РПЦ терпит поражение от светских властей, теряет контроль над радикалами и подбирает будущего патриарха

Церковь в состоянии турбулентности

 

 

В РПЦ настают времена нестабильности. Период монолитного единства Церкви и Кремля, похоже, позади. На ослабление позиций церковных властей указывает, например, идеологическое поражение в борьбе за переименование станции «Войковская» — тут победа осталась за мэрией Москвы. Тем временем внутри церкви происходят интересные процессы: она пытается создать официальное движение сторонников в противовес православным экстремистам на местах, курируемых силовиками и региональными чиновниками. Есть мнение, что в РПЦ началась борьба за пост патриарха.

За последние несколько недель в российской политической и общественной жизни произошел ряд событий, имеющих непосредственное отношение к Русской православной церкви. Далеко не из всех ситуаций она вышла победителем — более того, скорее, они демонстрируют отсутствие монолита между Кремлем и РПЦ и наличие серьезных потенциальных конфликтов.

Борьбу за переименование «Войковской» РПЦ, похоже, проиграла

23 ноября завершится электронное голосование, которое организовала московская мэрия по поводу переименования станции московского метрополитена «Войковская» на портале «Активный гражданин». Ранее РПЦ поддержала просьбу потомков императорского дома Романовых о переименовании станции, названной в честь большевика Петра Войкова, участвовавшего в расстреле царской семьи. Вопреки распространенному мнению о том, что любая просьба патриарха Кирилла — закон, в мэрии сперва заявили, что тема участия Войкова в расстреле царской семьи — «дискуссионная», а потом организовали голосование на портале «Активный гражданин», где могут голосовать не только москвичи, но и любые обладатели российских номеров телефонов. В итоге пока за переименование высказались 34% участников, против — 53%. Мэрию уже обвиняют в накрутках голосования в пользу сохранения наименования «Войковская» — якобы чтобы лишний раз в предвыборный год не вступать в конфликт с КПРФ, выступающей за сохранение нынешнего названия.

Неприятная история случилась и с установкой памятника князю Владимиру, крестителю Древней Руси на Боровицкой площади в Москве.

Идея об установке памятника изначально принадлежала скандально известному Военно-историческому обществу, близкому к министру культуры Владимиру Мединскому. РПЦ поддержала идею об установке такого памятника, однако с реализацией возникли проблемы: был проведен закрытый конкурс, а потом стало известно, что огромный памятник хотят установить на Воробьевых горах, что испортит панораму МГУ. После общественных протестов Мосгордума, контролируемая мэрией Москвы, предложила альтернативное, но на деле не менее скандальное решение: установить памятник на Боровицкой площади. Таким образом, оказалась бы испорчена панорама Кремля. Буквально в последние дни перед установкой памятника на фоне протестов жителей Москвы стало известно, что установка не согласована с ЮНЕСКО, поэтому пока будет заложен только символический камень. РПЦ снова оказалась втянута в скандал, которого можно было избежать, и опять-таки не продемонстрировала своей «всесильности».

За установку памятника Владимиру — тоже

На этом фоне произошли еще два заметных события. Настоятель Сретенского монастыря в Москве, архимандрит Тихон (Шевкунов) был возведен в сан епископа и викария патриарха Кирилла. Архимандрит Тихон — одна из самых влиятельных фигур в РПЦ после патриарха, его называют духовником Владимира Путина, он активно взаимодействует с администрацией президента. В частности, он является одним из идеологов крупных выставок «Рюриковичи» и «Романовы», проводившихся при поддержке управления общественных проектов администрации, хор Сретенского монастыря пел на открытии Олимпиады в Сочи и так далее. Тихон является одним из главных претендентов на пост следующего Патриарха Московского и всея Руси, и теперь, как епископ, он удовлетворяет одному из главных требований к кандидату на этот пост — быть архиереем РПЦ.

Заминка с Тихоном может возникнуть по другому пункту из перечня требований к кандидату — кандидат должен обладать «достаточным опытом епархиального управления», в то время как викарный архиерей епархией не управляет, а лишь помогает епархиальному архиерею. Таким образом, вокруг будущих выборов патриарха уже начинается интрига: с одной стороны, основной претендент теперь может формально претендовать на этот пост, с другой стороны, у церковных иерархов остается возможность отыграть пару ходов назад. Стоит отметить, что сан патриарха является пожизненным, хотя есть вариант ухода патриарха на покой по решению Поместного собора.

Если говорить об отношениях патриарха Кирилла и президента Владимира Путина, стоит отметить, что некоторые источники, близкие к Кремлю, отмечают, что между ними произошло некоторое охлаждение после событий на Украине.

Тамошние священники, относящие себя к юрисдикции Русской православной церкви, отказались единогласно поддержать пророссийскую позицию на Донбассе и в Крыму.

Наконец, еще одно событие — 19-й Всемирный Русский Народный Собор, на открытии которого патриарх Кирилл объявил о том, что необходимо создать сеть региональных отделений ВРНС, которые на местах должны «поддерживать то доброе, что есть в нашей общественной и политической жизни, и противостоять злому и неправедному, разрушительному для нашего Отечества, опасному для духовной жизни людей», то есть де-факто — общественно-политическое движение, полностью подконтрольное официальной РПЦ.

Тихон (Шевкунов) — сегодня второй по влиянию в Церкви человек после патриарха

Создание такого движения может решить для РПЦ сразу две задачи. Во-первых, все попытки прямого вмешательства Церкви в общественно-политическую жизнь встречают серьезное отторжение публики — от желания заставить священников агитировать паству на выборах в Госдуму 2011 года до истории с давлением новосибирской митрополии на власть с целью запрета оперы «Тангейзер».

Формально отделенный от РПЦ Собор может легко использовать своих активистов на местах для решения подобных «светских» задач, в то время как официальная церковь будет формально оставаться в стороне.

Есть и вторая проблема: в связи с кремлевским трендом на упрочение различных «духовных скреп» повсеместно стали возникать движения «православных активистов», желающих так или иначе капитализировать этот тренд, при этом ведущих себя на грани экстремизма. Примером можно считать организацию «Божья воля» Дмитрия Цорионова («Энтео»), устроившую летом этого года погром в выставочном здании Манежа, так как фанатично настроенным активистам не понравились работы, выставленные на обозрение.

Создавая сеть «официальных» общественных организаций при РПЦ, церковь получает возможность дистанцироваться от фанатиков, которых к тому же на местах курируют вовсе не архиереи, а силовики или региональные администрации.

У всех этих событий нет единой подоплеки, однако они являются частью большой цельной картины, которая демонстрирует нам, что широко разрекламированного единства между Кремлем и Русской православной церковью на самом деле не существует, более того, внутри самой РПЦ также нет единства: патриарху приходится идти на хитрые ходы и тщательно лавировать между собственными элитами ради сохранения своей власти и управляемого им института. Точно так же, как и светское общество, Русская православная церковь атомизирована, а попытки централизации, весьма вероятно, запоздали: православные радикалы своих позиций не сдадут, равно как и их кураторы на местах. Стабильности в наше время нет нигде, и ни один из общественных институтов не застрахован от скорых серьезных потрясений.

http://www.znak.com/print.php?article_id=104699
Екатерина Винокурова  

11 Ноября 2015
Поделиться:

Комментарии

AlexeyDig , 13 Ноября 2015
В чем-то тут есть логика.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов