Терроризм: страхи и реальность. Суть проблем на Ближнем Востоке до сих пор понимают неверно

Терроризм: страхи и реальность

фото: Алексей Меринов
 

 

Теракты в Париже и гибель российского самолета стали новой критической точкой в ситуации, которая уже более 30 лет развивается на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Эти теракты не первые, вызвавшие резонанс. В 2001 году после атаки на США и в 2004–2005 годах после атак в Мадриде и Лондоне общественное мнение также менялось в сторону необходимости немедленных действий. Ответ развитых стран был в обоих случаях совершенно неадекватен: активизация военных операций на Ближнем Востоке против формально выбранного противника, а по сути — против гражданского, ни в чем не повинного и уже страдающего от внутренних войн населения не только не улучшила ситуацию, но и усугубила проблему — количество жертв терактов с каждым годом растет.

Многие и сегодня плохо понимают суть проблемы и руководствуются ложными стереотипами. Между тем, чтобы не уйти на следующий круг насилия, важно осознать реальные обстоятельства и суть проблемы. Вот лишь некоторые популярные заблуждения — утверждения (У), которые взяты из реальных выступлений и комментариев в социальных сетях и сопровождены моими комментариями (АМ).

У: Терроризм — оружие мусульман.

АМ: Терроризм — оружие всех времен. Древние евреи были террористами (вспомним зилотов, которые именно таким образом боролись с римскими оккупантами). Россия XIX века содрогалась от терактов. Слово террор — из лексикона большевиков и их оппонентов начала XX века. Будущие израильтяне проводили террористические атаки против «британских оккупантов». В Европе вплоть до 1980–1990-х годов действовали немецкие и итальянские группировки. Более 98% терактов в современной Европе совершается немусульманами. Правда, мусульманские теракты с запасом лидируют по количеству жертв. Вместе с тем в Европе за последние 30–40 лет не произошло значительного роста числа жертв терактов. Тот факт, что множество мусульман эмигрировало в Европу, нельзя однозначно связать с ростом количества терактов просто потому, что этого роста нет.

У: Радикальный ислам является беспрецедентной угрозой. Ничего подобного Европа ранее не видела, ничего подобного неисламская цивилизация не может родить.

АМ: Исламисты — мелкие бесы по сравнению с рожденными в христианском мире монстрами XX века — коммунизмом и фашизмом, с «буддийскими» подвидами — маоизмом, движением красных кхмеров и пр. Неисламский радикализм уничтожил более 100 млн человек в XX веке — в Европе и Китае. Исламский пока не дотянул до миллиона. Риторика аятолл уступает риторике гитлеровских и советских идеологов. Вялое стремление «построить всемирный халифат» — ничто по сравнению с лозунгом и реальной целью СССР до 1950-х годов — всемирной революцией. Так же, как еще вчера немцы и уже сегодня русские не выглядят врагами мира, на следующий день после победы над ближневосточными террористическими идеологиями мусульмане не будут выглядеть врагами.

У: Война идет с развитым миром, прежде всего с Европой. Цель террористов — захват Европы, превращение ее в Халифат.

АМ: Только 2,1–2,3% от всех терактов в мире происходит в развитых странах. 75% терактов приходится на Ирак, Афганистан, Нигерию, Сирию и Пакистан. Количество жертв терактов в Индии превышает европейский уровень в 10–100 раз в зависимости от года. Война на самом деле идет против мусульманских стран, а теракты в Европе — не более чем рикошет, отголосок.

За 15 лет в Западной Европе от терактов, связанных с радикальным исламом, погибло менее 500 человек — меньше, чем от удара молнией, в 500 раз меньше, чем в ДТП. От обычных криминальных убийств в Европе в год погибает 6–9 тыс. человек — в 180 раз больше, чем от терактов. С 2005 по 2014 год в Европе не произошло ни одного значительного исламистского теракта. Террористы не могут рассчитывать на что-то, кроме ненависти и усиления военных действий европейских стран на Ближнем Востоке. Это и является их целью. Разозленные терактами европейские страны будут усиливать военное давление на Ближний Восток, поддерживая его в состоянии войны и давая местным лидерам возможность сохранять высокие рейтинги за счет противостояния «белому дьяволу», бомбящему мирных арабов, влияние, власть, контроль денежных потоков, возможность вести криминальный бизнес со всем миром.

У: Беда Европы в ее толерантности.

АМ: Статистика показывает, что количество терактов в странах с меньшим уровнем толерантности существенно выше. Именно толерантность (через снижение агрессии, через эффективность общественного противодействия, через активную адаптацию иммигрантов) снижает количество терактов.

У: Наступает конец европейской цивилизации! Так Древний Рим был уничтожен варварами.

АМ: Западная Римская империя была уничтожена не мигрантами, а внешними захватчиками, при этом на протяжении столетий Рим процветал, привлекая мигрантов. Европа пока является мечтой миллионов эмигрантов.

Наивно полагать, что несколько миллионов мигрантов, которые в большинстве своем хотят вписаться в европейскую жизнь, могут разрушить пятисотмиллионную цивилизацию с древнейшими корнями. Российскую империю не разрушило присоединение Средней Азии с активной миграцией. Ее разрушила политическая отсталость. США становятся только сильнее от миграционных волн. 100 лет назад доля мигрантов из самой России в Европе была даже выше.

А беженцы во все времена бегут от войны, голода, нищеты и безграмотности туда, где, как им кажется, жизнь лучше. Они несут с собой проблемы. США — страна беженцев. 120–150 лет назад, когда в США устремился поток ирландцев, ситуация была схожей, даже религия ирландцев — католицизм — вызывала страх и враждебность у местных протестантов, натерпевшихся в свое время от католиков. Американцы ненавидели «грязных иммигрантов», выступали за запрет на прием последних на работу, газетчики называли всех ирландцев пьяницами, а ирландок — шлюхами; появилась ирландская преступность, ирландские кварталы, в которые полиция боялась заходить. Спустя 100 лет ирландцы составляют важнейшую часть американской нации. В США сегодня помнят об этом и даже ставят памятники, чтобы позор ксенофобии не был забыт и повторен.

У: Нашим врагом является запрещенное в России ИГИЛ.

АМ: Международный терроризм легко меняет названия, места дислокации и способы организации. ИГИЛ выросло из «Аль-Каиды», когда ее «победили» США. Истинной проблемой является социально-экономическая ситуация на Ближнем Востоке. Искусственные границы, прочерченные колонизаторами, десятилетия войн и крайне разрушительных вмешательств США и СССР создали болото, не осушив которое не избавишься от заразы терроризма.

Сегодняшний терроризм имеет тысячу лиц. Террористические группы даже воюют друг с другом — и торгуют нефтью, оружием, наркотиками — в том числе с европейскими поставщиками и покупателями (несмотря ни на какие системы контроля).

Возможно, в будущем надо будет опереться на союз с умеренными и прагматичными местными силами и совместно создать новый, сбалансированный, самобытный и устойчивый Ближний и Средний Восток, стабильность которого обеспечена мировыми гарантиями. Судьба терроризма решится в одночасье — за столом переговоров.

24 Ноября 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов