Фермеры: «Если перекроют границу, мы будем есть кошек»

35 миллиардов на сельское хозяйство — это много или мало? Кто получит деньги от государства, а кто снова останется без поддержки? Что помогает сельскому хозяйству больше: субсидии или продовольственное эмбарго? Об этом «Сноб» поговорил с фермерами и владельцами агробизнеса

 
Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
+T-

Борис Акимов, создатель фермерского кооператива LavkaLavka:

Я представляю большие и малые фермерские хозяйства, которые не являются системным получателем государственных дотаций, поддержка нас, как правило, обходит стороной. Государство проводит политику, при которой считается, что ему интересны только крупные агрокомплексы. Малым фермерским хозяйствам остаются только кредиты, да и те невыгодны. Сейчас лучше полагаться на собственные силы.

Возможно, ситуация изменится со временем, потому что все больше разговоров посвящено поддержке малого бизнеса и внимание может дойти и до сельского хозяйства и малых ферм. Сейчас считается, что малый бизнес может стать новым источником роста экономики, тогда как крупный бизнес в условиях кризиса всегда менее эффективен.

Сама идея выделять деньги только крупным хозяйствам не так хороша, как кажется. Если посмотреть на статистику производства сельскохозяйственной продукции в стране, окажется, что, несмотря на поддержку сектора крупных производителей во многих регионах до 60-70%, а где-то даже до 80%, разные категории сельхозпродукции производятся небольшими хозяйствами. И именно малые хозяйства государством не поддерживаются.

Оценить масштабы необходимой поддержки малым хозяйствам сложно, но это даже вопрос не конкретных цифр, а стратегии. Поддержка малого хозяйства и развитие кооперации — это возможность пойти по другому пути развития, который тактически более сложен, но стратегически гораздо более верен. Сложно контролировать огромное количество малых хозяйств, проще отдать деньги одному «Мираторгу». Но это сейчас проще, а через 3-4 года оказывается, что гораздо эффективнее было бы выделить эти же деньги большому количеству частников и получить гораздо более симпатичный результат.

Максим Басов, генеральный директор компании «Русагро»:

Курица, свинина, масло и сахар — с этими продуктами у нас все хорошо. Нужно двигаться дальше, но куда? В те отрасли, где не так важен капитал, но важны умения, технологии и качество управления. С одной стороны, половину пути мы уже прошли — например, несколько лет назад на тысячу гектар в нашей компании было 24 работающих человека, а сегодня уже 7. Мы повысили в три раза производительность труда, нам удалось увеличить урожайность. На мой взгляд, сельское хозяйство в России будет активно расти еще несколько десятков лет.

Государство уже поддерживает рыночную конкурентную среду, появились частные компании, которые держат друг друга в тонусе и активно развиваются. Без конкуренции, конечно, ничего не будет. Важно, чтобы денежная поддержка государства оказывалась по рыночным правилам. Сейчас, в принципе, власти все делают правильно, министр сельского хозяйства Николай Федоров сумел навести в отрасли порядок. Единственное, что пока вызывает сомнения, — производство говядины с государственной поддержкой, потому что с этим товаром у нашей страны просто не будет конкурентного преимущества на рынке.

Сергей Балаев, директор Ассоциации фермерских хозяйств:

36 миллиардов Медведева для сельского хозяйства — это мелочь из кармана, которая никому не поможет. Куда эти деньги попадут, не понятно. Может, к каким-то крупным агрохолдингам, может, что-то построят? Нам больше помог Обама со своим эмбарго, сейчас у фермеров начался активный сбыт продукции. Три месяца назад супермаркеты выдвигали ужасные условия для фермеров: деньги не отдавали месяцами, вступительные взносы были огромными. Сегодня представители торговых сетей сами звонят фермерам и предлагают сотрудничать, но как работать, если продукции уже не хватает? Поэтому цены и растут. Представьте: вы фермер, у вас 10 коров, вы пытаетесь выйти на рынок, но все идет очень вяло — и вдруг вам звонят и предлагают взять вашу продукцию! Вы все продаете, продуктов не хватает, поэтому вы тут же бежите в банк и говорите, что хотите купить еще 10 коров, а банк все равно денег не дает. Что делать в такой ситуации? Непонятно.

Накормить страну несложно, но нам нужен разгон. Посмотрите, во Франции бастуют фермеры, так на каких тракторах они там выходят! В Европе фермерам деньги дают без проблем, а у нас говорят, что бизнес-проекты не интересны, не интересно ничего! Техника у всех старая, здания старые, закладывать нечего, и все по кругу…

Сейчас невозможно получить кредиты, государственных программ слишком мало — все стоит на месте. Мы ходим-топчемся, говорим, что нужно развиваться, что у нас заказы уже на год вперед — я не знаю, почему нас не слышат. 

Дело не в экономических показателях, эффективность сельского хозяйства стоит определять продовольственной безопасностью страны. Фермерское хозяйство живет сейчас только на личных инициативах, денег никому не дают, но все хотят развития и ждут изменений. Но прекращать им заниматься нельзя. Если начнется война, кто нас будет кормить? В один момент закроют границу, и мы будем есть кошек.

Виктор Лищенко, директор Центра международного агробизнеса и продовольственной безопасности РАНХиГС при Президенте РФ:

У нас есть все исходные ресурсы: земля, вода, минеральные удобрения, рабочие руки. Но чтобы развить сельское хозяйство, нам необходимы кооперативные движения. Например, сельское хозяйство Голландии построено на кооперативном движении, там нет проблем с банками. Возможен вариант и народных предприятий с участием многих лиц. В США цена на молоко уже 80 лет регулируется государством — при обязательном согласовании со всеми участниками рынка. В современном российском производстве слишком много участников, и каждый стремится к прибыли; удовлетворить всех, не регулируя этот процесс, невозможно.

Вячеслав Маслов, главный агроном Академии им. Тимирязева:

Условия для выращивания картофеля, капусты и даже огурцов в России очень хорошие, иногда даже лучше, чем в тех странах, которые экспортируют нам эти овощи. Очень многие культуры мы способны производить сами.  Но государство никак не поддерживает сельское хозяйство. Вместо этого есть бестолковые бюджетные деньги, которые выделяются не по назначению. Эти средства даются просто для того, чтобы показать, что ведется какая-то работа.В будущем во всех отраслях будет так же.

В Белоруссии, при том же климате, прекрасный уровень этой отрасли. Проезжаем, например, по Смоленской области и видим, что у нас бурьян растет, а у них — пшеница. Там просто другое отношение к этой культуре.  А мы сможем выйти на хорошие показатели по сельскому хозяйству только тогда, когда у нас кончится нефть, газ, уголь и золото.

Кирилл Черкасов, депутат ГД от фракции ЛДПР, первый заместитель председателя Комитета ГД по аграрным вопросам:

Доля сельского хозяйства составляет 4,7% ВВП. Это, безусловно, мало. Сегодня на поддержку направляется 1,4% бюджета, что несоизмеримо мало с поддержкой, которую оказывают сельскохозяйственному сектору Белоруссия и Казахстан. С европейскими сельхозпроизводителями мы не идем ни в какое сравнение, потому что поддержка там в разы больше. Поэтому если сегодня правительство ставит задачу повышать производительность труда и объемы производства, то, соответственно, государством должно выделяться на порядок больше средств для этого.

По данным Росстата, фермерские хозяйства производят значительный объем сельхозпродукции: более 25% зерна, более 50% молока, а с каждого вложенного рубля возвращают 9-12 рублей. Но, к сожалению, каждый год мы теряем какое-то количество фермерских производств. Практика финансовой помощи начинающим фермерам прекращена, хотя регионы очень просят о поддержке. Печальную ситуацию в фермерских хозяйствах, да и во всем сельском хозяйстве в целом могло бы изменить увеличение поддержки хотя бы до 3,5-4%. Это бы существенно изменило ситуацию.

Объемы производства молока падают незначительно, но стабильно, и главная наша задача сегодня — вернуть хорошие показатели молочного и мясного животноводства, потому что оно уже тянет за собой растениеводство; ведь животноводам нужны корма. Но увеличение показателей опять же зависит от воли государства. Одной лишь декларации того, что нужно заниматься импортозамещением, недостаточно — подобные решения необходимо подкреплять финансовыми ресурсами.

35,73 миллиарда рублей субсидий, выделенных по распоряжению Дмитрия Медведева, конечно, сделают какую-то погоду. Но не стоит забывать, что процентная ставка существенно выросла. Рубль падает, но в банках не уменьшают процентную ставку для селян. Сегодня в сельском хозяйстве нет такой рентабельности, чтобы крестьяне могли выплачивать по кредитам под 10-12%. Сектор очень сильно закредитован, и большинство хозяйств не могут воспользоваться кредитными ресурсами, а это значит, что они не могут ни посеяться, ни обновиться технологически. Очень важный аспект господдержки — допуск наших аграриев к муниципальному, региональному и федеральному госзаказу. Если бы они допускались к нему, а процедура была бы прозрачной и фермеры могли бы сбывать свою продукцию по справедливой цене, то они были бы более конкурентоспособными.

Год от года увеличивается доля импорта в сельскохозяйственном оборудовании. Большую долю машин поставляют наши белорусские коллеги, но ведь это тоже импорт! Если мы хотим быть самодостаточными и конкурентоспособными, то лучше, конечно, развивать свое машиностроение. Это вопрос не только ресурсов, но и договоренности. Взять, например, автомобилестроение: Toyota и Ford смогли построить свои предприятия на территории России — почему бы и производителям технологического оборудования не основать предприятия у нас, начать со сборки, а потом дойти до производства механизмов? Была бы только добрая воля тех, кто этим занимается.

http://snob.ru/selected/entry/88116

 

20 Февраля 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов