Депрессивная Россия

К 2020 году депрессия возглавит список самых распространенных заболеваний, однако врачи общей практики часто не знают, как ее лечить, считает врач-психиатр Александра Бархатова.


© Фото из личного архива Александры Бархатовой

В России, кроме самих психиатров, диагноз «депрессия», кажется, никто не воспринимает всерьез — даже врачи. «Росбалт» поговорил с доктором медицинских наук, ведущим научным сотрудником отдела по изучению эндогенных психических расстройств и аффективных состояний Федерального государственного бюджетного научного центра «Научный центр психического здоровья», врачом-психиатром высшей категории Александрой Бархатовой о том, как лечат и не лечат депрессию в нашей стране.

— По оценкам ВОЗ, во всем мире от депрессии страдает 350 миллионов человек. Эта цифра растет? Можно ли назвать депрессию в некотором смысле эпидемией?

 — Заболеваемость депрессией, действительно, растет в геометрической прогрессии. Говорить об эпидемии, конечно, нельзя: все-таки, депрессия — не вирусное заболевание. Хотя, что касается скорости и масштабов распространения, это, безусловно, так. По данным ВОЗ, к 2020 году депрессия станет первой в списке наиболее распространенных заболеваний, обогнав даже сердечно-сосудистые и онкологические.

По данным ряда международных исследований, заболеваемость депрессией в общей популяции стабильно составляет 5-10%, а по европейской статистике — до 25%, если учитывать смежные невротические и психогенные состояния, которые также сопровождаются депрессивным фоном.

Правда, статистика больше отражает данные европейские, американские. Учет ситуации с депрессией, скажем, в странах Африки, несостоятелен.

— В каких странах люди наиболее подвержены такого рода психическим расстройствам, и почему? Насколько влияет социально-экономический климат в стране?

 — Возникает депрессия по ряду причин, в том числе, социально-экономических. По статистике, наибольшая частота депрессии отмечается в странах Прибалтики — Латвия, Литва, и, как ни странно, в странах с высокоразвитой социально-экономической структурой, например, Корея, Япония. Наша страна тоже далеко не на последнем месте.

— Можно ли говорить о том, что чем лучше живут люди, тем больше они подвержены депрессии?

 — Прежде всего заболеванию подвержены жители мегаполисов. В населенных пунктах поменьше, с несколько другим укладом, частота возникновения депрессий существенно ниже. В городах люди больше подвержены стрессам: у нас больше проблем, больше поводов для сомнений в своей состоятельности. Отсюда и возникают депрессивные реакции, затяжные депрессивные состояния. Кроме того, нужно помнить, что депрессия является основной причиной суицидального поведения. Чаще всего статистика больших городов указывает на тяжесть депрессивных состояний, заканчивающихся летальным исходом.

 

 

— А может ли, скажем, недосып быть причиной депрессии? И сколько нужно спать, чтобы ее избежать?

 — Для каждого человека количество сна для комфортного существования очень индивидуально. Для одного достаточно 4-5 часов, а другому просто необходимо 10 часов. Но банальный недосып скорее приводит к синдрому хронической усталости, который, в свою очередь, может внести свой вклад в копилочку в пользу депрессии. Но это не является основным параметром.

— Как организована система помощи при депрессии у нас и на Западе?

 — Что касается западной и американской системы психиатрической помощи, там основной акцент делается на амбулаторное звено. То есть врачи общей практики, семейные врачи хорошо осведомлены о признаках депрессии, ее симптомах, и очень часто готовы адресно оказать помощь. Кроме того, отношение к самому факту психического расстройства там несколько иное, чем в нашей стране. Поэтому депрессия они воспринимают как обычный диагноз, с которым нужно обращаться к специалисту. И, в общем, частота обращаемости там существенно выше.

Наши врачи общей практики, к которым идут большинство пациентов, страдающих депрессией, не знают, что это такое, никогда этим не занимались, и порой ищут причину плохого самочувствия не там, где ее нужно искать.

Кроме того, стигматизация нашего общества в отношении психических заболеваний приводит к тому, что даже установленный диагноз «депрессия» не приводит пациента к специалисту. Они стараются находить другие пути избавления от этой проблемы. Во многом это связано с опасениями в том, что после такого визита пациента сразу ограничат в правах.

— На самом же деле никаких ограничений обращение к специалисту за собой не несет, правильно я понимаю?

 — Безусловно. Есть ряд тяжелых психических заболеваний, при которых законом накладываются определенные ограничения, но депрессия к таковым не относится.

— Известят ли работодателя о том, что его сотрудник посещает психиатра?

 — Если речь не идет о какой-то закрытой сфере (чаще всего это военные организации), исключающей любые формы проявления психических расстройств, это абсолютно не касается работодателя.

— Многие путают дурное настроение и банальную лень с депрессией. В чем различия?

 — В любом случае решать должен специалист. Мы уже проговорили, что депрессия имеет самые разные формы и проявления, так что для обращения к врачу важна скорее длительность. Если человек испытывает тоску, тревогу, ощущение собственной несостоятельности, потерю интереса на протяжении от двух недель и более — это повод для обращения. Если все проявления длятся два дня и проходят после отдыха, то, безусловно, ни о какой депрессии речи не идет.

— Куда обращаться, если кажется, что что-то не так? Каковы особенности работы государственных и частных клиник?

 — Частные психологи психотерапевты, психиатры оказывают анонимную помощь. Но здесь возникает вопрос квалификации. Мы не можем быть уверены, что тот диплом, который висит на стенке, действительно является подтверждением профессиональных навыков. Обращаясь в частную клинику, мы рискуем получить неадекватную помощь, которая в лучшем случае будет неэффективной. Я бы все же ратовала за государственную систему, где сегодня также можно получить помощь абсолютно анонимно.

— Как часто к вам приходят пациенты от частников?

 — Это распространенная практика, к сожалению. Часто, отдав немалые деньги, потратив уйму времени, пациенты теряют надежду и идут в государственную систему. Это рутинная практика. Поэтому я бы сильно насторожено подходила к выбору специалиста в частной клинике.

— Анонимность в государственной системе — услуга платная? И вообще, каждый ли может себе позволить лечить депрессию?

 — Если речь о бюджетном учреждении, то самостоятельное обращение к специалисту платное. Но это на три порядка дешевле, чем в любой частной клинике. Если же пациент приходит по направлению от врача, помощь ему оказывается бесплатно. Например, в нашем центре 60% пациентов идут по направлениям, а остальные 40% — за деньги.

— Легко ли получить это направление, скажем, у терапевта? Насколько серьезно врачи в поликлиниках относятся к таким обращениям?

 — Мы уже затронули немного этот вопрос. К сожалению, терапевты в нашей стране не имеют достаточного образования. Если терапевт знает, что перечисленные симптомы могут быть следствием депрессии, как правило, никаких проблем с направлением не возникает. Кроме того, можно обратиться к неврологу, психотерапевту.

 

 

— Кто вообще должен лечить депрессию: психиатры или психологи?

Депрессия депрессии рознь. Заболевание может быть вызвано разными причинами. Если причина во вне — конфликт на работе, семейная ссора, — тогда обращение к квалифицированному психологу вполне может исправить ситуацию. Это называется «реактивная» депрессия. Вмешательство психиатра зачастую здесь не требуется.

Есть ряд других депрессий, которые сопровождаются высокой степенью нарастания глубины состояния, выраженными симптомами. Такие депрессии нуждаются в коррекции как со стороны психиатра, так и со стороны психолога, чтобы вывести пациента из тяжелого состояния.

— Как выбрать специалиста, который реально поможет?

Если отбросить образование, квалификацию, можно сказать, что здесь все определяется возможностью комфортного взаимодействия врач-пациент. Приходя к врачу, пациент видит, насколько тот в нем заинтересован, как долго ведет с ним беседу, на какие темы, возникает ли эмпатия. Если врач формален, после двухминутной беседы ставит диагноз «депрессия» и назначает антидепресанты, можно усомнится в его квалификации.

 

— Кстати, насчет антидепрессантов. На западе они очень популярны, и есть практически в каждой аптечке. Однако у нас, насколько я знаю, к ним относятся весьма осторожно.

 — Действительно, на западе к антидепрессантам иное отношение, и достать их можно без рецепта — назначив самому себе.

У нас много мифов о психиатрии в целом, и о препаратах в частности. Антидепрессанты, безусловно, важны, нужны и полезны, но для этого депрессия должна быть правильно диагностирована. Препараты имеют достаточно широкий спектр, назначаться они должны строго по показаниям. Они не вызывают зависимости — вопреки бытующему мнению, и в большинстве случаев именно они становятся ключевым моментом в лечении депрессии.

Но поскольку наше население склонно к самолечению, я против безрецептурного отпуска. Отнеся переутомление на счет депрессии можно навредить себе, принимая антидепрессанты.

— Каким может быть вред от приема антидепрессантов без назначения?

 — Таким же, как от приема любых других рецептурных препаратов, например, антибиотиков, без показаний. Возникает загруженность, рассеянность, тошнота, и кроме этих проявлений никакого эффекта нет.

 

 

— Проходит ли депрессия сама? И что будет, если ее не лечить?

Проходит — в тех случаях, когда она была вызвана внешними факторами. Но процент этих случаев не так велик. И, в любом случае, нужна здесь терапия или нет, должен решать врач.

Если пустить заболевание на самотек, это приведет к нарастанию глубины депрессии, ухудшению самочувствия, потере контактов, снижению трудоспособности. В случае с депрессией можно говорить о радикальном изменении качества жизни, которое будет влиять на все сферы. Так или иначе, эти проявления все равно приведут вас к специалисту.

— Заболеваемость депрессией растет, и наша страна занимает далеко не последнее место по этому показателю. Как нам выстроить систему помощи? Как воспитать культуру?

 — Нужно заниматься образованием врачей, просвещением населения, начиная со школьной скамьи. Службы, в том числе те, которые оказывают амбулаторную помощь анонимно, должны стать более доступны. В этом случае обращения к специалистам приобретут характер рутинной практики, и, возможно, нам удастся несколько притормозить рост депрессии в популяции.

А что насчет профилактики? Есть ли какие-то «прививки» против этого недуга?

Конечно. Заниматься спортом, не пить алкоголь, больше гулять.

Беседовала Анна Семенец

http://www.rosbalt.ru/moscow/2016/08/18/1542239.html?utm_source=rosbalt&utm_medium=web&utm_campaign=editorchoice

 

20 Августа 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов