Новый 1937-й? Пока нет

Вал кадровых перемен наводит на сравнения со сталинскими чистками. Но сегодня мы видим не внутреннюю войну, а попытку продиктовать стране мир. Пусть и особый.


Путин хочет, чтобы от него продолжали ждать сюрпризов.© Фото с сайта kremlin.ru

Масштабы перестановок на высоких постах навели часть экспертов на мысль о начале или хотя бы близости чего-то, похожего на 1937 год.

Чтобы не пугать себя и людей, обычно добавляют, что это все-таки будет «1937-й — лайт», то есть тоже повальная замена руководящих кадров, однако совершаемая без особого кровопролития, с поправками на гуманность нашего времени и мягкость нынешнего общественного строя.

Считать ли гуманным обращение с арестованными губернаторами и генералами и аттестовывать ли как «мягкий» двенадцатилетний срок ярославского мэра Урлашова — вопрос координатной сетки. Но, так или иначе, всевозможных начальственных перемещений сейчас гораздо больше, чем начальственных арестов.

В чем их общественный смысл? Действительно ли это попытка повторить, пусть даже в «лайт»-варианте, ту внутреннюю войну, которую у нас принято называть «1937-м»?

 

 

Этими днями онлайновый ресурс с очень своеобразной репутацией обнародовал редакционный прогноз, который в порядке исключения мне понравился: «Ожидается, что официальным преемником российского президента будет объявлен и. о. губернатора Тульской области Алексей Дюмин… Новым председателем правительства станет Антон Вайно. Что касается Дмитрия Медведева, то он, по информации наших источников, наконец-то будет назначен председателем Верховного суда. После ухода Вайно в правительство, освободившуюся должность руководителя администрации займет Вячеслав Володин… Министр обороны Сергей Шойгу станет секретарем Совета безопасности. Сергея Кужегетовича заменит Анатолий Эдуардович Сердюков. Ряд министров, согласно серии слухов, сменят порт приписки. В частности, зампред Дворкович заменит Миллера во главе „Газпрома“, который, в свою очередь, возглавит Московский государственный университет. Елена Ямпольская заменит министра Мединского, ибо реально лучше разбирается в вопросах культуры. Министр Ткачев обратно вернется в Край, правда уже в Красноярский. Должность министра здравоохранения займет Геннадий Онищенко. Министерство спорта достанется Ирине Винер-Усмановой. Герман Греф, по информации ряда источников, займет позицию вице-премьера, которого в Сбербанке сменит Ольга Голодец…»

Полностью согласен с теми, кто отмечает, что все вышеперечисленные «ожидания», «слухи» и рапорты «источников» выглядят ничуть не менее правдоподобно, чем любые серьезные попытки спрогнозировать предстоящие передвижения кадров, в том числе вполне профессиональные и даже использующие неподдельные утечки сверху.

 

 

Предсказывать, что такой-то сановник слетит с должности, вполне можно, поскольку с должностей слетают все чаще. Но вот строить прогнозы, кто придет ему на смену и куда передвинут отставника, — занятие в большинстве случаев безнадежное. Именно потому, что возможным стало все.

Даже вершина нашей начальствологии — клановый анализ (то есть наука о том, кто чей человек и кто кого двигает) — сплошь и рядом попадает в тупик. Потому что личный состав кланов зыбок, члены их далеки от самурайских добродетелей и регулярно предают друг друга, меняют групповую прописку (не говоря уже о взглядах), охотно разрывают прежние союзы и заключают новые и т. д. и т. п.

Но, при всей непредсказуемости служебных судеб конкретных начальствующих лиц, сама логика путинской кадровой революции-2016 более или менее просматривается.

Во-первых, вождь старается найти ответ на тот объективный факт, что со времени его прихода к власти прошло уже целое административно-политическое поколение.

Высшие кадры реально поизносились, и поскольку ни общественных, ни бюрократических процедур их самообновления он не приемлет, то омолаживает вручную. Да, это не по-брежневски. Но Путин уже лет пять раз за разом отсекает любую возможность превратиться во второго Брежнева — председателя коллегии геронтократов, от которого не ждут сюрпризов. Президент РФ определенно хочет, чтобы сюрпризов продолжали ждать.

 

 

Во-вторых, это обновление не стремится стать стопроцентным. Условное «Озеро», об исчезновении которого сейчас столько говорят, пока еще никуда не делось. Главные его фигуры неплохо себя чувствуют. Рядом со старыми людьми появились новые, часть старых понижается в должностях или переводится в резерв, но из властной орбиты не выбрасывается. Вдруг пригодятся.

В-третьих, жертвы увольнений в большинстве идут все-таки не под арест, а на какую-нибудь номенклатурную должность, хотя бы и символическую. Дмитрий Ливанов, сообразно своему сравнительно скромному калибру, и синекуру получает скромную и смешную — спецпредставительство по торговле с Украиной. А Сергею Иванову оставляют постоянное членство в Совете безопасности, что по старой мерке соответствует как минимум званию кандидата Политбюро. Особый научный интерес представляет теперь дальнейшая карьерная траектория Сергея Иванова-младшего. Этой весной он стал старшим вице-президентом Сбербанка и, так сказать, дышит в затылок Герману Грефу. Предстоящие перемещения в руководстве этой структуры покажут, надежно ли уже налажено наследование высших статусов в нашем феодализме.

И, наконец, самое главное — новые высшие кадры никоим образом не претендуют быть сильными и яркими организаторами и вовсе не собираются вести страну вперед, как бы это «вперед» ни понималось.

 

 

Можно изучать научные работы Антона Вайно, но можно и не изучать, ничего не потеряв. Я, например, не сумел продвинуться дальше первых двух абзацев. Можно размышлять и о том, сталинистка ли Ольга Васильева или просто автор беспристрастных трудов. Но не обязательно. Уж чего там нет, так это озарений.

Все эти нововыдвинутые люди — президентские охранники, сотрудники среднего звена кремлевской администрации, молодые бесцветные чиновники Минпромторга, — различаясь ведомственным и житейским прошлым, схожи нетворческим духом и скромностью менеджерских навыков. Они будут продвигать косность и архаику не только по приказу, но и от души. Просто потому, что не знают и не умеют ничего другого.

Кадровая революция-1937 была кровавой внутренней войной и при этом била вовсе не только по руководящим кадрам. Сталин стремился физически истребить не одну лишь «старую» номенклатуру, но вообще всех, кого считал своими врагами — бывших белых, бывших «кулаков», вернувшихся из ссылок, священнослужителей дореволюционного призыва, людей, этнически связанных с заграницей. Победив в этой войне, вождь рассчитывал обзавестись другой страной и другим народом — хотя и под прежними названиями.

Кадровая революция-2016 — это, наоборот, своего рода мирный проект, предлагаемый Путиным той стране, которая есть. Это мир застоя, неравенства, изоляционизма, удушливой суперцентрализации и начальственной некомпетентности. Но — мир. По крайней мере, пока.

Сергей Шелин

http://www.rosbalt.ru/blogs/2016/08/26/1544794.html

 

27 Августа 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов