Яков МиркинЗаведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН

 

 

На фоне растущей нефти и укрепляющегося рубля российская экономика как будто преодолела текущие проблемы и справилась с ограничениями, вызванными западными санкциями. Однако показатели инфляции, соотношение экспорта и импорта, вывоза капитала, объемов производства в разных отраслях и прочие цифры дают понять, что это иллюзия. Внешнеэкономические связи с Европой и СНГ падают. Сможет ли их заменить Китай? С какой экономической реальностью мы сегодня имеем дело и что ждет российскую экономику в краткосрочной перспективе?

Деиндустриализация

Российская экономика – это экономика 1 (одного) трамвая и 4 (четырех) троллейбусов в месяц. За месяц мы делаем чуть больше 200 металлорежущих станков и 200 плугов. Великая промышленность России производит в год 1 (одно) пальто на 140 человек, 1 (одну) пару трикотажных носков/колготок на одного человека, 1 (одно) платье на 20 женщин, 1 (одну) пару брюк на 12 человек (по данным Росстата, 2015). 1 (одну) деревянную кровать на 100 человек в год.

Это называется деиндустриализация. По продолжительности жизни мы занимаем 123-е место в мире (по данным ВОЗ, 2012). В Палестинской автономии живут дольше, чем в России.

Мы построили сырьевую экономику. Наше благоденствие очень зависит от «внешних поводков» – цен на нефть и газ (65–67% экспорта товаров), от курса доллара к евро (чем доллар крепче, тем ниже мировые цены на сырье), от ключевого клиента – Европейского союза. До 2014 года 50% экспорта-импорта приходились на ЕС.

Другой VIP-клиент – СНГ. В начале 2010-х годов – 15% экспорта-импорта России. Это был технологический пик. Средний возраст машин и оборудования в России – 11,2 года (по данным Росстата, 2013). Импортировали модернизацию. Но не приобрели навыки «производства средств производства». Доля импорта в станкостроении составила более 90%, в тяжелом машиностроении – 60–80%, в электронной промышленности – 80–90% (по данным Минпромторга, 2014).

Мог ли кто-то в Китае конца 1970-х годов, с его левачеством и аппаратом насилия, после всех культурных революций, представить себе Китай 2015 года?

Ну и что, если до середины 2013 года заоблачные цены на нефть и газ обеспечивали счастье?

Были, конечно, досадные мелочи. Переоцененный рубль, который мешал экспорту (мало рублей за доллар выручки), окрылял импорт (много долларов за выручку в рублях), вытесняющий из внутреннего производства всю сложную продукцию. Плюс мелкая, сумасшедшая финансовая система, которая за 25 лет так и не решила задачу дешевого кредита, низкой инфляции, устойчивой валюты, низких налогов. К тому же, чуть что, опрокидывалась в штопор.

И еще. Уникальная офшоризованная экономика, основанная на вывозе капитала. С выведенными за рубеж активами, прибылями, денежными потоками. 70–80% прямых иностранных инвестиций – через офшоры. Но благоденствию и рапортам о том, что раннее цветение давно началось, все это не мешало.

Это экономика испуга, в ней все препятствует начинанию новых проектов. Она кратно усиливает любую нестабильность, идущую от глобальных финансов

Таково было начальное положение. А потом все завертелось, закружилось: цена на нефть за полгода упала в 1,8–3,5 раза, рубль девальвировался в 1,6–2,3 раза и стал, наоборот, недооценен (до апреля 2015 года)

Ключевой клиент, Евросоюз, объявил технологический бойкот и всячески старается уплыть налево. Ему не нравится, что 30% его энергетических нужд покрываются Россией. Достраивает альтернативную инфраструктуру для приема топлива из Центральной Азии, Северной Африки, Норвегии, США, откуда угодно.

Танцующая экономика

Январь после шоковой девальвации рубля ознаменовался провалом в экономике и во внешнем обороте. В феврале – марте экономика тихо скользила вниз. Со стороны похоже на хронического больного. Удар, потом стабилизация на нижнем уровне, дальше медленное ухудшение, а затем что? Новый удар?

Все эти усиливающиеся проблемы хорошо видно в таблице.

Источник: Росстат, Федеральная таможенная служба. Экспорт-импорт по текущей стоимости, в долларах США

Шок перетряхнул отрасли в разных секторах экономики.

За бурный всплеск производства продовольствия скажем спасибо эмбарго на импорт из стран ЕС и девальвации рубля. Зато налицо большие провалы в легкой и целлюлозно-бумажной промышленности, в машиностроении. Экономика России как будто пляшет, и это хорошо видно по скачкам в отдельных товарных группах. Так, производство сыров «в натуре» выросло на 30%, молока – упало на 26%, вина – выросло на 34%, обуви – упало на 26%, тепловозов – выросло на 43%, легковых автомобилей – упало на 19% и т.д. (1-й квартал 2015).

Добыча полезных ископаемых, электроэнергия, транспорт держатся. Зато добыча природного газа, опять-таки, упала на 5–9%.

Бушует инфляция. 16% в годовом измерении. Из месяца в месяц номинально падает кредит. В реальном выражении – на 15–16% в год. Такого не было никогда. Сжатие кредита всегда ведет к сокращению производства. Кто только не писал уже о космических процентах.

Инвестиции составляют меньше 20% ВВП (2014). Три года назад доходили до 24%. Так расти невозможно: экономики быстро растут при инвестициях 28–32% ВВП. У Китая сейчас – 46%.

Тектонический провал во внешнеторговом обороте. Экспорт в денежном выражении провалился на 20–30%, импорт – на 35–40% (1-й квартал 2015 года относительно 1-го квартала 2014-го). Правда, физические объемы экспорта чуть выросли (только по газу провал). Всё на вывоз, чтобы компенсировать падение цен на сырье.

Та же модель обмена сырья на бусы, но уже с двумя хозяевами: один, Евросоюз, держит на голодном пайке из идейных соображений, другой, Китай, – из практических

Одна радость: сохранена основа основ российской экономики, ее дойная корова – положительное сальдо торгового баланса (хотя и минус 10–12% к 2014 году). Продолжающееся превышение экспорта над импортом товаров – это десятки миллиардов долларов США, которые потом плавно растекаются, что-то во внутреннюю экономику, а что-то на вывоз капитала.

Мы теряем как клиента Европейский союз. Его доля во внешнем товарообороте России потихоньку сжимается. Год назад – 50%, сегодня – 45–46%. За год товарооборот с ЕС упал больше чем на треть. А какой был прибыльный бизнес! Даже сегодня ЕС дает 60% положительного сальдо торгового баланса. Почти 30 млрд долларов в первом квартале этого года.

Еще одна проблема – де-факто объявленный России технологический бойкот. Импорт машиностроительной продукции падает с опережением (см. таблицу выше).

Сжатие товарооборота с Украиной составило за год примерно 60%. Доля в экспортно-импортных операциях России – 2,8%. Год назад была 4,6%.

И дело не только в Украине. На 30–40% сократилась торговля с Белоруссией и Казахстаном. Их экономики медленно отворачиваются от России, интенсивность экономических связей падает, а жаль: СНГ – это очень прибыльная торговля. Положительное сальдо всегда в пользу России.

Может быть, эти выпадающие доходы от торговли могут быть компенсированы за счет Китая? Может быть, там теперь молочные реки с кисельными берегами?