Как провалился президентский проект по бесплатной раздаче земли многодетным семьям

Земля на вырост

 

 

Четыре года назад федеральные власти решили раздать многодетным семьям бесплатные участки. Сегодня стало ясно, что проект провалился

О провале проекта по выделению земли многодетным семьям заявили представители «Общероссийского народного фронта»: за четыре года только 10% семей получили бесплатные участки. «Налицо явное неисполнение указа президента», — заявил Николай Николаев, директор центра «Народная экспертиза» ОНФ.

79 процентов «народных экспертов», принявших участие в исследовании ОНФ, сообщили, что президентские участки предоставляются в лесах, на болотах и свалках. 69% семей получают земли в глуши, где нет школ и поликлиник. По сведениям Института демографии, миграции и регионального развития, только к 12% всех участков подведены свет, газ и вода. По подсчетам «Народного фронта», сейчас в России живут 1,5 млн многодетных семей. С начала программы к строительству на полученных участках приступили немногим больше 15 тысяч.

В Саратовской области, как говорят сами многодетные, выдача земли идет более активно, чем в других регионах. По подсчетам областного министерства строительства, около 10 тыс. из 16,6 тыс. многодетных семей региона подали заявление на предоставление участка. Почти 40% желающих уже получили землю. Но к строительству смогли приступить лишь около двух десятков семей. Федеральная власть, сделавшая «подарок большим семьям» (по выражению Дмитрия Медведева), оказалась вся в белом. Строить дороги и прокладывать коммуникации к новым местам компактного проживания многодетных семей, согласно указу президента Владимира Путина, следует «при поддержке субъектов и муниципальных образований», у которых нет для этого денег.

 

Послали в болото

Почти каждый день дяденьки в пиджаках с экранов центрального ТВ рассуждают о важности семейных ценностей. Если бы вместо этих скучных мужчин «ящик» показал саратовчанку Евгению Нечаеву, телезрители убедились бы, какой счастливой выглядит мама четверых детей.

Семья Евгении получила землю одной из первых в области весной 2012 года — 8,6 сотки в поселке Молочка. По действовавшим тогда правилам посмотреть и выбрать участок не разрешалось, многодетные могли узнать о будущих владениях только то, что написано в документах земельного комитета: поверхностные воды и растительность отсутствуют. Семья подписала согласие. Счастливых льготников тут же сняло местное телевидение. Побывать на месте новоиспеченные землевладельцы смогли через пару недель, когда земля должна была просохнуть после зимы.

«Мы были в шоке. Болото — и вот такие стволы. Одно дерево муж спилил бы, но когда их восемь соток?!» — вспоминает Евгения. Семья не ожидала такого подвоха: это же первая, образцово-показательная партия участков, а как же успешный старт президентской инициативы и репортаж по телевидению? С подобным сюрпризом столкнулись несколько семей. Многодетные отправились в городскую администрацию. Там ответили: «У нас на носу 9 Мая, не до вас». То же самое сказали в областном правительстве. «Не хотели мы скандала». Но услышали нас в прокуратуре и на Первом канале».

На следующий день после выхода сюжета в новостях героев пригласили в мэрию. Не за тем, чтобы извиниться и немедленно исправить ошибку. Градоначальник отругал многодетных за то, что подписали документы вслепую. Местные политаналитики принялись гадать, кто против кого заказал сюжет на Первом, а интернет заполнился комментариями на тему «Эти многодетные зажрались».

Мамы не стушевались, и постепенно чиновники стали к ним прислушиваться. При региональном правительстве организовали совет по проблемам многодетных семей, внесли изменения в правила выделения земли. Участок теперь можно выбирать.

Через год после скандала семье Евгении выдали новый участок. «Многие берут участки, потому что дают, а что делать с ними, не определились. Муж твердо знал, что мы будем строить дом». За два года выполнили земляные работы, сделали фундамент, поставили бытовку. Младшей дочке уже четыре, положенный за нее материнский капитал можно вложить в строительство. Но к сумме сертификата нужно добавить раза в четыре больше. «Многодетной семье трудно взять кредит, так как количество иждивенцев на одного трудоспособного бьет рекорды. Банки отказывают или выставляют сумасшедшие проценты и требования по страховкам. Влезать в такую кабалу не очень умно в кризисной ситуации», — говорит Евгения.

По образованию Нечаева юрист: окончила Саратовскую академию права уже с тремя детьми, на вечернем отделении. «На полный рабочий день никак не дойду», — вздыхает мама пятерых детей. Сейчас она помогает мужу (он мастер-печник) составлять договоры и вестиработу с клиентами.

 

По рецепту каши из топора

О выделении бесплатной земли многодетным Аляновы узнали, когда ждали третьего ребенка. «Мы подумали: как кстати, ведь мы живем в двухкомнатной хрущевке», — говорит Алия. Аляновы стали героями того же репортажа Первого канала: первоначально участок им выдали на помойке, куда весь микрорайон десятилетиями носил мусор. После года согласований семья получила новые шесть соток и занялась строительством. Сейчас готова коробка, все упирается в подведение коммуникаций.

Еще в 2012 году одним из «майских указов» президент Путин поручил правительству «разработать комплекс мер по улучшению жилищных условий» многодетных семей, одной из таких мер должно было стать «создание необходимой инфраструктуры на земельных участках», проводить эти работы предполагалось «при поддержке субъектов и муниципальных образований». Осенью того же года премьер-министр Дмитрий Медведев подчеркнул: «Принципиально важно, чтобы к таким участкам были подведены дороги, электричество и другие коммуникации. Надеюсь, что все это будет делаться». Судя по всему, надежды премьера не оправдались: год спустя на заседании совета по приоритетным нацпроектам глава правительства негодовал: «Землю дают в глухих углах, чтобы просто исполнить закон, там нет инфраструктуры», — и предложил принять еще один закон, который регламентирует все, что не смогли предыдущие.

Как это часто бывает с льготами, оплачивать «подарок от государства», обещанный федеральной властью, приходится местному бюджету, в котором нет денег. Чиновники объясняют, что обещания федеральной власти обустроить участки для многодетных относятся к федеральным землям, а саратовцам предоставил землю муниципалитет, который больше ничего не должен. «Я не идеалистка. Понимаю, что не будет участка, на котором уже торчат три готовых краника с водой и газом. Но делать все за свой счет — для многих семей это неподъемные траты», — разводит руками Алия.

Проще всего, считает многодетная мама, подключить свет: договор с городскими электросетями стоит 550 рублей. За эти деньги компания в течение полугода обязуется подвести столбы к участку, дотянуть линию к дому — это дополнительные расходы. По предварительным подсчетам кабель, счетчик, щиток и работа электрика обойдутся примерно в 20 тыс. рублей. При обращении в «Водоканал» будущему клиенту посоветуют, в какую фирму обратиться, чтобы составить проект водопотребления. Бумажка стоит 1,5 тыс. рублей. «Как нам рассчитали, подключение будет стоить 240 тыс. рублей — это только общая труба; о том, чтобы провести воду в дом, мы должны позаботиться сами». Стоимость подключения газа семье узнать пока не удалось: будущих клиентов принимают два раза в неделю с 8.00 до 12.00: «Телефонов своих не дают, надо три раза сходить, чтобы только расписание узнать, да еще отстоять очередь».

Алия и ее муж выросли в больших семьях. Опасения, которые мучают многих родителей при мысли о пополнении семейства, им незнакомы. «А чего боятся малодетные? — переспрашивает меня Алия. — Первые пять лет мы снимали комнату в коммуналке. С одним ребенком взяли ипотеку и решили пойти за вторым: ведь свое жилье, можно же. Я филолог по образованию. Начинала работать в аграрном университете на небольшой бюджетной зарплате. Я понимала, что семье нужны деньги, и после декрета пошла в торговую компаниюмобильной связи. Там платили очень хорошо, но нужно было очень много работать». После рождения третьего сына родители думали: что еще нужно для счастья? «Муж предлагал: может, за девочкой сходишь. В январе родилась дочка».

Принцип государственной поддержки многодетных семей описывается фразой из мультфильма про Простоквашино: «Я вам посылку принес, только я вам ее не отдам». Например, ежегодно многодетным полагается материальная помощь в размере двух тысяч рублей. Эту космическую сумму выдают не всю сразу, а два раза в год по тысяче, то есть два раза надо собрать бумажки и отстоять по полдня в очереди. «Мы имеем статус многодетных четыре года. За это время выплаты на детей не индексировались», — говорит Алия. Школьнику из многодетной семьи полагается 1186 рублей в год на покупку формы и 1000 рублей — на спортивную одежду. «В прошлом году только жилетка и брюки обошлись в 1600 рублей, не говоря о рубашках и джемперах, обуви. За тысячу рублей можно купить только спортивный костюм, но у мальчиков «горит» в первую очередь обувь, —рассказывает Алия. — Чиновники часто говорят: «Ах, многодетные столько получают!» Сравните эти суммы, например, с заработками уполномоченного по правам ребенка!» Сравниваем (для чистоты сравнения возьмем доходы саратовского уполномоченного — такой чиновник есть почти в каждом регионе): согласно опубликованной декларации за прошлый год, детская омбудсвумен Юлия Ерофеева заработала 1,7 млн  рублей, имеет две квартиры, нежилое помещение, автомобили Mazda CX-5 и Peugeot 206, по сравнению с 2013-м ее доходы выросли почти на 170 тыс. рублей.

 

«А за четвертого что дают?»

Когда Андрей и Светлана ждали третьего ребенка, окружающие кивали с видом знатоков: пошли за маткапиталом и землей. Спустя три года, узнав о скором появлении младшей дочки, коллеги Андрея удивились: «А за четвертого-то что дают?»

В очередь на участок семья встала в 2012 году. Осенью 2014-го позвонили из земельного комитета и предложили выбрать участок под индивидуальное жилищное строительство в поселке Воробьевка или под дачу на Кумысной поляне. Они выбрали дачу. Как говорит Андрей, изначально власти обещали провести межевание за счет бюджета, «но в этом году в земельном комитете сказали: «Знаете, у нас кризис». Пришлось «выносить колышки» за свой счет, уложились в 6 тыс. рублей.

«Кумысная поляна — место хорошее. Но на моем участке… четыре ямы по два метра глубиной». По предварительным подсчетам земляные работы будут стоить около 20 тыс., забор — от 30 тыс., бурение водяной скважины — около 160 тыс., подключение электричества — от 20 до 50 тыс., газа — от 30 тыс. рублей. «Сейчас заниматься этим некогда и не на что. Пока будем просто ездить на шашлык», — говорит Андрей.

Андрей приехал в Саратов из глухого степного села, окончил технический университет. Сейчас работает инженером-оптиком в научно-производственной компании.

В нынешнем году семье перестали платить субсидию на коммунальные услуги. «Изначально субсидия покрывала 50%. Прошлой осенью ее урезали вдвое, якобы в связи с тяжелым положением: страна должна экономить, а с января мы не получаем ничего». Чтобы разобраться, в чем дело, нужно лично приехать в собес — это такое мероприятие, что даже человек, прошедший две ипотеки, говорит о нем с содроганием. По подсчетам многодетного отца, в очереди нужно отстоять три-четыре часа.

В бюджете многодетной семьи самыми большими расходными статьями считаются питание и образование. В школе семья Андрея имеет две льготы: 50-процентную скидку на завтрак (платят 25 рублей с человека вместо 50) и на оплату «тревожной кнопки» (по 50 рублей в месяц вместо 100). Государство, декларирующее заботу о детях, поставило школу в такие условия, что родители учеников вынуждены платить даже за стены: «Директор открыто говорит: деньги, которые были выделены бюджетом на ремонт, ушли на крышу, и еще 200 тыс. не хватило, на кабинеты ни копейки не осталось, хотите — красьте сами, не хотите — учитесь в облезлых. На каждом родительском собрании учитель повторяет: «Надо вставить окно, надеемся на вашу помощь». Деваться некуда, открываем кошелек и скидываемся по 500 рублей».

Детям из многодетной семьи выдают бесплатные проездные на общественный транспорт. По такому проездному старший из сыновей Андрея каждый день ездит на тренировки. Мальчик занимается дзюдо в муниципальной секции. По закону эти занятия должны быть бесплатными, но так же, как в общеобразовательной школе, здесь существует некоммерческое партнерство, которому родители совершенно добровольно и без учета льгот сдают по тысяче рублей в месяц. Деньги идут на поездки на соревнования, которые необходимы маленьким спортсменам для развития, — бюджет этого не оплачивает.

Автор: Надежда Андреева

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/society/69063.html

 

3 Июля 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов