Эксперты: крах мировой экономики – уже в этом году. Но хуже всех придется России

Свежие новости: с 2014 по 2017 годы из-за западных санкций и крушения нефтяных цен Россия недосчитается 600 млрд долларов (для сравнения: объем золотовалютных резервов – 370 миллиардов), наше Отечество вошло в число 15 наиболее «несчастных экономик» мира. Увы, даже если мир справится с рухнувшими нефтяными ценами и биржевыми индексами, праздника на нашей улице все равно не будет: упадок вызван не только внешним давлением, но и собственной недоразвитостью, архаичностью, и перспективы весьма туманны. В ситуации, когда наши правящие круги и не помышляют о структурной перестройке экономики, видимо, остается уповать на то, что «накроет» не нас одних – леденящих кровь прогнозов хватает.   

Рост ради роста  

О деградации мировой экономики предупреждали заранее, до прошлогоднего пике нефтяных цен и паники на мировых биржах. Директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард – и та отметила, вот уже пять лет как в развивающихся странах наблюдается замедление роста. Президент Reserve Bank of India Рагурам Раджан, в прошлом главный экономист Международного валютного фонда, за три года предсказавший кризис 2008 года, был куда откровеннее. «Монетарная политика развитых стран создает условия, схожие с теми, что спровоцировали 80 лет назад Великую депрессию», – предупреждал он в июле прошлого года. 

Тревогу Раджана вызывала, в первую очередь, политика «количественного смягчения» (QE) центробанков США, Европы и Японии, которые после глобального кризиса конца предыдущего десятилетия бросились оживлять свои экономики с помощью «печатных станков» – колоссальными вливаниями денежной массы (в большинстве развитых стран она за несколько лет увеличилась в 2-3 раза, а в США – в четыре, в целом же эмиссия превысила 8 трлн долларов) и низкими, даже отрицательными, как в Европе и Японии, процентными ставками. 

Таким образом, экспорт этих стран становился конкурентоспособнее, отступала безработица, росли в цене сырье, недвижимость, ценные бумаги, банки скупали гособлигации, что позволяло государствам делать еще большие долги (так, за годы президентства Барка Обамы госдолг США превысил 19 трлн долларов, это больше американского ВВП). Монетарные власти вошли во вкус, началась «валютная война», «война девальваций». «Проблема заключается в том, – диагностировал Раджан, – что, пытаясь добиться роста при помощи QE как бы из воздуха, мы не создаем этот рост, а фактически отнимаем его друг у друга».

Рейган раздул госдолг США на 200%, зато оставил Советскому Союзу считанные годыРейган раздул госдолг США на 200%, зато оставил Советскому Союзу считанные годыРИА Новости/Юрий Абрамочкин

Действительно, экономики разных стран демонстрировали хороший рост, но мировая торговля при этом в темпах теряла: на протяжении трех предыдущих десятилетий она вдвое опережала рост национальных валовых продуктов, а теперь просела с 6 (и даже 10%, как в 2004 году) до 3%. «Засада» и в перенасыщении товарами платежеспособных рынков, и в постепенном удорожании производства на «мировой фабрике» - в Китае и Юго-Восточной Азии, и в серьезных ограничениях глобального передвижения капиталов, с перепугу введенных национальными властями после 2008 года, и в локализации производств. Но как подсказывает глава индийского банка, далеко не только.

Устанавливая отрицательные ставки, центробанки рассчитывали, что коммерческие банки не станут размещать свои свободные средства на корреспондентских счетах, а направят их – в виде кредитов и инвестиций – в производство. Но просчитались (кстати, схожая ситуация наблюдалась и у нас). Поскольку цены на товары устанавливались не столько балансом спроса и предложения, сколько, как сформулировал Рагурам Раджан, «из воздуха», биржевым азартом, инвесторы вновь переключили свое внимание с реального сектора экономики на виртуальный, спекулятивный. В условиях избытка денежной массы на биржах снова стали надуваться ценовые «пузыри». Страх дефляции (когда денег мало, спрос на них большой, а реальный сектор, наоборот, резко обесценивается, утаскивая за собой всю экономику) толкал центробанки выбрасывать новые порции ликвидности, так сказать, заливать пожар бензином, поддерживать спрос в буквальном смысле слова «любой ценой» – взвинчивая цены дальше, по спирали: оживавшие после провала 2008 года цены на некоторые ресурсы – нефть, металлы, зерно – в свою очередь стерилизовали денежную эмиссию. 

Каждый – за себя

Понятно, что бесконечно эта гонка продолжаться не могла. В конце концов, рынки оказались под угрозой так называемой «ловушки ликвидности», когда денег в избытке и может быть еще больше, но дальнейшее снижение процентной ставки инвесторы воспринимают уже как тревожный сигнал, устремляются в наличность, оставляя вместо бирж – руины. Первый после драмы 2008 года обвал случился, как мы помним, летом 2014 года: по причине «сланцевой революции» в США нефть подешевела вдвое. Второй удар случился через год из-за смятения на китайских и всех прочих биржах и девальвации юаня к доллару на 1,9%. Как следствие – продолжение «съеживания» цен на разные виды сырья. «Такое падение цен обнажает проблемы, с которыми бьются Бразилия, Индонезия, ЮАР и все остальные крупные сырьевые страны. Они инвестировали в проекты по добыче природных ресурсов миллиарды, вынуждены обслуживать гигантские долги, как правило, в долларах США, однако не могут сбыть руду, медь или каучук, тем более по ценам, заложенным в калькуляции. Избыточные мощности приводят к снижению цен по всему миру. Если пять лет назад тонна железной руды стоила 180 долларов, то сегодня за нее не получить и сорока», – описывал ситуацию журнал «Профиль».

В результате, если за предыдущее десятилетие объем капиталов из развитых стран в развивающиеся вырос вчетверо, до 1 трлн долларов, то в прошлом году, впервые за 30 лет, наблюдался масштабный отток – значительно больше, чем на тот самый триллион (отрицательное сальдо – более 500 млрд долларов). Деньги побежали из Азербайджана, Анголы, Бразилии, Гонконга, Китая, Малайзии, Саудовской Аравии, Таиланда, Турции, России, Филиппин и даже из Гонконга и Южной Кореи (ожидается, что в этом году, кроме того, со сложностями столкнутся Южная Африка и Латинская Америка). Ну а поскольку доля развивающихся стран в мировом ВВП, удвоившись за последние четверть века, сейчас составляет ни много ни мало около 40%, страдают не только они, но и их западные партнеры – поставщики оборудования, услуг, инвесторы. В течение 2015 года в состоянии дефолта оказывается более сотни международных компаний, в январе 2016-го индексы деловой активности демонстрируют рекордные темпы падения, в то же время на балансах крупнейших мировых компаний томятся почти 2,5 трлн долларов: никому не хочется рисковать. 

Запрещенное "Исламское государство" бесчинствует на древнем торговом пути. Случайность?Запрещенное "Исламское государство" бесчинствует на древнем торговом пути. Случайность?

Одновременно в описываемые годы зажигались новые «горячие точки» – в Северной Африке, на Ближнем Востоке, международный терроризм атаковал Европу и Азию. Это привело к отвлечению громадных средств из мирных отраслей в военную, а также отпугнуло толпы туристов и еще больше подстегнуло бегство капиталов из окровавленных террористами развивающихся стран. Таким образом, косвенные ущерб оказывался в 10-20 раз больше, чем непосредственно от терактов. Только в 2014 году потери глобальной экономики от действий террористов превысили 50 млрд долларов (убытки от насильственных преступлений вообще составили 1,7 триллиона). Больше всего от терроризма и его последствий претерпели Ирак, Иордания, Йемен, Ливан, Нигерия, Турция. Добавим природные и техногенные катастрофы – все вместе приводит к разрушению логистики, производственных и торговых цепочек. 

Мир утрачивает былую открытость. За 30 лет торгового бума правительства развивающихся стран до минимума снизили ввозные пошлины и практически исчерпали этот ресурс поддержки, правительства развитых стран, напротив, возвращаются к протекционистским мерам, за первые 9 месяцев прошлого года специалисты насчитали более чем в два раза больше таких решений, чем в 2009 году. Продолжают буксовать переговоры по развитию международной торговли в рамках ВТО. В общем, эксперты говорят о «чрезвычайном ослаблении мировой торговли» и, более того, о завершении эры «турбоглобализации». «Никогда не думал, что буду просто молиться, чтобы цены на нефть были высокими. Миру очень нужны высокие цены на нефть», – жалуется один из европейских финансистов. 

Собирайте камни

С благодарностью прошлый год провожали немногие, в «отличниках» ходят Индия (около 8% роста), Вьетнам и Китай (примерно по 7%, в Поднебесной замедление, но ее показатели все равно впечатляют на общем фоне). Более-менее бодрое настроение у других стран Азиатско-Тихоокеанского региона – Австралии, Индонезии, Южной Кореи, Японии, на Филиппинах. Сдержанный оптимизм – в США (+2% «с копейками», в конце прошлого года там на радостях впервые за семь лет повысили стоимость кредита, увеличив учетную ставку ФРС на 0,25%), в Евросоюзе (прирост менее 2%, впрочем, Европа неоднородна: Великобритания, Венгрия, Ирландия, Испания, Польша, Румыния, Чехия – на подъеме, результаты Германии – на уровне среднеевропейских, Франции и Италии – почти вдвое ниже, Финляндия, ввиду близкого соседства с кризисной Россией, топчется на месте, а Греция «ушла в минуса»).

Экономисты предполагают, что роль локомотива мировой экономики, в силу «перегрева» Китая и его соседей, возвращается к странам глобального Запада, правда, глядя на статистику, в это поверить пока нелегко. Весь мир, скорее, замер в оцепенении и ожидании – куда подует ветер перемен. И, как всегда, разделился на оптимистов и пессимистов. 

Оптимисты полагают: раз экономика США переварила повышение учетной ставки, значит, можно рассчитывать на ее дальнейший рост на уровне 2,7%, устойчивость покажет и Европа (в среднем 1,7% роста), стабильным будет и Китай. Низкие нефтяные цены ведут к замораживанию инфляции, активизации кредитования, перераспределению от производителей к потребителям 2 трлн долларов в общемировом масштабе (по подсчетам председателя британского Института нового экономического мышления Анатоля Калетского), а то и 3 триллионов (версия Bank of America Merrill Lynch), к повышению покупательной способности хозяйств. А поскольку потребители решительнее в тратах, нежели государства и корпорации, их расторопность принесет более быструю отдачу. То есть с тремя крупнейшими экономиками мира все будет в порядке, в пределах прошлогодних достижений, как и с фаворитами-2015 – Вьетнамом и Индией. 

В прошлом году Индия обошла давнего соперника - Китай (на фото - премьер-министр Индии Нарендра Моди)В прошлом году Индия обошла давнего соперника - Китай (на фото - премьер-министр Индии Нарендра Моди)scmp.com

Кроме того, скромные, но положительные результаты принесут Канада, Мексика, Аргентина, Япония, азиатские страны, привязанные к Китаю. «Новые технологии, особенно при их внедрении транснациональными компаниями, сегодня позволяют добывать промышленное сырье гораздо дешевле, чем когда-либо ранее. Это, однако, означает, что сокращение добычи становится еще более необходимо, чтобы поднять цены с нынешних крайне низких уровней. Я считаю, что этот процесс недавно начался. Некоторое восстановление цен на сырье приведет к росту корпоративных прибылей в секторе и несколько оживит экономическую активность во многих странах, сильно зависящих от экспорта природных ресурсов», – предсказывает в «Ведомостях» издатель инвестиционного бюллетеня Дэвид Фуллер. 

Таким образом, по прогнозам, мировой ВВП вырастет примерно на 2,5% (что, в общем-то, является средним значением за последние полвека), и планетарная экономика станет даже немного сильнее, чем в прошлом и позапрошлом годах. По представлениям Citigroup, наиболее вероятный сценарий (40%) таков: замедление до 2% к середине 2016 года с последующим восстановлением в конце 2017 – начале 2018-го годов. Вероятность скатывания мировой экономики в тяжелую рецессию и финансовый кризис в Citi оценивают не более чем на 15%. В конце концов, если нефтяным ценам и биржевым индексам суждено просесть и в этом году, закаленные в прежних бурях рынки отреагируют спокойнее. 

Одним словом, никаких грандиозных событий – ни положительных, ни отрицательных – от 2016-го ждать не приходится, разве что года через два-три. Нынешний будет годом «зализывания ран» и выжидания. И потерянного драгоценного времени, так необходимого для перестройки всего мирового хозяйства – указывают пессимисты. 

Россия: апокалипсис сегодня  

Мятежный 2015-й нам еще покажется благополучным, а 2016-й по турбулентности сравняется с недоброй памяти 2008-м, «нагнетают» они. Виной тому – торможение (из-за укрепившегося доллара) американского производства, замедление в Европе, неустойчивость Японии, а главное – Китай, который (какие там 1,9%!) на 15-20% девальвирует юань, мощно поддержит собственный экспорт, но задавит экспорт остальных. А дальше – по проторенному пути: полномасштабная «война девальваций», резкое удорожание долларовых догов (первым пострадает сам Китай, объем задолженностей которого за последние годы раздулся в четыре раза, до 28 трлн долларов; также в группе риска – Азербайджан, Белоруссия, Грузия, Казахстан, Нигерия, Турция, Украина), ужесточение конкуренции за сбыт и – срыв сырьевых цен (баррель нефти по 16 долларов – как вам такое?), бегство капиталов из развивающихся, добывающих стран, биржевая паника, дефляция, мировой кризис ликвидности, обвал инвестиций и заимствований, ступор производства и банкротства, безработица еще для 2,5 млн человек. Вплоть до разрушения еврозоны. Не вытянет и обещанная футурологами технологическая революция. Запад поднял на ноги экономику Востока, Запад же, своим упадком, ее и убьет, и, так как в современном мире Запад и Восток – «сиамские близнецы», сам упокоится.  

Противоположное (кажется, более фантастическое), но такое же мрачное видение: «сланцевая революция» захлебывается в мизерных ценах на нефть, возникает острый дефицит энергоносителей, для его покрытия не хватает даже усилий ОПЕК, сырьевые цены резко устремляются ввысь, производство стагнирует, вспыхивают очаги протекционизма. Вплоть до разрушения ВТО. 

Таким или другим, пугают скептики, наступит финал системного финансово-экономического «апокалипсиса», начавшегося в 2008 году коллапсом рынка недвижимости в США и продолжившегося долговым кризисом в Европе. Сейчас третья, последняя волна, которая накроет «эру потребления» и затоваривания человечества ненужными ресурсами и вещами – эру, обеспеченную не трудом, а бездонными заимствованиями. Это будет коллапс «исторических масштабов», опрокидывающий судьбы миллиардов землян, причем едва ли не в ближайшие месяцы, грозят обличители. 

Чью дорогу выберет наш президент - мудреца Александра II или утописта Уго Чавеса?Чью дорогу выберет наш президент - мудреца Александра II или утописта Уго Чавеса?РИА Новости/Сергей Гунеев

«Европа – это провалившийся эксперимент по построению социализма и дефицитного финансирования. Китай – мыльный пузырь, если говорить о его фондовых рынках, рынках недвижимости и теневой банковской системе. Япония тоже на грани краха, а у США самый большой долг в мире, эта страна более 50 лет жила не по средствам. Так что мы станем свидетелями двойного дефицита в 200 трлн долларов и схлопывания производных ценных бумаг на 1,5 квадрильона долларов. Это приведет к крупнейшему в истории краху состояний на мировом фондовом рынке, во время которого рынки облигаций и недвижимости обвалятся по крайней мере на 75-95%. Мировая торговля также резко сократится, и вся планета будет переживать тяжелую нужду», – живописует основатель швейцарского фонда Matterhorn Asset Management Эгон фон Грейц. «Мировая экономика вышла в открытое море, и никаких спасательных катеров на горизонте», – вторит главный экономист банка HSBC Стивен Кинг. Никаких, потому что возможности привычных инструментов – занижать процентные ставки и налоги, печатать деньги и накапливать долги – исчерпаны до дна.

К таким высказываниям можно отнестись, как к припадкам алармизма (хотя «глаголивших истину» принимали за паникеров и в преддверие 2008-го). Возможно, все не так печально. Но не для нас. Наравне с Бразилией Россия во всех – и оптимистических, и пессимистических – отчетах называется основным мировым аутсайдером. Наши страны схожи: «высокопоставленная» коррупция, изуродованная бюрократией ресурсная экономика, отсталая инфраструктура при огромных пространствах, экономическая депрессия на уровне 4% в год, отсутствие интереса международных инвесторов, растущая безработица (по данным Международной организации труда о России, 5,8% – 4,4 млн человек в 2015 году и 6,2% – 4,7 млн человек по итогам 2016-го). Ниже только Венесуэла: говорят, она даже постыдилась опубликовать отчет за прошедший год... 

Не хочется заканчивать трафаретным «поживем – увидим». В следующих обзорах мы подробнее рассмотрим состояние и будущее экономик США, Китая и Евросоюза. И сравним их с российской. 

При подготовке использованы материалы сайтов: aif.ru, expert.ru, forbes.ru, gazeta.ru, inopressa.ru, insider.pro, kommersant.ru, polit.ru, profile.ru, rabkor.ru, www.rbc.ru, vedomosti.ru 

Полная версия: https://www.znak.com/2016-02-05/2016_kak_pogibnet_zapadnaya_ekonomika_i_vyzhivet_li_rossiyskaya
©Интернет-газета ZNAK.com

5 Февраля 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов