Нецензурный законопроект

 

Для того, чтобы окончательно разобраться со свободой слова, депутаты призвали на помощь артистов

Госдума всерьез взялась за ограничение свободы слова в России. Как уже писала «СП», депутаты готовят ко второму чтению поправки в Гражданский кодекс, которые ставят крест на публикации любой информации о политиках и чиновниках, полученных путем инсайда, а также на антикоррупционных расследованиях. Такие выводы следуют из дискуссии «Защита личных прав в информационной сфере», которую провел думский комитет по информационной политике.

Для поддержки законопроекта в Думу пригласили звезд эстрады. Стас МихайловГригорий Лепс (Лепсверидзе) и Валерий Меладзе рассказали о страданиях, которые претерпели от репортеров, и о том, что имеют право на защиту личной жизни.

«Приходит какая-то тварь ко мне домой, я его достану по-любому! Вот не выдержит моя душенька, я их всех скоро успокою, уродов!» – кричал господин Лепс, обращаясь к парламентским журналистам. Господин Меладзе настойчиво требовал, чтобы у судей отбирали право определять размер выплат в связи с нанесением морального ущерба. А Стас Михайлов рассказал о слезах матери, которая расстраивается, читая про сына всякое в желтой прессе.

Словом, дискуссия свелась к клоунаде. Артисты – вслед за депутатами от «Единой России» – не захотели услышать очевидных аргументов: политики и звезды эстрады – люди публичные, и общество вправе требовать от них максимальной открытости. Это значит, мы стремительно возвращаемся к временам, описанным Булгаковым в «Собачьем сердце»:

«Если вы заботитесь о своем пищеварении, вот добрый совет – не говорите за обедом о большевизме и о медицине. И, боже вас сохрани, не читайте до обеда советских газет.

- Гм... Да ведь других нет?

- Вот никаких и не читайте»...

Внести поправки к статьям 150-152 ГК (защита чести, достоинства и деловой репутации) предложил еще президент Дмитрий Медведев, а в январе их рекомендовал к принятию профильный комитет Думы по законодательству. Поправки предлагают следующее:

– уравнять понятия недостоверной с понятием порочащей информации;

– запретить распространять без согласия гражданина любую информацию о нем (а не только о егочастной жизни, как сегодня);

– заставить СМИ доказывать в суде наличие общественного интереса для оправдания распространения информации.

На практике это означает, что к газетам и интернет-изданиям можно предъявлять иски за любое упоминание физического лица, даже за банальные сведения о месте учебы или работы. В результате СМИ придется не вылезать из судов, доказывая по каждой публикации наличие общественного интереса к изложенным фактам.

Одна из прозвучавших идей – ввести в Гражданский кодекс понятие «спецсубъекта» – лица, чья личная жизнь законодательно укрыта от посторонних. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: депутаты отнесут к «спецсубъектам» самих себя и высокопоставленных чиновников

Другими словами, СМИ собираются заткнуть рот. При таком раскладе ни одно издание не станет писать, скажем, о стоимости обучения за границей дочерей депутата-единоросса Сергея Железняка. Или о заграничной недвижимости главы Следственного комитета Александра Бастрыкина и депутата-единоросса Владимира Пехтина.

 

«Поправки примут в самом жестком варианте», – уверен профессор, заведующий кафедрой связей с общественностью МГИМО Валерий Соловей.

 

– Дело идет к запрету на распространение любой политически значимой информации, нежелательной для власти, – говорит Соловей. – Надо понимать, что принцип защиты частнойжизни не распространяется на информацию, которая относится к политикам – деятелям по определению общественным. Как раз эта информация представляет значимый социальный интерес и должна быть доступна. Так что смысл поправок вполне очевиден.

«СП»: – Представители СМИ, которые входят в состав парламентской рабочей группы, предлагают компромиссный вариант. Прописать, что без согласия гражданина запрещаются сбор и хранение информации о его частной жизни – за исключением случаев, когда дело касается государственных и общественных интересов. При этом оставить существующее ныне правило: только если гражданин или юрлицо докажут в суде, что опубликованные сведения опорочили их репутацию, у СМИ будут запрашивать источники информации. В каком варианте, на ваш взгляд, будут приняты поправки?

– Думаю, в самом жестком варианте. Чтобы заткнуть всех, кто попытается обнародовать информацию, подобную той, что Навальный обнародовал о Пехтине (по мнению Алексея Навального, единоросс Владимир Пехтин с сыном Алексеем являются владельцами апартаментов в Майами. Кроме того, как считает оппозиционер, Пехтину принадлежит участок земли в США - «СП»).

«СП»: – Газеты теперь станут обходить такие темы стороной?

– Да. Печатные СМИ просто испугаются нового закона. Интернет пока регулируется не столь жестко, и там эта информация будет появляться. Но будет ли она в электронных СМИ – я уже не уверен. Возможно, останется только в блогах. Но и в этом случае я не исключаю появления судебных исков к блогерам, которые вводят компрометирующую информацию в оборот.

«СП»: – Введение цензуры приведет к росту недовольства в обществе?

– Все шаги власти в последнее время вызывают возмущение людей. Возмутит и этот шаг, поскольку он лишает журналистов одной из главных тем. Журналисты и без того представляют угрюмую молчаливую фронду по отношению к власти. Правда, эта фронда не превращается во что-то иное, поскольку контроль ее жесток и пока еще эффективен.

Я не очень верю, что поправки приведут к массовым манифестациям или маршам протеста. Но, бесспорно, они станут еще одной – и весомой – каплей в чашу общественного недовольства…

 

«Действие поправок будет избирательным», – убежден политолог Федор Крашенинников.

 

– Поправки находятся в общем русле сворачивания свободы в РФ, – говорит Крашенинников. – Речь, конечно, идет о защите от прессы чиновников и политиков. Я не удивлюсь, если Дума примет крайне жесткий вариант поправок, который запретит СМИ писать вообще о чем-либо. Однако, возможно, этого не случиться – по одной причине: в газетах станет невозможно «мочить» участников протеста. Любой оппозиционер в этом случае сможет подать в суд на Первый канал – и выиграть, поскольку ТВ вмешалось в его частную жизнь без его согласия.

Правда, законы у нас действуют избирательно, но избирательность существенно усложняет судебную практику. Грубо говоря, сегодня можно с утра до вечера рассказывать гадости про Навального по всем каналам. А примут поправки – и Навальный завалит суды исками, и будет – хотя бы в некоторых случаях – выигрывать. И точно так же поступят фигуранты множества других – смонтированных, снятых скрытой камерой – передач про неугодных. В итоге, поправки породят лавину судебных разбирательств, которая по большому счету власти не нужна.

Я считаю, новая редакция ГК отражает желание узкой группы политиков и высших чиновников остаться в тени, но их невозможно прописать так, чтобы они защищали интересы только этой группы. Мне кажется, поправки – крайне непродуманная мера. Их могут принять, но широкое применение их на практике обернется катастрофой…

 

«Даже в советское время не было подобных ограничений», – считает депутат Госдумы третьего и четвертого созывов Виктор Алкснис.

 

– Если поправки примут, можно будет сходу закрывать любую газету или интернет-ресурс, – говорит Алкснис. – Но, конечно, всех не закроют – иначе кто будет писать о полетах Путина со стерхами? На мой взгляд, поправки принимают чтобы закрутить гайки неугодным. Чтобы избежать в будущем коррупционных скандалов вокруг чиновников, которые сегодня лишь множатся. Власть не хочет реально бороться с коррупцией, привлекать к ответственности проворовавшихся министров и депутатов. Она просто затыкает рот всякому, кто хочет публично огласить такого рода информацию.

Даже в советские времена подобных ограничений не существовало. Напротив, в тогдашней прессе могли опубликовать письмо читателя, в котором он рассказывал о неблаговидном поступке советского чиновника. Например, о пьяной выходке или недостойном поведении. И такие материалы спокойно печатались.

Сейчас же пытаются запретить любую негативную информацию о власть имущих. Думаю, с таким подходом мы далеко зайдем, и добром это не кончится. Сегодня очевидна безнаказанность людей, находящихся у власти. Создается впечатление, что высшие чиновники и олигархи, составляющие менее 1% населения страны, могут позволить себе что угодно. Но это впечатление обманчиво. Коррупция, которая за последние 20 лет расцвела пышным цветом, ставит под угрозу само существование нашего государства. Бороться нужно не с журналистами, а с казнокрадами из числа представителей власти. Если мы этого не поймем, мы рискуем потерять Россию…

http://svpressa.ru/politic/article/64427/

16 Февраля 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов