Фасадная федерация Как устроены и зачем нужны постпредства регионов России: расследование

От эпохи парада суверенитетов в Москве остался рудимент — особняки в центре города, занятые постоянными представительствами регионов. Реальных полномочий и серьезных задач у них нет, зато со штатом, зарплатами и автопарком — полный порядок.

Алексей Полухин
шеф-редактор «Новой газеты»

Помните, как звучит статья 1 Конституции? «Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления». Это, конечно, не констатация, а вектор развития. Дальше имеет смысл замерять только степень отклонения от этого вектора и спорить, какое определение приложимо к нашему государству в меньшей степени: демократическое, правовое или все-таки федеративное?

Для того чтобы эти вопросы не были совсем уж риторическими, в нашей стране существует множество политических симулякров. Например, отчего же не считать наше государство правовым, когда есть уполномоченный по правам человека, уполномоченный по правам детей, бизнес-омбудсмен, причем не только в Москве, но и на каждой территории? А еще — Общественная палата (в Москве и каждом из субъектов) и общественные советы при каждом ведомстве.

Есть вопросы к уровню демократии? Демократия — это процедура, а процедурой выборов у нас охвачены все уровни власти, от президента до главы муниципалитета. В некоторых регионах нет прямых выборов губернаторов? Так в США нет прямых выборов президента: и ничего — живут.

Но наибольшим количеством побрякушек у нас обвешан федерализм. У каждого региона есть свой флаг, герб и (зачастую) гимн, своя конституция или устав (как следствие — свой конституционный или уставной суд), а еще, оказывается, — и свой постоянный представитель в Москве.

То есть все субъекты федерации (за исключением города федерального значения — Москвы) имеют в столице аналог посольства. И эта традиция — живая. Как только в состав РФ были приняты республика Крым и город федерального значения Севастополь, каждый из них обзавелся своим — отдельным — представительством. (Признанные Россией Абхазия и Южная Осетия имеют в Москве посольства, что, конечно, еще круче, чем постпредство).

Для чего нужны постпредства? Первая и, пожалуй, самая важная функция — «демонстрация флага». Иногда вполне себе физическая: флаг гордо реет где-нибудь в тихом переулке в историческом центре Москвы, герб выгравирован на латунной табличке, внутри, наверное, по торжественным случаям играет и гимн субъекта. Федерализм, данный нам в ощущениях.

Петр Саруханов / «Новая газета»

Что касается официальных функций постпредов, то они колеблются в диапазоне между «представлением интересов» и «обеспечением взаимодействия». То есть — стерильная бюрократия. Постпредов можно было бы назвать лоббистами, но лоббисту нужен ресурс. Сильные региональные лидеры и сами себя в состоянии представлять на переговорах любого уровня (кого с большим уважением будут слушать на переговорах в министерстве финансов, к примеру: Рамзана Кадырова или Бекхана Таймасханова?). А если губернатор в регионе слабый, то аппаратный вес его постоянного представителя в Москве и вовсе неотличим от нуля.

Следовательно, мера полезности постоянного представителя для региона в большинстве случаев отрицательная. Ведь пользы нет, а расходы — налицо.

Это, в первую очередь, бремя владения, содержания, а иногда аренды дорогой и статусной недвижимости в Москве. Можно, конечно, сказать, что она выполняет функции выездного офиса для губернатора. Это если не знать, к примеру, что губернатор Мурманской области Марина Ковтун во время вояжей в Москву и Петербург останавливается в лучших номерах не самых дешевых гостиниц, и бюджет платит за это удовольствие от 30 до 50 тысяч рублей за ночь. Хотя у Ковтун есть сразу два постоянных представительства — как раз в Москве и Петербурге. Но зачем ютиться в особняке на Большой Никитской, когда в «Интерконтинентале» есть Pushkin Executive Suite?

Чем бы ни был занят постоянный представитель и штат его сотрудников — да хотя бы и ничем — их труд надо оплачивать и создавать необходимые условия работы. А в столице, как известно, человек без оклада в сто тысяч рублей, не имеющий премиального авто с личным водителем, не может быть принят в приличном бюрократическом обществе.

Поэтому средний бюджет постоянного представительства региона в России колеблется в интервале 20—30 миллионов рублей в год. Регионов у нас 85, поэтому церемониальный институт в целом обходится в 1,7—2,7 миллиарда рублей.

Да, в масштабах страны эта сумма не производит вау-эффекта, но давайте вспомним: во-первых, что эти деньги расходуются совершенно попусту, а во-вторых, это нагрузка на региональные бюджеты, значительная часть которых находится в глубоком кризисе. А на них при этом висит большая часть социальных обязательств.

Поэтому если бы ликвидировать абсолютно ненужную в текущей политической реальности конструкцию и продать все эти особняки на рынке, то в каждом регионе можно построить по три школы, а на высвобожденные деньги оплачивать труд не чиновников, а учителей.

Школа — это вам не симулякр, так что наше предложение к идее федерализма ближе, чем может показаться. А чтобы не было обидно, школу можно назвать в честь последнего постпреда. Ведь иначе его имя в регионе никто так и не узнает.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Спиридоновка, д. 10, стр. 1. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Представительство Петербурга в Москве было создано на основании соглашения между столичным правительством и петербургскими властями 27 июня 1996 года. Постоянный представитель от Петербурга в Москве с 2012 года — Николай Петрович Буханцов, первый заместитель руководителя администрации губернатора Петербурга (не путать с вице-губернатором).

По официальной версии, представительство является органом, призванным выражать и отстаивать интересы Петербурга в Москве во всех сферах — экономической, правовой, научной, культурной и пр. Постоянный представитель, в свою очередь, должен осуществлять постоянную координацию и связь с органами государственной власти Москвы, предприятиями, организациями, учреждениями, заинтересованными в укреплении и развитии дружественных связей между двумя столицами. Должен содействовать совместным проектам.

Красноречиво сопоставить сумму, выделяемую постпредству ежегодно из городского бюджета, с какими-либо еще расходами не вышло. Поскольку, к сожалению, не удалось обнаружить эту информацию в открытых источниках: все комитеты, службы и управления Смольного публикуют финансовые отчеты о расходовании средств, а постоянное представительство — почему-то нет. Ответ на запрос о размерах финансирования, направленный в Представительство Петербурга в Москве 18.11.2016 года, еще не получен.

За последние 20 лет имя Буханцова не раз всплывало в связи с сомнительными операциями коммерческих фирм, к которым он так или иначе считался причастным. 53-летний Николай Буханцов (в советское время — культпросветработник) подался в бизнес еще в начале 90-х годов.

В 1995 году стал президентом ЗАО «Юниверс-нафта». Бизнес Буханцова был связан с различными схемами, позволявшими оптимизировать налоги, а также с торговлей нефтью и нефтепродуктами. Он — один из пионеров офшорного бизнеса в России. По сведениям «Новой газеты», часть уставного капитала ЗАО «Юниверс-нафта» принадлежала компании с Британских Виргинских островов. Буханцов довел схему до совершенства: например, «Сибнефть» с помощью «Юниверс-нафта» в некоторые месяцы получала в качестве возмещения из бюджета намного больше денег, чем отчисляла туда в виде налогов.

В 1996 году, спустя год деятельности, «Юниверс-нафта» оказалась объектом розыска налоговых органов. В 1998 году попыталась объявить себя банкротом, однако налоговики не позволили ей этого сделать. Лишь в 2006 году Арбитражный суд Москвы признал банкротство компании. Однако, по предположениям экспертов, с большой долей вероятности активы ЗАО «Юниверс-нафта» были просто переведены в одноименное ОАО, зарегистрированное в Калмыкии — зоне с льготным налогообложением. Долги закрытого акционерного общества, в том числе и налоговые, остались компании-банкроту.

В 2001 году Николай Петрович был назначен советником министра энергетики Минэнерго РФ и членом Совета директоров отрытого акционерного общества «Роснефть». В 2002 году он стал генеральным директором Центрального диспетчерского управления Топливно-энергетического комплекса (ЦДУ ТЭК) Минэнерго РФ, а в 2003 году — руководителем департамента по сотрудничеству со странами СНГ Минэнерго РФ. После ухода с этого поста, в 2006 году, длительное время занимался общественной работой, а потом — до назначения постоянным представителем Петербурга в Москве — считался официально безработным.

По данным СМИ, на 2012 год одним из главных активов Буханцова за рубежом являлась компания Pencilia Holdings Limited, которая владела 50% акций кипрской Glidefern Limited. Glidefern же, в свою очередь, была держателем 100% акций ЗАО «Нафтатранс», занимающегося перевалкой нефти в Краснодарском крае. Рыночную стоимость «Нафтатранс» на тот момент эксперты оценивали в 200 миллионов долларов. Попытки Буханцова в 2012—2013 гг. продать или переоформить зарубежную собственность обернулись судебными процессами. По информации из открытых источников, в настоящее время Буханцов по-прежнему выступает в судах разных инстанций и стран мира то истцом, то ответчиком.

Нина Петлянова, собкор «Новой газеты»

КРАСНОЯРСК

Нижний Кисельный пер., д. 10. Фото: Алексей Тарасов / «Новая газета»

Собираясь выслушать отчет о работе регионального постпредства в Москве, Заксобрание Красноярского края повздорило, что для него нехарактерно, с губернатором Виктором Толоконским. Тот отправил отчитываться своего первого зама, а депутаты требовали лично руководителя постпредства региона при правительстве РФ Михаила Латышева. Этого московского бизнесмена, назначенного Толоконским летом 2014 года, мало кто в крае, включая его Заксобрание, видел. В результате вопрос из повестки сняли, проигнорировав протесты Толоконского.

Дело было полтора года назад. Депутат Владимир Седов (ныне осужденный и отбывающий срок) предложил купить Латышеву билет на самолет, чтобы тот смог прилететь в Красноярск. Губернатор ответил, что «в состоянии командировать человека сюда, в Красноярск, и бюджет от этого не развалится». При этом Толоконский отметил: «Я не знаю, как часто бывал предыдущий руководитель(постпредства. — А.Т.) в Заксобрании, я его как-то спросил, как он с губернатором (предыдущим, Львом Кузнецовым. — А.Т.) работал, он ответил: «Я его видел раз в год». Хотя губернатор постоянно бывал в Москве, он с ними не взаимодействовал. У него был секретарь, водитель, а представительство занималось своими, непонятно какими делами. Сейчас там наведен порядок, и это будет под моим контролем всегда находиться».

Толоконский анонсировал перестройку в московском представительстве: дальнейшее сокращение штата (до этого уже вдвое уменьшенного), автопарка (до 5 авто) и, соответственно, расходов из бюджета на его содержание «на десятки миллионов».

Развивался сюжет традиционно: образовали комиссию «по анализу эффективности деятельности госпредприятия Красноярского края «Красноярский аналитический центр» в постоянном представительстве Красноярского края при Правительстве РФ». Комиссию учредили на постоянно действующей основе, утвердили положение о работе.

Спустя полтора месяца после бюрократической полемики в Заксобрании на сайте госзакупок появилась документация для открытого аукциона на оказание транспортных услуг краевому постпредству в Москве до конца года (фактически на полгода) на сумму 8,185 млн рублей (платит краевой бюджет). От исполнителя требовалось предоставить не менее 5 автомобилей бизнес-класса с мощностью двигателя не менее 167 л. с. и не менее 4 автомобилей представительского класса 250—300 л.с. Требуемые характеристики вроде круиз-контроля, обогрева сидений, тонировки подробнейше расписывались. Когда изумленная общественность начала интересоваться, считать ли это результатом оптимизации автопарка и в целом деятельности постпредства, — краевые власти сообщили, что конкурсную документацию разместили на сайте госзакупок преждевременно и с ошибками; объявление аннулировано.

Что до штата, в 2010-м в нем насчитывалось 18 единиц. Прошло сокращение до 16. А в прошлом году, если верить красноярским СМИ, до 7, из них три ставки были свободны.

Расположено представительство в Нижнем Кисельном переулке, 10. Это здание недалеко от Кремля само по себе стало частью сюжета одной грандиозной операции с перетеканием денег из красноярского бюджета в кошельки номенклатуры, детально о которой «Новая газета» писала в 2014 году. Документы, благодаря которым она стала возможна, готовились с 2009 года, при губернаторстве Александра Хлопонина, ныне вице-премьера РФ, а реализовывалась эта схема в 2010—2013 годах при губернаторе Льве Кузнецове, верном товарище Хлопонина и всегдашнем его заме, ныне министре РФ по делам Северного Кавказа.

Напомню суть: 6,2 млрд из дырявого красноярского бюджета были выведены сначала в краевые госпредприятия — на латание ветхих электрических и коммунальных сетей, а затем 5 млрд из них были переданы вовне — частному ООО «КРЭК», и оно уже распоряжалось ими бесконтрольно. Возглавлял КРЭК тогда Василий Кузичев — сын вице-губернатора Кузичева Михаила. КРЭК нашло деньгам более разумное применение, чем ремонт сетей. В частности, купило вот это здание у фирмы «Макропроф», переведя на Кипр 640 млн за то, чтобы стать в целом хозяином «Макропрофа». На момент покупки КРЭКом фирма «Макропроф» принадлежала кипрским Dochemio Investments ltd (90%) и Liumel Holdings ltd (10%).

После покупки «Макропрофа» со всеми его активами КРЭК продолжало перечислять ему арендные платежи за уже купленное здание — 144 млн и выдало заем в 29 млн. Еще раз: краевые власти вывели деньги из бюджета, на них близкие им товарищи купили у других близких товарищей дорогую недвижимость и продолжали этим товарищам платить за нее аренду.

Краевое ГУВД, обладая всеми фактами, не могло возбудить дело, поскольку не было потерпевшей стороны: региональная власть не видела проблемы в том, что сумма, тождественная трети бюджета миллионного Красноярска, ушла на кормление офшорной буржуазии, близкой этой самой региональной власти. «Новая» не могла добиться ответа от краевой администрации, но нам ответили из администрации президента, Управления по вопросам противодействия коррупции: уголовное дело возбудили. Через месяц Кузнецова «ушли» из Красноярска. Он стал министром и отправился на Кавказ.

Задача постпредству региона в Москве обозначена так: «Представление интересов края в федеральных органах госвласти». В нынешней системе это столь же осмысленно, как если бы красноярское чиновничество создало себе постпредство в Лондоне, поскольку наполняемость краевого бюджета зависит от конъюнктуры тамошней биржи металлов куда больше, чем от московских решений.

В начале 90-х Красноярский край был лидером среди регионов-доноров в отстаивании их интересов, в борьбе за реальный федерализм. Край тогда вел бюджетные войны с центром, удерживая налоги, подавал в Высший арбитраж иск к федвласти, громко требовал децентрализации управления. И в то горячее время краевые власти вполне обходились без помпезного представительства.

Алексей Тарасов, собкор «Новой газеты»

СЕВАСТОПОЛЬ И КРЫМ

Полпредство Севастополя. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

В Севастополе своего московского постпреда не знают даже сотрудники правительства города. А в постоянном представительстве Крыма затрудняются сказать, сколько расходуют денег.

— До вторника? Никак. Ну вы бы хоть вчера позвонили, — в пресс-службе правительства Севастополя заверяют, что за два рабочих дня не успеют ответить на три вопроса. Вопросы звучат так: как зовут постоянного представителя губернатора Севастополя в Москве, сколько денег уходит на содержание постпредства, и главное — какие задачи решает этот орган?

— Ну хотя бы имя скажите, — говорю.

— Перезвоните через полтора часа.

По прошествии означенного времени набираю пресс-службу вновь.

— Записывайте, — говорит работник. — И.о. руководителя: Агаян Екатерина Владиславовна. Кстати, насчет задач: почитайте положение о постпредстве.

Согласно рекомендованному мне документу, постпредство занимается продвижением интересов Севастополя на федеральном уровне, координирует работу правительства Севастополя с федеральными органами власти и налаживает торгово-экономическое и культурное сотрудничество с другими регионами России.

Чем занимается постпредство на примере конкретных дел, сказать трудно. Если задать в поиске на сайте севастопольского правительства запрос «Агаян», то ответ будет такой: «Ничего не найдено». Обнаружить в ручном режиме новости о деятельности московского представительства Севастополя за ноябрь также не удалось.

Полностью -  https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/11/28/70694-fasadnaya-federatsiya

 

28 Ноября 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов