Согласно прогнозу Международного валютного фонда, в 2016 году экономика России сократится на 1%, а в 2017-м должна вернуться к скромному (1%) росту. Таким образом, рецессия должна продлиться два года. Однако не все согласны с тем, что в следующем году экономика начнет приходить в себя: если верить материалу Bloomberg Businessweek, так легко мы не отделаемся.

Сегодняшнее состояние российской экономики в цифрах выглядит удручающе: дефицит почти 2 трлн рублей, или 2,6% ВВП; курс доллара к рублю бьет рекорды, нефть в январе опускалась ниже $30 за баррель. Но даже эти цифры не отражают истинного положения вещей, пишет Businessweek: экономисты и предприниматели, даже связанные с Кремлем, предупреждают, что Россию ждут долговременная стагнация и потеря конкурентоспособности, и на этот раз кризис не пройдет за два года.

«Мы оказались в стане стран, которые проигрывают. В стане стран-дауншифтеров. Страны, которые не успели адаптировать свои собственные экономики и всю социальную систему, все институты, очень сильно будут проигрывать», – констатировал глава Сбербанка Герман Греф на Гайдаровском форуме в январе.

Ситуация напоминает «лестницу, ведущую вниз», комментирует происходящее член правления Института современного развития Евгений Гонтмахер. По мнению экономиста, российская экономика не покажет хоть сколько-то заметного подъема и в 2017 году, в течение которого правительство будет убеждать граждан, что все наладится в 2018 году, как раз после президентских выборов в марте. Но обещания не помогут, и экономика вместо роста продолжит сокращаться.

В недавнем прошлом России и раньше приходилось сталкиваться с кризисами – падение цен на нефть в 2008 году, дефолт в 1998-м – и после каждого из них экономика восстанавливалась и возвращалась к бурному росту в течение года-двух. По словам директора Центра исследований постиндустриального общества Владислава Иноземцева, рецессия 2015–2016 годов иная. На этот раз дело не в дешевой нефти или санкциях, а в структурных слабостях экономики. Их признаки, подчеркивает эксперт, были видны еще в 2012 году, когда нефть стоила $100: в том же году переизбранный Владимир Путин поднял налоги с бизнеса, чтобы увеличить траты на оборону и поддержку государственных компаний. Промпроизводство начало сокращаться, коррупция зацвела пышным цветом, а в умах иностранных инвесторов поселилась неуверенность в России. Вопреки обещаниям президента и настояниям всех без исключения экономистов зависимость российского бюджета от нефти не ослабла, а, наоборот, усилилась.

Продолжение мы все и так знаем. За последние два года доходы российских домохозяйств сократились, 22 млн человек официально оказались в статусе бедных, крупнейшие западные компании – General Motors, Adidas, Mango – сокращают деятельность на территории РФ.

Сторонники реформ по-прежнему говорят, что у России есть время, чтобы начать больше инвестировать в технологии и ослабить государственный контроль над частным сектором. Однако страна не может позволить себе большие расходы, отмечает Businessweek. Министр финансов Антон Силуанов сообщил, что финансирование большинства государственных программ будет урезано, а российским компаниям, попавшим под запрет кредитоваться на международных рынках, негде брать деньги на инновации. И даже если бы в бюджете не было дефицита, вряд ли это подтолкнуло бы страну к реформам: как не раз говорили и продолжают говорить экономисты и политологи, глубокие реформы противоречат институциональным интересам текущих хозяев Кремля.

https://slon.ru/posts/63198