Откуда у полковника Захарченко миллиарды

Как Россия почти догнала Мадагаскар по коррупции


 
Откуда у полковника Захарченко миллиарды
фото: Алексей Меринов
 

Понравился демотиватор — кадр с Остапом Бендером и подпись: «Может, тебе еще ключи дать от квартиры Захарченко?!» Действительно, вот она и есть, квартира, где деньги лежат.

Кстати, СМИ писали, что полковник-миллиардер читает в тюрьме как раз Ильфа и Петрова. Читает — и, наверное, удивляется наивности тогдашних прохиндеев: ведь у Остапа никаких квартир не было, а вот у нынешних комбинаторов они есть. За прошедшие со времен «12 стульев» девяносто лет отечественные бендеры серьезно выросли над собой. Да к тому же они взяли власть — над нами, ничему не научившимися из классики.

Ну а если серьезно: откуда у полковника не самого высокого полета — замначальника управления в министерском главке — столько денег? Ведь это не просто большая — это колоссальная сумма! Куда же смотрела государственная власть, под носом у которой полковник, отвечавший за борьбу с коррупцией, смог так немыслимо разбогатеть?

Ответ прост: он, этот полковник, и есть та самая государственная власть, ее среднестатистическая единица. И никакого другого государства у нас нет: полковник Захарченко — не исключение, а типичный персонаж нашей социально-политической системы.

Все дело в том, что то, что мы с вами в России называем государством, — это не совсем государство. Ведь каков смысл государственного управления? Если без лишних деталей, то: согласовывать общественные интересы; исполнять социальные обязательства; вести страну вперед (развивать ее). Так и действует государственная власть в цивилизованных странах.

Но у нас государство в первую очередь обеспечивает экономические (финансовые) и политические интересы узкого слоя «элиты», который это самое государство поставил себе на службу. А страну оно развивает и социальные обязательства выполняет по остаточному принципу — прямо пропорционально тому, сколько пирога останется, когда «элита» насытится. Это, конечно, упрощенно и грубо, но по сути именно так.

Экономические (финансовые) интересы «элиты» — это доходы от эксплуатации ресурсов страны — от нефтегазовой ренты до отдельных строчек в бюджете. Корпорации непосредственно извлекают прибыль, продавая те же нефть и газ за рубеж (и внутри страны, по завышенным монопольным ценам), а чиновники — распределяя бюджет и заводя дружественные себе бизнесы, которые его осваивают.

Сама «элита» (смесь неономенклатуры и олигархии) — это система кланов, которые собираются вокруг фигур разного калибра: высших и средних чиновников, руководителей корпораций. Специальная часть госаппарата (которая, собственно, и есть государство в общеупотребительном смысле слова) обеспечивает координацию действий кланов и соблюдение ими правил игры, чтобы они мирно сосуществовали и их конфликты не выливались на головы простых людей. Это же «государство» распределяет между кланами ресурсы и доступ к бюджету, решает, сколько из нефтяных и прочих денег отдать элите, а сколько потратить на народ, и страхует систему от народного недовольства.

В этой системе задачей главка Захарченко было не побеждать коррупцию (которая есть норма системы и способ ее существования), а следить за тем, чтобы вверенные ему средней руки чиновники и бизнесы не брали сверх меры. Не вообще не брали, а воровали упорядоченно. Самому Захарченко и его команде тоже можно было брать, но опять же по рангу — например, за отмазывание от уголовных дел или за то, чтобы утопить чьих-то конкурентов. Главку известно, кто на каких потоках сидит, и вопрос лишь в том, кого взять, а с кого — взять… Так и набегают в «кассу» богатства, ведь главку подведомственны дела, в которых фигурируют сотни миллионов и миллиарды бюджетных денег.

То, что нашли у Захарченко, вряд ли чисто его деньги. Для полковника это и правда многовато. Скорее всего, был накрыт «общак» группы, в которую он входил, а полковник был ее «кассиром». Такие «общаки» есть у любого клана; они хранятся в сейфах, коробках, банковских ячейках — в России и за рубежом.

Но что же такое произошло с Захарченко, что он, обычный человек системы, вдруг оказался за решеткой? Судя по всему, его группа попала в клановую разборку, и на нее решили нажать через этот самый «общак». Вероятно, речь идет о борьбе ведомств за перераспределение полномочий и ресурсов. Сейчас говорят про перестройку силового аппарата: дело Захарченко оказывается весьма кстати для того, чтобы потребовать упразднения антикоррупционного главка и передачи его функционала в другое место. Не будем забывать в этой связи историю ранее арестованного генерала Сугробова, начальника этого же главка, и его коллеги генерала Колесникова, который вообще ни с того ни с сего покончил с собой, странным образом выпрыгнув из окна по дороге с допроса. Смерть человека такого статуса — это уже серьезно, это означает большие ставки в игре.

Здесь важно понимать, что в системе очень многое зависит от «крыши». Если у тебя большие деньги и ты контролируешь какой-нибудь доходный сегмент, то на твое место всегда найдется много желающих. Потекут доносы наверх, начнутся провокации, твоих людей будут всячески трепать, пытаясь запугать, перекупить. В газетах будет выходить компромат… Чтобы от всего этого спастись, нужен покровитель — тот, кто прикроет тебя перед начальством, не даст тебя съесть. У представителей высшей элиты и «крыша» самая высшая. У средних чиновников и олигархов это люди «ближнего круга», руководители правительства, крупных корпораций и далее по нисходящей.

Но ничто в клановом мире не надежно, в том числе и «крыша». Какой бы ни была ее высота, она не гарантирует 100%-ной защиты, потому что бывают и в высших кругах опалы, выпадения из обоймы и тому подобные вещи. Вот попал в разработку клан Вексельберга — и взяли экс-главу Коми Гайзера, так как через него можно было накопать нужные материалы на клан. Аналогичным образом Никита Белых, судя по всему, отдувается за Чубайса: положение последнего, говорят, в последнее время пошатнулось.

А вот руководителя Таможенной службы Бельянинова не посадили, хотя у него тоже нашли крупную сумму денег. Более того, Кремль вообще «не увидел препятствий» в продолжении карьеры экс-шефа таможни на госслужбе. На свободе и пресловутые Сердюков с Васильевой: у них нашлась защита. Срок за них в итоге отмотают стрелочники, но такова судьба всех «шестерок».

Заметим в этой связи, что принципы системы вообще схожи с принципами мафиозного клана, — для наглядности пересмотрите фильм Копполы «Крестный отец». Разница лишь в том, что речь идет не о криминальной группировке, а о целом государстве, в котором «общаки» формируются не из нелегальных доходов от казино и проституции, а из налогов с нас с вами, дорогие сограждане.

Ваши родители нуждаются в лечении, и вы не можете его оплатить? У вас нет квартиры, и вы не можете ее купить? Вы не знаете, как обеспечить будущее своего ребенка? Еще бы, ведь вы только что заплатили «элите» ее ренту, которая — в каждой квитанции ЖКХ, налоговой платежке, стоимости квадратного метра жилья, ценах на бензин, еду, одежду… А «элита», с помощью государства, вводит все новые сборы и платежи и забирает поступившие в казну деньги, переводя их в швейцарские банки или офшоры. Забирает, по разным подсчетам, до трети и больше бюджета страны (это триллионы рублей), не говоря уже о львиной доле доходов от нефти, газа и т.п., которая вообще не поступает в бюджет — благодаря специально выстроенной налоговой системе.

«Прогнило что-то в датском королевстве» — да и не что-то, а весьма многое…

И не думайте, что все это не отражается на нашей экономике. Еще как отражается! Коррупция в прямом смысле слова тормозит, останавливает развитие страны. Именно из-за нее каждый год кладут новый асфальт, а он зимой тает вместе со снегом. Из-за нее у нас безумно дорогое жилье — и именно это ограничивает рождаемость, а не аборты (да и многие аборты — отсюда же: как вырастишь ребенка, если нет жилья?). Из-за нее ветшает ЖКХ, падает качество образования, здравоохранения, разрушается наука, деградируют предприятия, уезжают специалисты. Потому что вместо вложения в развитие деньги растекаются по карманам, и именно с расчетом на это пишется государственный бюджет.

Россия, по разным оценкам, входит в число самых коррумпированных стран мира. Так, один из индексов качества госуправления, разработанный Всемирным банком — индекс «контроля коррупции», — в 2014 году в России составлял 19,7 по 100-балльной шкале, упав почти на четверть за 10 лет (в 2004 году он был 25,4). Для сравнения: в Германии тот же показатель равен 94,7, и он стабилен из года в год. Если взять общий «зачет» стран по данному параметру, то Россия в нем на 168-м месте из 215, а ее соседи — Бангладеш, Пакистан, Мадагаскар. Мадагаскар! Невольно вспоминается из одноименного мультика: «I like to move it, move it» — но какие уж тут песни и какое тут move it…

По данным Transparency International, Россия на 119-м месте среди 168 изучаемых стран, в соседстве со Сьерра-Леоне и Танзанией. По подсчетам того же Всемирного банка, объем теневой экономики составляет у нас почти 45%, тогда как в Бразилии — 34%, Китае — 13%, Франции — 15% и в среднем в мире — 17%. Коррупция, как видим, есть везде, но у нас ее масштабы чрезмерны.

Стоит отметить, что все страны, находящиеся в нижней части антикоррупционных рейтингов, бедны, развиваются медленно, проигрывают мировую экономическую конкуренцию. Разве не это же мы видим и в современной России?

Почему такое стало возможно? Клановая система, живущая за счет присвоения ресурсов страны, закрепилась из-за длительной несменяемости одних и тех же людей на государственных постах, закрытости власти и ее неподконтрольности никому, кроме самой себя. Ровно так же и в других странах с высоким уровнем коррупции: во всех них — схожие политические режимы.

Так, у нас бюджет из года в год принимает одно и то же парламентское большинство — «Единая Россия». А что такое «Единая Россия»? Специально созданный инструмент для удержания под контролем парламента именно с целью принятия нужного бюджета и нужных законов. Нужных — клановой системе. Вот мы с вами снова выбрали «Единую Россию» — и ситуация сохранится еще на пять лет…

Помимо парламентского контроля в стране зачищен любой общественный контроль. Шумят, конечно, иногда те, кому не все равно, да кто слышит их голос? Ведь главное оружие демократии — пресса — прочно под каблуком государства. И она всячески ретуширует реальную ситуацию в стране, убеждая нас в «пагубности» перемен.

Чтобы побороть коррупцию, нужны перестройка государственного механизма, ликвидация клановой системы, обеспечение открытости власти, контроля за ней. А также жесткие посадки, зачистка госаппарата от коррупционеров, его кардинальное кадровое обновление.

К сожалению, все это пока лишь мечтания: несмотря на постоянную демагогию, реформы подобного рода откладываются из года в год. Дождемся ли мы их? Страна остро нуждается в нормальном, социальном государстве, и это без малого вопрос ее выживания. Не Обама, американцы и т.д., а коррупция — главный враг России. Враг, крадущий ее будущее.

4 Октября 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов