но под­лин­ное ис­кус­ст­во, сво­бод­ное не от тра­ди­ции, а в тра­ди­ции. Тра­ди­ция как куль­тур­ный фе­но­мен поз­во­ля­ет со­вер­шать твор­че­с­кие те­ле­пор­та­ции в про­шлое, фу­ту­ро­ло­ги­че­с­кие рыв­ки в бу­ду­щее и "глу­бо­кое бу­ре­ние" в на­сто­я­щем. Тра­ди­ция да­ет язык, об­ра­зы и ар­хе­ти­пы, сю­же­ты и сим­во­лы — все то, что мож­но объ­е­ди­нить в по­ня­тие "куль­тур­ный код".

Куль­тур­ный код, со­кры­тый в яд­ре Им­пе­рии, от­ве­ча­ет за ее са­мо­со­хра­не­ние. Удар по им­пер­ско­му яд­ру, де­ши­ф­ров­ка и ис­ка­же­ние куль­тур­но­го ко­да рав­но­силь­ны вы­ст­ре­лу в серд­це: Им­пе­рия на­чи­на­ет рас­ша­ты­вать­ся, тер­ри­то­рия рас­пол­за­ет­ся, ось вре­ме­ни ло­ма­ет­ся, цен­но­с­ти де­са­кра­ли­зу­ют­ся, ког­да-то еди­ный на­род воз­во­дит Ва­ви­лон­скую баш­ню, вме­с­то па­с­ту­шь­е­го рож­ка гро­хо­чут Ие­ри­хон­ские тру­бы.

По­то­му им­пер­ское ис­кус­ст­во не им­ма­нент­но, не на­це­ле­но са­мо на се­бя, не упо­доб­ля­ет­ся в эс­те­ти­че­с­ких экс­пе­ри­мен­тах и фи­ло­соф­ских му­д­ро­ва­ни­ях змее, гло­та­ю­щей соб­ст­вен­ный хвост, не ве­дет к то­му, по­сле че­го воз­ни­ка­ет по­эзия для по­этов и жи­во­пись для ху­дож­ни­ков. Им­пер­ское ис­кус­ст­во име­ет в сво­ей ос­но­ве гло­баль­ную за­да­чу ак­ку­му­ля- ­ции и ге­не­ра­ции сил Им­пе­рии. Оно про­ти­во­сто­ит анар­хии и Ха­о­су в поль­зу си­нар­хии и Ко­с­мо­са. А вот как имен­но это бу­дет про­ис­хо­дить: в рам­ках ка­ко­го ви­да ис­кус­ст­ва, твор­че­с­ко­го ме­то­да, жа­н­ра — в том аб­со­лют­ная сво­бо­да вы­бо­ра. Для им­пе­рии оди­на­ко­во це­нен и соц­ре­а­лизм Шо­ло­хо­ва, и при­ми­ти­визм Че­ст­ня­ко­ва.

Ес­ли го­во­рить о со­дер­жа­тель­ной на­пол­нен­но­с­ти им­пер­ско­го ис­кус­ст­ва, то это да­ле­ко не толь­ко ам­пир, гимн рат­но­му по­дви­гу дер­жа­вы, но и все, что спо­соб­ст­ву­ет гар­мо­нии, ан­сам­б­лю куль­тур. Не толь­ко три­ум­фаль­ные ар­ки и ста­лин­ские вы­сот­ки, но и рус­ское де­ре­вян­ное зод­че­ст­во без еди­но­го гвоз­дя, не толь­ко гим­ны и мар­ши, но ро­ман­сы и цер­ков­ные пес­но­пе­ния, не толь­ко па­рад­ные пор­т­ре­ты, но на­тур­фи­ло­соф­ские пей­за­жи и ико­ны.

Им­пер­ское ис­кус­ст­во фор­ми­ру­ет куль­тур­ный код в бе­зав­тор­ском, фоль­к­лор­ном на­ча­ле. Из­раз­цы и луб­ки, руш­ни­ки и на­ци­о­наль­ные ко­с­тю­мы, пес­ни, ча­с­туш­ки, сказ­ки и бы­ли­ны — не­ис­ся­ка­е­мые ис­точ­ни­ки, не­ис­чер­па­е­мые кла­де­зи им­пер­ско­го ду­ха.

Им­пер­ское ис­кус­ст­во со­хра­ня­ет куль­тур­ный код. Не­слу­чай­но од­ним из пуш­ки­ни­с­тов ска­за­но, что че­ло­век, не лю­бя­щий "Ев­ге­ния Оне­ги­на", не смо­жет жить в Рос­сии. Не­слу­чай­но П.А.Фло­рен­ский пи­сал, что "ес­ли есть "Тро­и­ца" Руб­ле­ва — зна­чит, есть Бог".

Им­пер­ское ис­кус­ст­во сиг­на­ли­зи­ру­ет об уг­ро­зе ут­ра­ты куль­тур­но­го ко­да. "Бе­сы" До­сто­ев­ско­го, "Две­над­цать" Бло­ка, "Ок­тябрь­ская идил­лия" До­бу­жин­ско­го, "Рек­ви­ем. Русь ухо­дя­щая" Ко­ри­на — про­ро­че­ст­ва о ка­та­ст­ро­фах рус­ской ис­то­рии и об им­пер­ских зем­ле­тря­се­ни­ях, ко­то­рые, ка­жет­ся, не в со­сто­я­нии вме­с­тить ни од­но твор­че­с­кое со­зна­ние кро­ме рус­ско­го.

Им­пер­ское ис­кус­ст­во воз­рож­да­ет куль­тур­ный код. Так, в эпо­ху сме­ны Им­пе­рий, пре­одо­ле­вая все ис­то­ри­че­с­кие про­па­с­ти и раз­ло­мы, как но­си­те­ли све­то­нос­ной энер­гии преж­них Им­пе­рий в но­вой Им­пе­рии по­яв­ля­ют­ся Ге­ор­гий Сви­ри­дов и Илья Гла­зу­нов, Сав­ва Ям­щи­ков и Алек­сандр Ба­ш­ла­чев. Они вос­ста­нав­ли­ва­ют све­то­вод им­пер­ской энер­гии или, как род­ни­ко­вую во­ду в при­гор­ш­нях, пы­та­ют­ся до­не­с­ти ее до вос­па­лен­ных губ со­вре­мен­ни­ков.

Им­пер­ское ис­кус­ст­во уз­на­ва­е­мо по его ши­ро­кой по­сту­пи. Оно тра­ди­ци­он­но, но все­гда рвет­ся впе­ред. Там, где "по­ле бит­вы — серд­ца лю­дей", оно ока­зы­ва­ет­ся у са­мой ли­нии фрон­та. Им­пер­ский ху­дож­ник не аван­гар­дист, от­ри­ца­ю­щий и не зна­ю­щий все пред­ше­ст­ву­ю­щее, а мо­дер­нист, не­спо­соб­ный по­вто­рить­ся, толь­ко по­то­му, что зна­ет все, что бы­ло до не­го.

Им­пер­ское ис­кус­ст­во ак­ту­а­ли­зи­ру­ет ста­рые жа­н­ры — ода, гимн, марш, тра­ге­дия, эпо­пея, но при этом фор­ми­ру­ет но­вые. Так, из­да­тель­ский про­ект, на­ча­ло ко­то­ро­му по­ло­жи­ла кни­га о. Ти­хо­на (Шев­ку­но­ва) "Не­свя­тые свя­тые", яр­ко сви­де­тель­ст­ву­ет о за­рож­де­нии но­во­го ли­те­ра­тур­но­го фе­но­ме­на Пя­той Им­пе­рии — "мо­на­с­тыр­ской про­зы".

Им­пер­ское ис­кус­ст­во сим­фо­нич­но, стре­мит­ся к ре­а­ли­за­ции всех сво­их по­тен­ци­а­лов не пу­тем обез­ли­чи­ва­ю­щей гло­ба­ли­за­ции, а че­рез ан­сам­б­ле­вый прин­цип куль­ту­ры, где свое сло­во все­гда име­ет "всяк су­щий в ней язык". От­сю­да, на­при­мер, воз­ник­ли мощ­ней­шая со­вет­ская шко­ла ху­до­же­ст­вен­но­го пе­ре­во­да и на­род­ные ан­сам­б­ли.

Им­пе­рия кро­ме ин­те­ре­са к ис­кус­ст­ву по­рож­да­ет ин­те­рес и к его ана­ли­зу, ког­да у ши­ро­ко­го чи­та­те­ля как по­вод к се­рь­ез­но­му раз­го­во­ру вос­тре­бо­ва­ны не толь­ко "Бра­тья Ка­ра­ма­зо­вы", но и "Про­бле­мы по­эти­ки До­сто­ев­ско­го" Бах­ти­на, не толь­ко "Сло­во о пол­ку Иго­ре­ве", но и "По­эти­ка древ­не­рус­ской ли­те­ра­ту­ры" Ли­ха­че­ва. В Им­пе­рии ве­ли­кая ли­те­ра­ту­ра вме­с­те с Пуш­ки­ным и Лер­мон­то­вым тво­рит­ся Бе­лин­ским и Стра­хо­вым.

Им­пер­ское ис­кус­ст­во со­зда­ет энер­го­сбе­ре­га­ю­щие ин­сти­ту­ты: му­зеи, биб­ли­о­те­ки, ар­хи­вы, ре­с­та­в­ра­ци­он­ные цен­т­ры, где дро­жат над "ли­ст­ком бу­ма­ги с пуш­кин­ским ри­сун­ком", что­бы куль­тур­ный шок не от­бил куль­тур­ной па­мя­ти.

Фор­ми­ро­ва­ние им­пер­ско­го ис­кус­ст­ва по­доб­но со­би­ра­нию ра­ти на Ку­ли­ко­вом по­ле. Рас­поз­нать его сло­ва, штри­хи, зву­ки и ка­д­ры так же слож­но, как по­ступь Иду­ще­го по во­де. Ис­кус­ст­во Пя­той Им­пе­рии уже тво­рит­ся, оно на­би­ра­ет си­лу. Сей­час по­ка не на­ста­ло вре­мя чет­ких про­грамм­ных ма­ни­фе­с­тов, еще пред­сто­ит по­иск об­щих ис­точ­ни­ков, смыс­лов, цен­т­ров при­тя­же­ния, что­бы по­этам и пи­са­те­лям, ху­дож­ни­кам и му­зы­кан­там, ре­жис­се­рам и ак­те­рам вый­ти на ор­би­ту но­вой Им­пе­рии, ока­зать­ся в ее еди­ной ме­та­фи­зи­че­с­кой си­с­те­ме ко­ор­ди­нат. Завтра

14 Марта 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов