Два писателя. Два политика. С. Шаргунов. З. Прилепин

 

С.Шаргунов, З.Прилепин: «Пришли и работаем»

Главный редактор и шеф-редактор «СП» ответили на вопросы читателей

Сергей Шаргунов: – Здравствуйте, друзья! Прошло уже полгода, как мы взошли на мостик «Свободной Прессы». После анонсирования нашей встречи пришло немало вопросов. Нам нужны ваши советы, дорогие читатели. Постараемся сегодня ответить на большую часть поступивших вопросов.

 

Читатель: – Сергей, Захар! Скажите, пожалуйста, есть ли у вас друзья или приятели среди ярых (и не очень ярых) сторонников сегодняшней власти? Если есть, то, как вы с ними общаетесь, о чем разговариваете? Возможно ли их переубедить или это сделает сама жизнь? Сергей Дукинский.

 

Захар Прилепин: – У меня нет друзей среди людей, поддерживающих действующую власть, есть какое-то количество знакомых, в том числе находящихся в лоне партии власти. Мы с ними часто на повышенных тонах обсуждаем какие-то вещи, потому что мое отношение к нынешней политике России однозначно негативное. Это не битвы на мечах, а светские беседы, в финале которых я могу сказать: мы тебя сразу не посадим в тюрьму, потому что среди них есть люди вполне вменяемые, которые отдают себе отчет в происходящем. Но они поставлены в определенную конъюнктурную систему. Лично для меня есть что-то помимо желания участвовать в политической деятельности, у меня есть, прямо скажем, мои писательские таланты, поэтому я никому ничем не обязан. Для многих людей возможность вписаться в ту или иную систему – единственное, что им предоставила жизнь. По-человечески я их понять могу. Когда в России произойдут системные видоизменения вплоть до смены действующей власти, часть людей, находящихся в структурах власти, останется там работать. Это те же самые русские люди, которые могут выполнять те или иные функции и которые были поставлены в определенную систему обстоятельств, ничего с этим не поделаешь.

 

СШ: – Если говорить о среднем уровне исполнителей, особенно в регионах, там бывают очень достойные люди. Приезжаешь в какую-нибудь Ульяновскую область, и там в райцентре человек может принадлежать к партии власти, но понимаешь, что он, как говорится, крепкий хозяйственник. Что касается апологетов власти, тех, кто выходит вперед и пытается отстаивать любые ее решения, – на самом деле, апологетов нет. Проблема власти в ее тотальной безыдейности, беспочвенности. Эти люди готовы нажимать на кнопки при любой команде, принимать даже взаимоисключающие законы. Это трагедия не только действующей власти, это трагедия всего общества, безыдейность стала ключевым, кодовым словом для «нулевых» годов. Недаром эти годы ассоциируются с выцеживанием смыслов. Я мыслю сайт «Свободное Пресса» как пространство для большого разговора. Например, мы делаем очерки про новых, мало кому известных оппозиционеров – левых, либералов, националистов. Я сказал своему коллеге – а давай сделаем очерки про представителей власти: про представителей молодежных прокремлевских движений, про депутатов Железняка, Сидякина и прочих. Было бы любопытно делать это не карикатурно, а поговорить с ними, допытаться, каковы их взгляды, их мотивация. Самое опасное для циничной системы – это публичность, когда человек оказывается «просвечен». Нужно стремиться к максимальной публичности. Я хотел бы, чтобы на нашем сайте была большая дискуссия, чтобы представители условного официоза, которым есть что сказать, появлялись бы здесь и могли «рубиться» на исторические, социальные темы. Самое печальное, когда мы обнаруживаем дефицит собственных позиций со стороны представителей власти, что там практически нет людей, которые готовы разговаривать и предлагать осмысленные концепции.

 

Ч: – Вы неплохие ребята и я из этого же поколения, но, почему-то, глядя на вас, я думаю, что вы быстро привыкнете к роли прорицателей. Не кривя душой, ответьте на вопрос: насколько вы доступны сегодня для живого общения? (Не встречи с читателями, лекции, пресс-конференции...). С этого, мне кажется, начинается личный пример, а писать статьи каждый может, даже я... Вячеслав.

 

ЗП: – Вячеслав, если вы можете писать статьи, то милости просим к нам на сайт, потому что хороших авторов мало не бывает, их всегда не хватает. Каждый выполняет свою работу, и мы с Сергеем выполняем свою работу – журналистскую. Не знаю, что вы имеете в виду под «живым общением», но мы с Сергеем всегда для него открыты. Я сюда приехал на метро, обратно поеду в поезде на плацкарте, если мы встретимся, я с удовольствием с вами пообщаюсь. Поездки по городам у нас с Сергеем продолжаются бесконечно, в прошлом месяце я был в восьми городах, в позапрошлом – в двенадцати.

 

СШ: – Кроме того, я есть во всех социальных сетях – Facebook, ВКонтакте. Вы можете написать, я всегда отвечаю. Еще я все время получаю огромное количество художественных текстов, которые приходится читать и стараться отвечать авторам. У меня есть электронная почта – shargunov@list.ru. Так что мы в постоянном доступе, давайте общаться.

 

Ч: – Захару Прилепину. Пока вы для большинства загадка, этакий агент под прикрытием, Если вы русский, то как вы вообще появились на современном литературном небосклоне, в этой псевдолитературной клоаке? А если россиянин, то выглядите провокатором с вашими «патриотическими» эскападами. Лаврова Л.Н., Пушкино.

 

ЗП: – Отвечаю по существу. Я русский, я не считаю, что это проблема в нынешней литературной ситуации, потому что большинство моих товарищей по литературному ремеслу тоже русские. Миша Елизаров, Сергей Шаргунов, Роман Сенчин – все глубоко русские люди, есть Ильдар Абузяров – он татарин, тоже нормально. Есть ряд знаменитых писателей, «русей» которых не придумаешь – Леша Варламов, пресловутые Пелевин и Сорокин. Мои товарищи из числа красно-коричневых патриотов иногда драматизируют ситуацию в связи с национальным вопросом, не стоит переусердствовать в этом направлении.

 

Ч: – Считаете ли вы действия Собчак, Навального, Немцова и им подобных действиями против русского народа? Я считаю, что они не имеют морального права призывать молодежь к таким действиям. Стыдно за них, тем более они сами вскормлены с руки Кремля. Любовь Гордеева.

 

СШ: – Я достаточно скептически отношусь к людям из 1990-х годов, тем более что трагический опыт двадцатилетия оказался не отрефлексирован. Некоторые считают, что путешествие в авторитаризм, узурпация власти – это непопулярные меры, которые случились в 2000-м году. Конечно, нет. Истоки того, что мы наблюдаем сегодня, в 1990-х годах: это насильственное и неконституционное принятие того законодательства, что мы имеем, в том числе основного закона – российской Конституции, разгром парламентаризма, отказ власти находиться под контролем граждан, становление олигархического строя. Большинство людей, ориентирующихся на 1990-е, считает, что олигархический консенсус – это хорошо, а единственное, что их не устраивает в действующей власти, – какие-то стилистические элементы и некоторое перераспределение собственности от одной группы олигархов к другой. Тем не менее, на нашем сайте мы предоставляем слово людям либеральных воззрений, самое главное, чтобы возникали смысловые дискуссии. И Виктор Шендерович, и Андрей Пионтковский, и Илья Яшин пишут для нас. В ближайшее время названная вами Ксения Собчак появится в онлайне и сможет ответить на вопросы читателей.

 

Ч: – Как вы прокомментируете то, что многие считают вашу газету националистической? Не кажется ли вам, что если бы оппозиция позвала людей на митинг против коррупции и за равноправие перед законом (честный суд), то народ пошел бы за ними... Ведь это волнует большинство населения и это основа демократического государства!!! С уважением, Куклинова Галина Борисовна.

 

ЗП: – Галина Борисовна, я не считаю наше издание националистическим. У нас есть материалы разного толка, в том числе люди с правыми взглядами, находящимися в легальном поле, тоже высказываются. Сам я по генерации, скорее, левый политик, нисколько не националист и нахожу национализм радикального толка совершенно неприемлемым для России. Люди, которые собираются в России перевести нерусь – для меня личные враги. Что касается митингов против коррупции и за равноправие перед законом, эти лозунги у нас звучат на каждом митинге, которые у нас проходят. Я бы не сказал, что максимальное количество населения стремится на эти митинги выйти. Люди часто говорят: ну что, эти наворовались, новые придут и тоже наворуются. Это традиционная философия российского мещанства, и никакого всенародного подъема по поводу того, что из России ежемесячно вывозят 10 млрд долларов за границу, нет и быть не может. Если бы такие цифры были озвучены в 1987 году, когда такого уровня коррупции и близко не было, снесли бы страну в три дня. Сегодня люди вполне спокойно на это реагируют. Эти глухота и нежелание всерьез воспринимать подобные катастрофические вещи – конечно, пугают. Поэтому давайте не будем идеализировать готовность нашего родного, любимого нами народа к немедленному гражданскому действию.

 

Ч: – Сергей и Захар. Вы талантливые и неглупые люди. Но сколько можно пережевывать «болотное» г…? Вы же не фрики, не подлецы, не отщепенцы и не политическая падаль. Но получается, что вы сейчас позиционируете себя в авангарде всей этой продажной и тупой шушеры.

 

СШ: – Ваш вопрос не кажется мне хлестким, вы лишь высказываете свое мнение. Никто никакое «болото» не пережевывает, мы стараемся отражать происходящее в обществе. Год назад тысячи обычных людей вышли оскорбленные ложью и цинизмом, этот естественный общенародный порыв мне был понятен. Как писала Ахматова, «я была тогда с моим народом, там, где мой народ, к несчастью, был». «К несчастью» – это в том числе и под дубинками. Другое дело, нужно разобраться, почему этот протест во многом был приватизирован и захвачен. Наша задача – предоставлять возможность высказываться разным людям. Самое главное, чего мы всегда будем избегать, – подконтрольности сайта «Свободная Пресса». Перед вами по-настоящему свободный сайт, где есть свобода любых высказываний, мнений. Вожди Болотной и те, кому Болотная антипатична – все приглашаются сюда. Лично мне этот порыв понятен, и недовольство никуда не делось. Оно связано с социальными проблемами, с проблемой миграции, но это недовольство связано, как в физике, с тем, что процесс еще не наступил, но уже заранее он виден. Процесс распада еще не наступил, но, к сожалению, звучит эхо из близкого будущего. Протестующие выступают как созидатели. Они – те, кто пытается спасти и удержать страну. Несмотря на мнимую стабильность, на мой взгляд, страна висит на волоске.

 

Ч: – Краткий сценарий развития событий от Шаргунова и Прилепина на ближайшие 10 лет в России. Что будет или не будет? Слава Коновалов.

 

ЗП: – Мой опыт, как и опыт любого читающего человека в России, который с жадностью и безоглядно читал газету «Завтра», «Новую газету», «Новый мир» и «Современник» убеждает в одном: даже самые умные люди в 99% случаев не угадывают то, что происходит в действительности. Угадать очень сложно, это всегда оказывается умнее нас и сложнее нас. Рационально рассуждая, те люди, которые сейчас находятся у власти, так и будут там находиться – и 10, и 15, и 20 лет, пока смерть не разлучит нас и пока Россия не развалится на части, к чему есть все предпосылки. Но Россия движется зачастую иррациональными категориями. Проститеменя за патетику, но если Бог не разлюбил нас, если мы еще не надоели Ему, то России представятся шансы, чтобы выйти из этой ситуации. Главное, чтобы мы этот шанс не упустили, как произошло это год назад.

 

СШ: – Я согласен, Россия движется иррациональными маршрутами. С точки зрения формальной логики, действующая группа во власти очень прочна. Но дело в том, что общество само по себе уже поменялось. Мне кажется, что ситуация уже зашла слишком далеко в маразматичности и абсурдности положения дел в нашей стране. Каждый новый день приносит новый штрих к этому полотну Босха и ощущение адского кошмара. Действующая власть, которая не готова слышать людей и идти им навстречу, оказалась в заложниках у этой ситуации. Каждое новое действие власти почему-то играет против нее. Вроде они решили заняться коррупцией, но даже здесь они проигрывают. В конечном итоге, это поколенческий конфликт, поэтому изменения неизбежны. Но даже если пересажают всех моих друзей, если все прикроют, я вижу одну задачу – оставатьсясамим собой и честно делать то, что могу. У литератора всегда есть это спасительное пространство, то, что я бы назвал метафизическим алиби: есть нечто, что позволяет ему, при желании, оставаться последовательным, свободомыслящим, честным. В этом смысле чиновникам гораздо сложнее.

 

Ч: – Шаргунову. Спасибо за хороший русский язык, я люблю видеть вас на ТВ. Меня интересует судьба дела об убийстве отца А. Меня. Что-нибудь прояснилось? Константин из Петербурга.

 

СШ: – Нет, Константин, ничего не прояснилось. Надо сказать, что я был знаком с этим священником, потому что в детстве дача была в нескольких километрах от Новой Деревни, где была его церковь. Так получилось, что за неделю до его убийства я был в этом храме и даже исповедовался у него.

 

Ч: – Здравствуйте, Захар и Сергей. Вот уже полгода, как вы возглавляете «Свободную Прессу». Помнится, в первой редакционной статье вы обещали «побуянить» на сайте, чем очень напрягли многих. Общество устало от «буйных», а тут еще вы... Позже Сергей написал: «Я хотел бы, чтобы этот сайт стал местом сборки не только оппозиции по принципу «вместе против», но и всего отверженного общества, чтобы в дыму войны между историческими мифами проступил обнадеживающий образ будущего». Что вы сегодня, на ваш взгляд, имеете в остатке? Лидия Нилова, Санкт-Петербург.

 

ЗП: – Лидия, я не уверен, что в России так много буйных, как вам кажется. На мой взгляд, их не хватает, если вы имеете в виду радикально мыслящих людей, политиков, гражданских активистов, а не буйных психбольных. Как раз Россия находится в полуобмороке тотального конформизма, где все со всеми согласны, где любой бред, произносимый с телеэкрана или представляемый властью в качестве закона, воспринимается со скептической ухмылкой. На фоне Италии, Греции, Англии или даже США гражданский протест находится в смешном зачаточном виде. Даже события, происходившие в течение года, на фоне некоторых европейских стран не кажутся столь масштабными. Мы не буйные, мы смирные. Моя задача заключается в том, чтобы взбодрить мыслящих, читающих и способных на какую-то реакцию людей.

 

СШ: – На самом деле, это задача сайта. Там, где мы что-то гротескно заостряем, где есть размашистость заголовков, где мы сталкиваем авторов лбами так, что искры летят – там задача расшевелить аудиторию и вывести из этой дурной летаргии.

 

Ч: – Уважаемые Сергей и Захар, что изменилось в вашей жизни с тех пор, как стали заниматься «Свободной Прессой»? Довольны ли вы результатами своей деятельности на «СП»? Оправдал ли сайт ваши ожидания, или имеют место разочарования по каким-то моментам? Есть ли между вами спорные вопросы по функционированию сайта или вообще никаких разногласий? Что интересного можете рассказать в связи с работой на «СП»? Может, есть какие-то курьезные истории? Охотно ли сотрудничают с сайтом другие авторы? Наталья.

 

ЗП: – Серьезных спорных моментов не было ни разу. Это ваше дело – отвечать, довольны ли вы результатами. Мне кажется, что удалось создать свободную площадку для высказывания разных мнений. В целом от сайта создается ощущение здорового критического отношения к современной российской действительности, в этом смысле есть достижения. Касательно формы подачи того, о чем мы пишем и что показываем, – это в следующем году будет меняться. Будет изменяться дизайн, сайт будет расширяться, будут предоставляться возможности для музыкальных вещей, литературных, политических, для ток-шоу и т.д.

 

Ч: – Спасибо за вашу работу! Несколько вопросов: как планируете развивать свой сайт дальше, если не секрет; не думаете ли сделать приложения для планшетов; не хотели бы устраивать «интеллектуальные битвы» между участниками с обязательным подведением итогов – чья позиция более аргументированная, продуманная, более сильная в данном вопросе (по крайней мере, смотрелась таковой). Еще раз спасибо, ребята, читаю и буду читать! Алексей.

 

СШ: – Мы уже полгода в «Свободной Прессе», сайт был хорошим и надеюсь, что нам удалось его улучшить. Главное достижение – привлечение отдельных интересных персонажей, которые пишут у нас колонки, это Болдырев, Делягин, Шурыгин, Шендерович, а также большое количество литераторов. Это люди, хорошо владеющие русским языком, но с большой социальной отзывчивостью – Герман Садулаев, Роман Сенчин, Аркадий Бабченко, Денис Гуцко, Леонид Юзефович, Андрей Рубанов, Дмитрий Глуховский. Я уже не говорю об известных критиках – Виктор Топоров, Владимир Новиков. «Лимонки» Лимонова вызывают огромный интерес, мы ожидаем в ближайшее время «лимонку в Лимонова» от ее автора. Мы стараемся привлекать ученых, историков – Константина Крылова, Егора Холмогорова, Бориса Кагарлицкого. Именно у нас вы можете прочитать эксклюзивные интервью с сидящими по «Болотному делу», по делу «Анатомии протеста». Сейчас мы освещаем ситуацию с закрытием вузов, например, РГТЭУ. На сайтах официозных или фрондерских, либерального толка, мы мало можем прочитать о происходящем за пределами Москвы. У нас почти половина материалов – это рассказ о происходящем в провинции, о ситуации с заводами, протестами врачей и учителей. У нас действительно социальный сайт. Чего нам не хватает? Возможно, нам нужно наладить связь с небольшой, но важной прослойкой так называемых московских хипстеров – теми, кто сидит в твиттере, фейсбуке. Для этого требуется редизайн сайта, правильная рубрикация, после Нового года мы вас этим порадуем.

 

Ч: – На ваш взгляд, неужели у следствия нет вопросов к Сердюкову? При такой затянувшейся паузе он улаживает недоделанные дела, приводит «в порядок» документы, объясняется с «недополучившими» с него и запросто может уехать за границу в качестве секретоносителя. Миронов Владимир Николаевич.

 

ЗП: – Я думаю, у следствия есть сформулированные вопросы к Сердюкову, как и вопросы к любому политическому деятелю в России. Но не следствие решает, какие вопросы задавать или не задавать Сердюкову. При желании можно посадить любого из людей, находящихся в системе управления государством, понятно, что там клейма негде ставить.

 

СШ: – Проблема нашего общества – колоссальный уровень недоверия. Что бы ни предпринимала власть, это вызывает недоверие. Тем более, когда мы слышим смех от первого лица в ответ на вопрос о том, воровали или не воровали. Это аппаратные разборки. Мы наблюдаем много государственных деятелей – соседей этих Сердюкова и Васильевой в том же Молочном переулке, с собственностью за рубежом. Эти люди занимаются разграблением страны, паразитируют на бюджете.

 

Ч: - Вы бы стали регулярно брать деньги от Госдепа на осуществление революционной деятельности в России, в частности на пропаганду среди широких масс требование о том, что «Путин должен уйти»? ОТТО.

 

ЗП: - Ни регулярно, ни разово не стал бы брать деньги от Госдепа, мало того, мне их никто никогда не предлагал. Циркулирующее мнение, что оппозиция получает деньги от Госдепа, не имеет столь серьезных оснований, как может показаться. Колоссальное количество людей, живущих в России и занимающихся бизнесом готово в это вкладываться, потому что в текущей политической и экономической модели многие люди не чувствуют себя в безопасности. Мне и моим товарищам из одной запрещенной партии никто даже из России денег не предлагал. Во время прошлогодней протестной истории очень много обсуждалось участие Госдепа в деятельности оппозиции. Но после выборов Путина на должность Путина у нас появилась пересадочная база НАТО в Ульяновске, ее открыли точно не участники оппозиционных митингов, а российская действующая власть. Подозреваю, что в то время, когда были самые крупные митинги, с Госдепом договаривались не лидеры оппозиции, а люди, находящиеся на руководящих должностях. База НАТО в России – это вещь, мягко говоря, любопытная, и никакой реакции у наших квасных патриотов, поддерживающих лично Путина, я не заметил. Какое бы ни было сложное отношение к Алексею Навальному, голословно утверждать, не имея доказательств, что он агент американского влияния и не замечать при этом базу НАТО в Ульяновске, - это парадоксально.

 

СШ: - Отношение к финансированию должно быть максимально чистоплотным, особенно у людей, критически относящихся к власти. Для меня неприемлемо получать финансирования от заграницы. При этом Госдеп финансировал проекты «Единой России», чего уж говорить о имуществе чиновников на Западе. Внешнеполитические действия России очевидны – это максимальное отступление отовсюду и неготовность поддерживать и защищать своих. Россия могла наложить вето на интервенцию в Ливию, этого не случилось, в итоге там все полыхает, идет гражданская война, а наш союзник был зверски умерщвлен. Это вопрос слабости России. В вопросах сырьевой зависимости и отказа от своего производства нынешнее руководство продолжает тот же курс. Россия слаба, унижена, есть просто миф и трансляция для внутреннего потребителя. Наша страна не самостоятельна.

 

Ч: - Хотя у вас и «Свободная Пресса», хотелось бы на ее страницах соответствия «запрету комментариев, содержащих нецензурные выражения»... Право, порой есть желание пообщаться, но комментарии типа СЕРЕГИ отвращают не только меня. Очень бы хотелось, чтобы и ваша газета была достойна ваших писательских имен! Шаргунова, к сожалению, только видела на ТВ, а вот Захар... За одно только, что он деревенским воздухом дышит, а еще и пишет... Мой человек! Питерская.

 

СШ: - Мы этот вопрос постоянно обсуждаем нашим тандемом. С одной стороны, иногда почитаешь комментарии – и за голову хватаешься. Кстати, приношу извинения тем, чьи комментарии неадекватно убирают наши модераторы, мы с них за это строго спрашиваем. Бывает, что остается нецензурщина, а нормальные содержательные вопросы и мнения пропадают. Это не наша злая воля, это наша недоработка. Другой вопрос – нужно ли «отдать всем ветрам»пространство ниже статьи. Может, надо ввести премодерацию, чтобы люди писали комментарии, авторизуясь через социальные сети. Если человек может анонимно писать все, что ему вздумается, исчезает хотя бы минимальная ответственность. Но есть и специфика нашего сайта, свобода высказывания. Есть еще и поколенческая специфика: кроме молодых людей, которых мы активно завлекаем сюда, есть еще люди зрелые – люди, выходящие на пенсию, советское поколение, это ядро «Свободной Прессы». Сейчас нужно идти в сторону борьбы с дикими, матерно-нелепыми комментариями и при этом оставаться на позициях свободы слова и давать возможность всем высказываться.

 

Ч: - Ваше отношение к тому, чтобы на сайте «СП» открыть фотоконкурс читателей под название «Моя страна», где любой читателей мог бы предложить, скажем, 10 фотографий своего города, поселка, населенного пункта с географической справкой места съемки и кратким пояснительным текстом под фотографиями! Получилась бы этакая картина - путешествие по родной стране! Василий Васильевич Горохов.

 

ЗП: - Мы с Сергеем обязательно запишем это себе в планы, и думаю, что-то подобное обязательно сделаем.

 

Ч: - Господа! А может, вам пробиться к Путину? И задать ему вопрос: а читает ли он «СП»? А хорошо бы читал! Хотя и наивно так думать. Я очень вам обоим, писателям, благодарна! За остроту материала и возможность написать на ваших страничках наболевшее. Спасибо, Граждане! За гражданскую позицию, честность (от слова честь, которая!) и за любовь к Родине. Она у нас есть! Валерия.

 

ЗП: - Валерия, спасибо вам огромное. Лично я был несколько раз приглашен к Путину и два раза с ним встречался, задавал самые прямые вопросы. Последний раз я спрашивал у него о гражданине Тимченко, который на тот момент торговал третьей частью российской нефти, при этом был гражданином Финляндии, а налоги платил в Швейцарии. Получил ответ, что Тимченко занимается своими частными делами. Я понял, что Владимира Владимировича трудно хоть чем-то удивить и ввести в ступор. Заблуждение части российских граждан, что Путин не все знает, является действительно заблуждением. Он прекрасно знает, как, что и где делал Сердюков и ему подобные.

 

СШ: - Я встречался с на тот момент президентом Медведевым, спрашивал его об учителях и врачах, об их смешных и ничтожных зарплатах и получил абстрактные ответы. Спрашивал и о покушении на моего друга журналиста Олега Кашина. Получил ответ, что дело до сих пор продолжается, хотя круг заказчиков и исполнителей уже вполне ясен. Но есть решение, как мы видим, не давать этому расследованию ход. Поэтому вопросы в адрес власти, к сожалению, носят риторический характер. На вопрошающих окружение наших первых лиц потом смотрят волком, не подают руки, вносят в черные списки. Но людям пишущим это не страшно, мы силой воли это стремительно преодолеваем.

 

Ч: - Сайт - замечательный! С наступающим! Здоровья, любви, творчества, взаимопонимания. Привет из Дублина. Валерий Петков.

 

ЗП: - Валерий, привет!

 

Ч: - Захар и Сергей! Скажите, как вам удается ладить друг с другом? Ведь вас объединяет лишь стойкое неприятие настоящего. Что касается отношения к советскому прошлому и взглядов на будущее страны, они же у вас абсолютно разные. Захар, вы пишете свои произведения для какого класса нашего общества? Пишете потому, что любите русского человека и хотите его вылечить, или просто это средство для получения дохода? С уважением, Наталья, Галина.

 

СШ: - Мы прекрасно ладим, по большинству вопросов у нас совпадают взгляды. Если есть какие-то оттенки, детали, это прекрасно, это оживляет наш разговор.

 

ЗП: - Я вообще мало думаю о том, кто будет читать мои тексты. Я уважаю всех своих читателей, многих из них люблю и благодарен, они мне помогают жить во всех смыслах. Я пишу не для того, чтобы получить прибыль, а для того, чтобы какие-то самые важные бытийные вопросы сам для себя разрешить. Я человек, который занимается написанием текстов, и это моя работа.

 

Ч: - Здравствуйте, Захар и Сергей! Захар, читали ли вы книги фантаста Юрия Никитина? В частнoсти, «Сингулярный цикл», где oн oписывает свoи идеи касательнo прoгресса мoрали и нравственнoсти. Рoманы «Я – сингуляр», «Сингoмейкеры» и oсoбеннo «2024-й» oчень меня пoтрясли. Наравне с книгoй Элвина Тоффлера «Шoк будущегo». Ряд футурoлoгoв и мыслителей (в тoм числе Никитин) считает, что нас ждут «нoвoе Cредневекoвье», и «нoвыe варвары». Либo мы успеем на пoезд пoд названием «технoлoгический прoрыв Западнoй цивилизации». Никитин предлагает убрать любые мoральнo-нравственные запреты, дабы сделать их не интересными массе людей. Так как сладoк лишь запретный плoд. Убрать запрет - и плoда нет. А люди эти, буквальнo через пoкoление, уже будут интересoваться, скажем, наукoй и вкладывать туда деньги и время, вместo бескoнечнoй пoгoни за все нoвым сексoм. Дмитрий Oрех.

 

ЗП: - Исторические аналогии в случае с нынешней Россией работают очень хорошо и можно обращать свой взор или к началу XX века, или к моменту распада Римской империи, это у меня чаще вызывает у меня интерес. Недавно вышла очередная статья о необходимости менять ситуацию при помощи малых дел. Я подумал тогда, внутренне усмехаясь, что если бы на исходе Римской империи начали думать, когда варвары уже подходят близко: цветник свой обустрой, полы помой. Есть вещи, которые требуют государственного решения. В этом смысле ничего в нашем мире не меняется.

 

Ч: - Вопрос Сергею. Прoчитал вашу «Книгу без фoтoграфий» - oчень сильная вещь. Легкий язык, такoй парящий, тoнкий... Кажется, этo - стиль. Нo кoгда же вы, Сергей, будете «крoиться миру в черепе»? Все же глoбальнoсти хoчется oт вас, дoрoгие мoи писатели. Пoстмoдерн наступает, превращает наши с вами мoзги в винегрет. Так чтo... И спасибo за сайт СП, oн – единственнoе, чтo укрывает пoд зoнтoм мoи oбoзленные пoсле «Эхo Мoсквы» мoзги. Успехoв! И здoрoвья. Детям - детскoгo счастья. Дмитрий Орех.

 

СШ: - Спасибо, Дмитрий. Надеюсь, что скоро порадую вас новым большим романом.

 

Ч: - Кто такой «Пьющий Майор»? Часто появляется ощущение, что за него пишет кто-то из вас. Наверно, не я первая задам такой вопрос: как вас еще не прикрыли? Иногда после своего-то комментария ждешь стука в дверь. И второй вопрос: вам что-нибудь дают наши комментарии? Иногда ведь и на вас лично нападаем.

 

ЗП: - Мы сейчас специально провели расследование, насколько мы знаем, это человек из Ульяновской области, это точно не мы. В любом случае, всегда рады новым комментариям, вашим суждениям. Я лично читаю все комментарии. Любая, даже самая жесткая критика всегда здесь ко двору.

 

Ч: - Почему мужчины, а также русские читатели отдали медиа пространство на растерзание такому ничтожеству, как «Свободная Пресса»? Наталья.

 

ЗП: - Мне этот вопрос кажется лестным, потому что огромное медиа пространство мы с Сергеем умудрились растерзать. К сожалению, этого пока не случилось, но мы приложим все усилия, чтобы это сделать.

 

Ч: - Я раньше был против Путина, но начитавшись шовинистической бредятины против народов России, встал на сторону Путина. Он не настолько съехал с катушек как эти отморозки ксенофобы, безграмотно пишущие на сайте «СП».

 

ЗП: - Я не знаю, где вы нашли «шовинистическую бредятину» на сайте «Свободная Пресса», потому что здесь собрались люди глубоко толерантных, интернационалистических взглядов. Если есть болезненные вещи, о которых стоит говорить, мы о них говорим. Умолчание, порой, гораздо опасней, чем открытый разговор.

 

Ч: - Уважаемый Захар, какого ваше отношение к нынешним учителям литературы? Макс.

 

ЗП: - Я без конца езжу по стране, встречаюсь с людьми и в школах, и в библиотеках. В моем понимании, это подвижники. Подвижники не просто образовательной системы, а подвижники бытия. Благодаря им наши подростки сохраняют остатки здравого смысла в этом чудовищном медийном поле. Нет ничего страшнее российского телевидения, которое целиком построено на потворстве порокам человечества. В этом смысле, пороки «Свободной Прессы» меркнут на фоне российского телевидения.

 

СШ: - Что касается учителей, хочется передать особый пламенный привет 31-му лицею в Челябинске, куда постоянно приезжают писательские делегации. Таких людей, которые действительно совершают подвиг и создают прекрасные школы. Здесь требуется настоящая самоотверженность.

 

Ч: - Здравствуйте, Захар. Вы сегoдня видный писатель, у вас немало друзей, хoтя ваша пoзиция непримирима пo мнoгим вoпрoсам. Как вам удается сoвмещать идеализм, кoтoрый жжет вас изнутри (этo виднo и в книгах, и в статьях) и умение дружить и oтнoситься хoрoшo к мнoгим-мнoгим людям. Всегда ли вы были таким кoрректным, толерантным? Я вот так не могу. Научите, как старший, как завoдить друзей и вести диалoг, не предавая при этoм себя самoгo? Дмитрий.

 

ЗП: - Я хорошо отношусь к многим-многим хорошим людям, а к плохим отношусь плохо и с ними не общаюсь.

 

Ч: - Сайту надо расширяться! Открыть издательский отдел, печатать свои и авторские книги. Тут же открыть подписку и рассылку читателям изданных книг почтой! Флаг вам в руки! Елдырин.

 

СШ: - Всему свое время. Надеюсь, мы создадим свое телевидение, рано или поздно перейдем на бумагу, а пока давайте углублять наш проект в интернете. Пишите нам, мы все читаем, ко всему относимся очень серьезно. Из многих читателей уже формируются авторы, а иногда и сотрудники. Например, есть такой прекрасный человек Антон Секисов – ему 25 лет, он писатель. Он прислал свою рукопись, стал читать сайт «Свободной Прессы», формально начал работать корректором, а теперь отвечает за блоги и раздел культуры, который распускается всеми цветами на выходных. Поэтому наш разговор – это еще и призыв к энергичным людям, давайте делать вашу «Свободную Прессу» вместе.

 

Поздравляю всех читателей «Свободной Прессы», тех, кто смотрел нашу встречу, с наступающим Новым годом!

 

29 Декабря 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов