Хроники православного террора: гуру против Учителя

Остановить религиозный радикализм в России будет очень непросто, потому что он — обратная сторона «суверенной демократии».


Экс-прокурор Поклонская для Кремля - "крепкий орешек".© Фото с сайта kremlin.ru

Ситуация вокруг художественного фильма «Матильда» плавно скатывается от театра абсурда в зону боевых действий. Если завтра в Москве или Питере в каком-нибудь кинотеатре сгорят сотни людей, ответственность будет лежать исключительно на верховной власти и силовиках, не использовавших инструмент насилия, прерогативу государства, в отношении распоясавшихся молодчиков с крестами и хоругвями в руках и вседозволенностью в головах. И их нового гуру — г-жи Поклонской.

Действительно, что еще должно случиться, чтобы ФСБ, в адрес которой режиссер фильма Алексей Учитель написал заявление с требованием остановить мракобесную кампанию, по сути имеющую уже все черты терроризма — попытки поджога питерской штаб-квартиры создателя картины, сожженные автомобили у офиса его адвоката, угрозы в адрес десятков кинотеатров. Был и классический по форме теракт, когда «уазик», груженный газовыми баллонами, влетел в екатеринбургский кинотеатр «Космос», отчего здание загорелось. Последние сводки с передовой борьбы православных боевиков (а как их еще назвать?) за честь ушедшего из жизни уже 99 лет назад Николая Романова: показ фильма «Матильда», запланированный в московском кинотеатре «Иллюзион» на 11 сентября, отменили «по техническим причинам»; на следующий день запуганное руководство объединенной сети кинотеатров «Синема парк» и «Формула кино», крупнейшей в стране — свыше 400 кинозалов только в двух российских столицах, — отказалась от показа картины из соображений безопасности.

 

 

Ну и на десерт: директору кинотеатра «Пик» в Петербурге Константину Богуславскому пришло письмо от организации «Христианское государство — Святая Русь» с «призывом» отказаться от показа «Матильды». Бизнесмен опубликовал текст письма в Facebook. В частности, в нем указано, что «если завтра выйдет фильм „Матильда“, кинотеатры начнут гореть, может даже пострадают люди». Активисты «Христианского государства» обещают принять «радикальнейшие методы борьбы…». Это не террор? Повторюсь, все его признаки налицо, но власть делает невразумительные заявления (вроде «экстремизм — это плохо, его никак нельзя оправдывать»), а силовики, к которым апеллирует — на словах — даже пресс-секретарь президента г-н Песков, не делают ничего (что особенно странно выглядит на фоне традиционных декабрьских реляций от руководства ФСБ о раскрытии сотен или тысяч терактов в стране).

По здравому размышлению, объяснений происходящему может быть несколько, и все они между собой плотно переплетены.

 

 

Во-первых, православию вовсе не чужд бандитизм. Достаточно вспомнить, как модно было в 1990-е годы, названные нынешней кремлевской пропагандой «лихими», в РПЦ принимать пожертвования от, мягко говоря, очень сомнительных личностей. В Москве до сих пор ходит городская легенда о свежепостроенном храме, на котором красовалась табличка из золота со словами «От солнцевской братвы» (цитирую по памяти, но смысл передан верно). Вообще идея очищения совести посредством дорогих подарков Церкви жила на протяжении тысячелетий в разных религиозных культах, и Россия здесь вовсе не исключение. Можно даже вспомнить любопытный факт, когда Владимир Путин в ходе «Прямой линии» на вопрос, ругается ли он матом, с улыбкой ответил: «В России есть такой грех, отмолим». Вспомним, как недавно президент приехал на Соловки с «красной коробкой», которую потом лояльные Кремлю СМИ объяснили пожертвованием от главы государства местной обители. Отмаливал грех матерщины или еще какой?

Во-вторых, благодаря вольным экспериментам Кремля с демократией, свободой слова, веры и прочими атрибутами цивилизованного государства, вес РПЦ (и ее радикальных сторонников соответственно) в обществе настолько неизмеримо вырос, подавив слабое сопротивление всех остальных конфессий, что практически любому месседжу или действию ее первосвященников и даже их представителей (вроде пресс-секретарей) придавался статус важнейшего государственного дела. Будь то крестный ход, привоз мощей святых из-за рубежа, строительство сотен храмов в Москве или… осуждение каких-то даже не еретиков, а просто вольнодумцев. Ну, как в случае с Учителем и «Матильдой».  

 

 

И это неудивительно: православие оказалось удачной цементирующей основой для склеивания постулатов «суверенной демократии», придуманных в Кремле уже в 2000-е годы, чтобы выйти из избыточных, как показалось тогда новому руководству страны, опеки и контроля со стороны Запада. Особенно здорово в этом смысле дело пошло, когда на пост предстоятеля РПЦ был возведен патриарх Кирилл. После этого Церковь стала настолько прочно ассоциироваться с властью, что теория «суверенного государства», свободного от обязательств международного права и канонов «западной» демократии, по сути, была освящена руководством РПЦ.

Многие тогда говорили (достаточно вспомнить скандальную историю с «патриаршей пылью», о которой подробно рассказывал «Росбалт»), что Кремль провел «спецоперацию» по назначению уроженца Ленинграда Владимира Гундяева патриархом РПЦ и поставил Церковь под контроль, утраченный им с распадом СССР. Но мало кто задумывался об обратной стороне медали — что и Церковь, ассоциировавшись с государством, подомнет под себя его идеологию и всю общественную жизнь. Таковы законы симбиоза, но об этом тогда, похоже, в Кремле думали в последнюю очередь. Сейчас, после начала «крестового похода» на сторонников свободы творчества (находящихся сегодня в явном меньшинстве в стране), возможно, власть задумалась о последствиях запущенного ею стремительного оцерковления населения, но остановить неконтролируемый процесс без насилия в отношении вожаков клерикализации страны и риска вступления в конфликт с верхушкой РПЦ, уже не получится. А это сейчас опасно, ведь через полгода перевыборы Владимира Путина, а сторонники поднимания с колен и русского реванша в мире — ядро его электората, помимо госслужащих и работников разного рода силовых структур, щедро финансируемых из федерального бюджета. Причем самая активная часть этого ядра. Отсюда и очень сдержанные комментарии происходящего пресс-секретарем президента РФ.

 

 

В-третьих, решительная попытка остановить террористическую кампанию из-за «Матильды» неизбежно вынудит поставить на место ее идеолога и зачинщика — бывшего крымского прокурора, а ныне депутата Госдумы Наталью Поклонскую. А это для Кремля в особенности сложно, поэтому г-н Песков эту гражданку в своих комментариях и не упоминает.

Все дело в том, что, с одной стороны, она такой же символ «исторического воссоединения России и Крыма», как и сам Путин. Понятно, что не Поклонская «сдавала» «зеленым человечкам» полуостров, а другие известные и неизвестные герои из числа бывших граждан Украины. Поклонская лишь оказалась в нужное время в нужном месте и удачно подошла для пропагандистского образа освобожденного Крыма, после чего была до небес поднята кремлевской телепропагандой. Однако женщина-прокурор неожиданно оказалась чрезвычайно принципиальным и твердым политиком, что для Кремля давно уже в диковинку, ибо политическое поле в стране расчищено, зачищено и строго контролируется на предмет всяких отклоняющихся от генеральной линии идей и инициатив. Видимо, когда в Москве поняли, что Поклонская не шутит насчет Николая II, ее аккуратно телепортировали в Госдуму, которая давно уже под колпаком администрации президента.

 

 

Но экс-прокурор умудрилась и оттуда поднять волну прониколаевских волнений. А остановить ее грубо и зримо, как каких-нибудь Гудковых или Пономарева, — нельзя опять же из-за предстоящих выборов. Каким вы представляете себе фон выборов президента в день воссоединения Крыма с Россией (а по слухам из администрации, так планируется привлечь внимание электората к этому заранее лишенному интриги мероприятию) без его символа Натальи Поклонской? Притом что Поклонская — женщина твердая, ее так просто не прогнешь, а ее песню про святость Николая Романова не задушишь, не убьешь. Ее сопротивление, если Кремль осмелится жестко разобраться с ней, будет создавать широкие круги на воде общественного мнения в России, что однозначно не поспособствует гладкости президентской кампании.

Вообще, если говорить серьезно, феномен Натальи Поклонской уже почти встал вровень с феноменом Рамзана Кадырова. Оба — главные «дети политики» Владимира Путина, оба контролируют умы очень радикальных представителей православного и мусульманского миров России соответственно, оба поддерживают массовые акции, от которых открещиваются политкорректные кремлевские чиновники. Оба символизируют эту самую «суверенную демократию» в ее апофеозе. И с обоих все как с гуся вода, что бы они ни говорили, ни делали.

Как бы там ни было, но Кремлю и силовикам что-то делать все же придется. Ведь превращенные в факелы религиозными фанатиками кинотеатры со зрителями — ничуть не лучше сожжения 2 мая 2014 года в Одессе Дома профсоюзов с пророссийскими демонстрантами, о котором не устает напоминать на всех уровнях в мире (и правильно!) российская дипломатия. Потому что в обоих случаях это следует расценивать как террор. Кстати, если верить упоминавшемуся выше письму в питерский кинотеатр от фанатиков, в России уже создана организация с названием «Христианское государство». Господа контрразведчики, оно вам ничего не напоминает?

Николай Ульянов

http://www.rosbalt.ru/blogs/2017/09/12/1645600.html

13 Сентября 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов