Отчаяние как черта времени

Общее обескураженное настроение нарастает из-за того, что Россия перешла на холостой ход, и непонятно, когда и чем это кончится


 
1
Отчаяние как черта времени
фото: Алексей Меринов
 

Боль и безысходность овладевают страной. Россияне лишаются работы, не могут расплатиться по долгам и прокормить детей. Из-за постоянных проблем и отсутствия видимых перспектив рушатся семьи, кто-то решается на отчаянные поступки, окончательно ставя крест на своей жизни. Россия теряет людей.

Самоубийство после того, как ему не выплатили зарплату, в июле совершил сотрудник спортшколы в Забайкальском крае. В начале августа в Благовещенске супружеская пара, погрязшая в кредитах, выбросилась из окна с 14-го этажа, оставив сиротой малолетнего ребенка. Весной в Киселевске Кемеровской области из-за долгов повесился отец пятерых детей. Подобных сообщений приходит масса из разных регионов.

Можно ли прожить на зарплату в 10–15 тыс. рублей, когда цены непрерывно растут? Или на пенсию в 8 тыс.? Как на эти деньги воспитывать детей? А если, не дай бог, понадобятся чрезвычайные траты, например на дорогостоящее лечение, цена которого в разы превосходит семейный бюджет? Ну да, у нас типа есть бесплатная медицина, но мы все знаем, какая она на самом деле.

И это имеет страшные последствия. Продолжается волна добровольного ухода из жизни онкобольных. После серии громких случаев в 2014–2015 годах в текущем году ситуация не исправилась. В середине августа в Подмосковье мужчина, страдающий раком, покончил с собой с использованием взрывчатки. В июне еще один онкобольной совершил самоубийство в Ярославле. Несмотря на многочисленные случаи подобных суицидов, в Минздраве продолжают заверять, что никакой связи между самоубийствами онкобольных и нехваткой обезболивающих лекарств нет. Как нет, конечно же, и связи между отчаянием, которое испытывают у нас больные раком, и состоянием российской медицины, дающей, как правило, немного шансов победить болезнь тем, у кого нет денег.

По данным Росстата, ежегодно в России сводят счеты с жизнью 24–26 тыс. человек. Но на серьезном уровне причины этого и способы исправления ситуации не обсуждаются. Вместо этого Роспотребнадзор разработал рекомендации журналистам, как следует освещать самоубийства.

Все больше людей в стране не знает, на что жить завтра, как оплатить жилье, лечение. Россия проваливается в бедность. Люди теряют ощущение стабильности, защищенности, безопасности. Государство же игнорирует эти проблемы и явно не имеет никакой стратегии и даже тактики их решения.

В России тьма «государственных слуг» — больше, чем было в СССР, но служат они только себе и своему начальству. Высшее чиновничество и сросшиеся с ними бизнес-кланы живут в обеспеченном и комфортном мире, тогда как простой народ вынужден выживать в одиночку. Госаппарат утратил эффективность, превратился в хозяев и бар, защиты от которых у нас нет, потому что они сила, а мы — «быдло».

Страх перед полицейским — разве это норма цивилизованной жизни, цивилизованного государства? А между тем произвол со стороны полиции сохраняется, все разговоры о борьбе с ним остаются разговорами. Недавний пример — житель Магнитогорска Игорь Губанов недавно провел акцию против полицейского произвола, отрезав себе два пальца на руке. Иных способов быть услышанным он не нашел. В январе проживающих в коммуналке Губанова и его супругу доставили в отдел полиции. Там, как утверждает сам Губанов, его жену изнасиловали полицейские. Было возбуждено уголовное дело, однако вскоре следователи прекратили его, обвинив при этом пострадавшую женщину в ложном доносе.

Отчаяние ощущают не только люди, решившиеся на шокирующие поступки. Общее обескураженное настроение нарастает из-за того, что Россия перешла на холостой ход, зависла в безвременье и непонятно, когда и чем это кончится.

От прежней великой страны остались лишь гимн да воспоминания: космос, победы, престиж... Последние крупные достижения были... 50 лет назад! На смену «Союзу нерушимому» пришла «Россия великая наша держава», а что будет дальше? Великая и бедная, великая и нищая — сочетаются ли эти понятия, и как долго так можно прожить?

Социальное государство в России — это не более чем декларация. Такие же декларации, к слову, вписаны и в конституции стран Латинской Америки, Африки, Азии. Читает бразилец в своей фавеле о том, что живет в суперсоциальном государстве, и диву дается. То же и наш россиянин с нищей зарплатой или пенсией — правда, в отличие от своего собрата из страны, «где много диких обезьян», живет он пока не в хибаре. Но, как говорится, еще не вечер.

Главная проблема сейчас в том, что страна лишена локомотива, способного вытащить ее из кризиса. Власть озадачена лишь самосохранением. Чиновничество коррумпировано, неэффективно, лишено каких-либо стратегических ориентиров. «Элита» (в кавычках, потому что реально это далеко не лучшие люди страны) — прочно денационализирована, не видит интереса в развитии России. Пока государство — нормальное и некоррумпированное — не поставит «элиту» на службу стране, она никогда не станет двигать ее вперед. И здесь нужна жесткость в стиле Петра I, когда-то прекратившего местничество и заставившего боярство-дворянство служить. Или государственный талант Александра II, отменившего крепостничество, несмотря на причитания помещиков.

Однако вместо этого провластные пиарщики все больше разгоняют пропагандистскую машину, ищут врагов и всячески лакируют действительность. Ура-патриотизм уже откровенно набивает оскомину — в него не верят сами его режиссеры, перестает верить и публика, потому что, несмотря на внедряемую радужную идеологию, Россия стоит на месте и проблемы в ней никто не решает. Еще пока работает пропаганда о том, что во всем виноваты враги, но и она не может вечно служить объяснением все новых социальных неурядиц и, тем более, крайне плохой работы государства. Ну хорошо, Обама плохой, но при чем тут индексация пенсий?

Единственное, чем власть может реально похвастаться, — это укреплением самой себя. Но это власть над теряющей жизненные силы страной. Самосохранение «элиты» как приоритет лишает Россию возможности возобновить движение. При этом зачищенное политическое поле, на котором почти не осталось не только оппозиции, но и просто самостоятельных, думающих о стране людей, перестало рождать лидеров. Лидер в стране остался один, а под ним многослойная масса начальников и олигархов, казнокрадов и олухов. Рассевшихся по вотчинам и думающих только о себе.

Политические партии, кроме порожденных той же властью единороссов, веса в стране не имеют. То же касается и общественных организаций. СМИ поставлены под контроль. Пытающиеся кричать громче остальных либо жестко подавляются, либо банально покупаются. Многие уже и говорят что-то оппозиционное лишь в расчете лишь на то, что им заплатят за молчание. Имитация протеста становится бизнесом, как и имитация патриотизма. В толпе клоунов и проходимцев разумные речи немногих настоящих патриотов, болеющих не за себя, а за страну, сливаются с общим бессмысленным гулом.

Уничтожая потенциальных врагов, власть уничтожила и саму возможность появления альтернативы, перезагрузки. Нынешняя политика явно неэффективна, а что и кто вместо? В стране высказываются разумные реформаторские рецепты, например, о поддержке национальной несырьевой экономики, импортозамещении, восстановлении потребительского спроса с помощью социальной помощи беднеющему населению, о прекращении вывоза капиталов, деофшоризации и жестком подавлении коррупции. Однако идеи эти исходят от игроков второго-третьего плана, которые могут лишь что-то советовать власти, но не могут от нее ничего потребовать. И власть их из года в год игнорирует, все больше сжимая пружину кризиса.

Я не нагнетаю обстановку, мне очень хотелось бы сказать что-то позитивное, но: ситуация прочно зашла в тупик. Понятно, какие реформы нужны, понятно, и как их провести и с чего начать — с «элиты», госаппарата, бюджетной, налоговой системы. Открытым остается лишь вопрос, кто все это способен осуществить. Про государство мы уже говорили. Активного среднего класса в стране мало, и он крайне деморализован. Остается простое население, больше всего страдающее от кризиса и, казалось бы, заинтересованное в инициировании перемен. Но брать на себя ответственность в народе пока готовы лишь немногие, что позволяет власти быстро локализовывать протест, как это и произошло с теми же фермерами.

В нынешних условиях эффект могла бы дать самоорганизация людей, связка между обществом и честными людьми в госаппарате и силовых структурах — а они там, без сомнения есть, просто не на первых ролях. Стране нужна общественная организация, движение, партия, которая смогла бы объединить людей и навязать власти свои правила игры. Первым должно начать действовать само общество, что послужит сигналом и для людей внутри системы. Необходимо сдвинуть ситуацию с мертвой точки.

Ответственность за то, что завтра будет с родиной и с нами, сегодня лежит прежде всего на каждом из нас. Как говорил Махатма Ганди, «если желаешь, чтобы мир изменился, — сам стань этим изменением».

Все, что требуется, — это просто не молчать. Не отдавать свое право говорить и делать кому-то еще. Не надеяться на неведомого спасителя Отечества: ведь если он не спас страну раньше, то почему сделает это сейчас? И конечно же — не бояться. Преодолеть разобщение нужно, чтобы не было бессмысленных самоубийств, отрезанных пальцев и поломанных судеб. Чтобы народ наконец перестали бесстыдно грабить, вывозя награбленное за рубеж. Даже самое маленькое действие, если оно коллективное, весомее самого отчаянного личного поступка.

Можно, конечно, ждать момента, когда страна окончательно дойдет до ручки, как в царской России или позднем СССР. Но неужели нам для того, чтобы получить новый импульс к развитию, каждый раз надо проходить через потрясения и разрушения? Неужели так нужны жертвы, чтобы произошло оздоровление?

Страна стоит на месте, а на нее несется самосвал истории. Варианта два: либо самим заводить мотор и ехать, либо ждать, когда по нам проедутся и выкинут на обочину.

6 Сентября 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов