Энергоблокада Крыма грозит обернуться новым вооруженным конфликтом?

Скачок напряжения. Репортаж Павла Каныгина из штаба энергоблокады Крыма в Херсонской области

 


Фото: Павел Каныгин / «Новая газета»

После переговоров с властями в Киеве активисты добровольческих батальонов и крымско-татарские лидеры согласились допустить ремонтную бригаду только к одной из четырех взорванных опор ЛЭП, снабжающих Крым электричеством из Украины. Инициатор энергоблокады и лидер крымских татар Мустафа Джемилев заявил о недопустимости того, чтобы «пострадали некоторые объекты как на территории Крыма, так и на территории Украины». (Впрочем, и не уточнил какие.) Согласился с решением известного общественника и президент Украины Петр Порошенко.

Восстановительные работы начались в среду. В ближайшее время, как говорят в «Укрэнерго», должна быть восстановлена линия «Каховка-Титан» на 220 киловольт (максимальная пропускная способность 300 МВт, пятая часть потребности Крыма). При этом

украинские блогеры тут же обратили внимание, куда идет эта линия и какие объекты теперь не будут страдать. В частности, объекты города Армянска и ближайших окрестностей, где находится завод украинского миллиардера Дмитрия Фирташа «Титан» (крупнейший в СНГ производитель диоксида титана).

Как замечают украинские СМИ, линия «Каховка-Титан» является тупиковой — после Армянска электричество в Крым по этой ЛЭП не идет.

Ремонт ЛЭП в районе поселения Чаплынка на границе с Крымом будет продолжаться до выходных. На месте работ дежурят татарские активисты в камуфляже, бойцы «Правого сектора» (признанного в России экстремистской организации) и «Айдара». Рядом со взорванными опорами — их штаб. Свою задачу они видят так: караулить, чтобы электрики тайно не починили другие ЛЭП (параллельно с «Каховкой-Титан» тут же на Крым идут еще две линии — «Каховка-Джанкой» и «Каховка-Островское»). Еще на этапе переговоров активисты потребовали от властей гарантий того, что «Укрэнерго» не станет восстанавливать эти ЛЭП и не возобновит по ним поставку электричества на полуостров. В качестве «обеспечения гарантий» активисты потребовали перерезать — еще раз — провода на ближайших угловых опорах.

 

* * *

По грязи в поле трактор тащит за собой подъемный кран. От трассы до места подрыва — около 500 метров. Электрики в ожидании крана выкуривают уже по второй сигарете. Из «штаба блокады» за событиями хмуро наблюдает молодой человек в камуфляже.

— Раньше надо было приезжать, — говорит мне он. — Сейчас уже — все.

— Что — все?

— Чинят, не видите вы что ли.

— Вижу, — говорю. — Крымчане будут вам благодарны.

— Кто? Фирташ будет благодарен! Опять договорняки, опять это происходит, понимаете! — с досадой бросил парень.

— Но ведь все в ваших руках. Пусть чинят другую, которая не для Фирташа, — сказал я.

— В наших руках, — недовольно повторил активист. — Там наверху все в руках. А у нас ничего! А, ладно…

Парень уходит обратно в палатку, на смену ему является другой, тоже в камуфляже и с шевроном батальона «Айдар».

— Возможны провокации, — сообщает боец. — Оккупант перебросил к границе несколько десантных батальонов, вчера уже он маневрировал около наших КПП, хлопушки взрывал, петарды различные. Вероятно, будет восстанавливать электроснабжение силой, пойдет войной.

— Война из-за трех ЛЭП?

— Никто не знает, что у него на уме, — с тревогой сказал айдаровец. — Мы все время пытаемся предугадать.

— Если так, то ведь можно починить все опоры и войны не будет? — предположил я.

— Нет, не пойдет, будем стоять до конца. Не дадим оккупанту свет! — сказал боец и тоже ушел в палатку.

 

* * *

На поваленных опорах «Каховка-Джанкой» и «Каховка-Островское» развеваются флаги Украины и крымско-татарского меджлиса. Старший электрик Игорь сказал мне, что «даже подходить к ним никто не будет». Трое его коллег в сапогах возятся в грязи с проводами «Каховка-Титан».

— Нам что прикажут, то и делаем. Сказали чинить только одну, вот и чиним, — сказал Игорь.

— А сколько в принципе времени нужно, чтобы восстановить все линии?

— Да дней за пять! — сказал другой электрик с усами. — Делов-то немного…

— Ты не выражайся, — перебил усатого Игорь. — Нам что скажут, то мы и делаем. Да и погода такая, не понятно, как с одной управимся.

— Ну а позиция у вас по этому вопросу есть какая-нибудь?

— Да жалко, свои же там, — начал усатый.

— Позиции нету, — отрезал Игорь. — Главное, чтобы не было войны.

 

* * *

На крымской границе это слово произносили сегодня часто. Украинские власти сообщили, что соединения российской армии на полуострове, по их данным, находятся в полной готовности «совершать диверсии и провокации».

В МВД Украины уже рассказали о российских танках и «Градах», подогнанных к границе (эту информацию почему-то обнародовал глава подразделения по противодействию наркопреступности). Одновременно с этим Киев объявил о бригадных тактических учениях своих войск в Херсонской области. А в приграничных районах в ближайшие дни будут отрабатываться мероприятия по учебной тревоге.

Организаторы блокады Крыма заявляют о том, что акция носит бессрочный характер и будет продолжаться вплоть до возврата полуострова в состав Украины. Помимо отключения Крыма от магистральных электросетей активисты уже инициировали товарную блокаду — на днях правительство Украины, согласившись с требованиями крымских татар и националистов, постановило прекратить грузовое сообщение с территорией.

Впрочем, лидер крымских татар Мустафа Джемилев пообещал, что блокада может быть прекращена в случае, если власти России выполнят несколько требований — освободят десять заключенных в России граждан Украины (в том числе Надежду Савченко и Олега Сенцова), допустят в Крым международные правозащитные организации, а также самого Джемилева. Постановлением крымских властей в 2014 году ему на пять лет был запрещен въезд на полуостров и в Россию.

В отсутствие Джемилева за главного на блокаде остается владелец канала ATR, крымский бизнесмен Ленур Ислямов. Надо отметить, что Ислямов считается главным спонсором блокады. В начале ноября крымское управление ФСБ возбудило в отношении него уголовное дело. Обыски прошли в нескольких компаниях предпринимателя, а ЦБ РФ отозвал лицензию у принадлежащего ему Джаст банка. Возвращаться в Крым бизнесмен пока не рискует.

Ленур Ислямов и Изет Гданов, еще один координатор блокады, в прошлом замминистра транспорта Крыма, приезжают в главный штаб «блокадников» в Чонгаре поздно вечером. Перед входом в их палатку дежурит охранник в камуфляже. Внутри тепло и есть интернет. Ислямов знакомит меня с Гдановым, но сам в разговоре участвовать отказывается: «Уже много наговорил я всего».

— Мы выразили нашу гражданскую позицию, отключив в Крыму электричество, — говорит Гданов. — По всем международным нормам оккупант должен сам снабжать территорию всем необходимым.

— Как быть с социальными объектами? В больницах и детских садах тоже нет света.

— Эти объекты могут быть обеспечены крымскими мощностями. В Севастополе есть ТЭЦ, в Керчи есть… То есть этого хватит для обеспечения социальных объектов. Плюс у них есть поршневые генераторы.

— Отключая Крым от света, чего именно вы ожидаете?

— У нас есть план по деоккупации Республики Крым, и мы по нему идем. Несколько пунктов из плана мы уже выполнили — это транспортная блокада, теперь энергоблокада… Все это начали мы сами, общественные активисты, а власти нас поддержали.

— Изет, вы не думаете, что еще больше отдаляете простых крымчан от Украины, когда оставляете их без света и тепла?

— Ничего подобного. У нас есть информация — впервые крымчане радуются, что происходят такие радикальные вещи…

— Радуются отключению света?

— Именно так...

— ...Мы подняли вопрос Крыма опять на международный уровень. Ведь все про него забыли, это была идея Москвы  перевести внимание с Крыма на Донбасс. Но не получилось. И теперь крымчане радуются, что о них снова вспомнили… И вы же понимаете, что если мы будем продолжать поставки света и товаров в Крым, мы будем способствовать оккупационному режиму. Да, тяжело. Но и нам тяжело.

 

* * *

Было совсем поздно. Но Гданов и Ислямов собрались продолжить совещание. Подождать транспорта до гостиницы нас попросили в палатке-столовой по соседству. Здесь были длинный стол из досок, чайник и банка растворимого кофе. Несколько «правосеков» курили у ведра с водой. С улицы в столовую зашел низкорослый мужчина с дробовиком.

Один из бойцов в камуфляже согласился подбросить меня до гостиницы.

— С самой Москвы прям? — заинтересовался правосек. — И шо там, как?

— А что именно интересует? — говорю. — Погода, недвижимость, библиотеки?

— Да люди шо говорят и думают? Про это все, про нас, про блокаду?

— Да ничего особо не думают, — сказал я, — им уже все равно.

— Как это — все равно?

— Не знаю. Все устали. Покупают игрушки в «Икее».

— Так подожди, но по вашему телевидению-то нас ругают, это факт, — не унимался парень. — По нашим каналам рассказывают, что ругают. И я сам тоже смотрю. Факт-факт.

— Не смотрю телевизор, прости меня.

Активист тяжело вздохнул. Дальше ехали молча.

Чонгар — Чаплынка, Херсонская область

Автор: Павел Каныгин

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/society/70908.html

 

26 Ноября 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов