«А закончится ли эпоха Лукашенко после его ухода?»

Митинг оппозиции в день принятия Конституции 1994 года в Минске. Фото: Ю. Иванов / РИА Новости

Митинг оппозиции в день принятия Конституции 1994 года в Минске. Фото: Ю. Иванов / РИА Новости

Подробнееhttp://rusplt.ru/society/a-zakonchitsya-li-epoha-lukashenko-posle-ego-uhoda-15216.html

Антон Платов

Экс-глава парламента республики Мечислав Гриб рассказал, может ли в Белоруссии возникнуть свой «майдан» и какую роль сыграет Россия в президентских выборах 2015 года

С именем Мечислава Гриба связаны самые драматические моменты белорусской истории. Он прославился еще до обретения республикой независимости  — в 1985 году руководил следственной группой, которая раскрыла «дело Михасевича», витебского маньяка, убившего с 1971 года не менее 43 женщин. Впоследствии Гриб стал первым генералом милиции в истории Белоруссии, народным депутатом. Руководил Верховным советом (парламентом) с начала 1994 года по начало 1996. Полгода — первую половину 1994 года — был главой государства, сменив на этом посту Станислава Шушкевича и вплоть до избрания Александра Лукашенко первым президентом Республики Беларусь. Именно Гриб подписал Конституцию 1994 года — первую Конституцию независимой Белоруссии. Впоследствии возглавил противостояние Верховного совета и Лукашенко, пытавшегося получить абсолютную власть, распустив парламент.

— Как раз в то время, когда Вы руководили страной, была принята Конституция 1994 года. Та Конституция, в которой был введен пост президента. Почему белорусский парламент принял такое решение?

— Наверное, тогда время было такое. Образовался ряд новых государств —  независимых. И у всех государств-соседей был институт президентства. Мы тогда подумали, что мы не хуже их и тоже можем быть государством с президентской властью.

Мечислав Гриб. Фото: Юрий Иванов / РИА Новости

Мечислав Гриб. Фото: Юрий Иванов / РИА Новости

 

С моей личной точки зрения, как председателя Верховного совета, руководить страной через парламент во время переходного периода — это очень и очень сложно. Это почти на грани возможного — ведь каждый вопрос надо согласовать, надо убедить, надо всех заинтересовать, доказать, что все должно быть так, а не иначе. А что ни человек — то свое мнение, свое отношение, свои интересы — порой меркантильные, местечковые. Но они есть, и все это надо учитывать.

Страна находилась в полуразрушенном состоянии, и мы думали, что централизация власти поможет нам выйти из того состояния, в котором мы оказались. Мы искренне так считали. И Конституцию мы же не просто так — взяли и приняли. Мы принимали ее по статьям, каждая статья состоит из целого ряда частей, каждую часть обсуждали, и везде нужно было не простое большинство, а квалифицированное, то есть две трети голосов депутатов. В результате Конституция принималась очень долго, да и разрабатывалась тоже.

Конечно, на сегодняшний день я уже понимаю, что нам надо было принять несколько другие меры. Надо было первого президента избирать Верховным советом, а не пускать все на всенародное голосование. Но мы почему-то посчитали, что люди уже к этому созрели. Большинство так считало, и оппозиция в том числе.

Но что получилось — то получилось, я не хочу голову посыпать пеплом. Мы жили в свое время и принимали те решения, которые считали правильными тогда.

— Вы работали с премьер-министром, претендовавшим на пост первого президента — Вячеславом Кебичем. Как бы Вы его охарактеризовали?

— С Кебичем я работал, когда я еще я был председателем Комиссии по национальной безопасности. Уже тогда мне часто приходилось выходить на Кебича, на его структуры. Конечно, это подготовленный, грамотный и далеко неординарный человек. Естественно, он мог руководить Белоруссией. Но на то время складывалась такая ситуация, что формально верховная власть находилась в руках Верховного совета, а фактически и деньги, и полномочия находились в руках Совета министров. Поэтому и возникали разного рода конфликты, недопонимание, разные недоразумения.

В том числе конфликты в отношениях Станислава Шушкевича с Кебичем. У меня таких больших разногласий не было, мы с ним обычно находили взаимопонимание. Хотя он, наверное, тоже ходил с камнем за пазухой. Потому что он не спросил ни у меня, ни у Верховного совета по поводу заключения договора с Российской Федерацией и введения на территории Белоруссии российского рубля. Собрал комиссию, поехал в Москву и там подписал это соглашение.

— То есть он провел его мимо парламента?

— Он все провел мимо парламента. И мы узнали об этом, когда уже в Москве все было подписано. Но это соглашение не подписал председатель Национального банка Станислав Богданкевич, потому оно не вступило в силу. К тому же оно не могло действовать, если бы не было ратифицировано Верховным советом. Хотя сегодня я не могу сказать, что оно не было бы ратифицировано — ведь тогда в Верховном совете Кебич имел большое влияние. У него была фракция «Беларусь», в которую входило больше половины депутатов. Все они, по сути, были просоветские. В Верховном совете 12-го созыва на 78% были члены КПСС, и хотя коммунистическую партию запретили, но из их ума, их сознания же это не выветрилось. Поэтому могло быть и так, что они поддержали бы инициативу Кебича о вхождении в рублевую зону.

Так что когда до нас дошла информация о том валютном соглашении, которое в Москве подписал Кебич, мы собрались и обсуждали вопрос о том, чтобы арестовать его прямо в аэропорту по прибытии в Минск. Арестовать за измену Конституции, потому что все, что он делал — это нарушение Конституции. Но мы тогда решили не шуметь, спокойно во всем разобраться. Думали, что все само станет на свои места.

— Как Вы считаете, приход Александра Лукашенко к власти был предопределен, или это своего рода историческая случайность?

— Лукашенко как личность никто бы даже тогда не избрал президентом. Выборы носили чисто протестный характер. Люди шли на выборы и голосовали за Лукашенко, потому что он выступал против действующей власти. И люди точно так же были настроены против действующей власти. Лукашенко попал на эту волну протестного настроения  и получил такую вот поддержку. Сами выборы были нормальные, фальсификаций тогда не было.

Станислав Шушкевич и Вячеслав Кебич (справа). Фото: Дмитрий Донской / РИА Новости

Станислав Шушкевич и Вячеслав Кебич (справа). Фото: Дмитрий Донской / РИА Новости

Если бы выборы президента проходили в Верховном совете, то однозначно президентом стал бы Кебич. Когда Лукашенко работал в Верховном совете рядом с нами, как депутат, у него среди депутатов поддержки не было. По Конституции кандидат в президенты мог выдвигаться, собрав 100 тысяч подписей граждан или 70 подписей депутатов Верховного совета. Лукашенко попытался собрать эти 70 подписей — но собрал только 20 или около того. И отказался от этой идеи. У Кебича же не было проблем со сбором подписей среди депутатов.

— С 1990 года и до прихода Лукашенко все высокопоставленные руководители Белоруссии были католиками. И Вы в том числе. Это совпадение, или тенденция, или… что?

— Я как-то даже не обращал на это внимания. Члены нашей семьи не были ярыми  католиками, скорее мы просто уравновешенные люди. Я сам католик, жена — православная. Братья мои и сестра — католики, а супруги у всех православные. В результате в семье сегодня православных больше, чем католиков. Но я никогда не придавал этому значения.

— В нынешнем году пройдут выборы президента Белоруссии. Москва, высшее руководство России — какова может быть их роль в нынешней избирательной кампании?

— Россия во всех избирательных кампаниях в Беларуси имеет очень большое значение и большое влияние. Во-первых, она всегда присутствует большой группой наблюдателей и потом выносит свой вердикт. Что выборы состоялись, что они справедливые и демократические, что нарушений закона не было. И так — на всех буквально выборах, и особенно на президентских. Конечно, Россия — большая страна, и не считаться с этими заявлениями нельзя. Однако же все они делались в пику Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ.

Кроме того, на выборах всегда главное — деньги. Россия всегда подкидывала Лукашенко к выборам разные кредиты и прочие бонусы, которые обеспечивали перед выборами повышение зарплат, пенсий и так далее. Это можно расценивать по-разному, но по сути это есть подкуп избирателя. Без России, конечно, делать такое трудно.

—  Когда, по-Вашему закончится «эпоха Лукашенко»?

— Трудно сказать. С одной стороны, она может закончиться, когда он уйдет с поста президента по естественным причинам. Но есть и другое мнение — а закончится ли эпоха Лукашенко после его ухода? Это еще неизвестно: могут прийти сыновья, могут прийти его сторонники, — и продолжать эту эпоху. С другой стороны, она бы закончилась очень быстро, и даже без его ухода, если бы Россия перестала оказывать ему экономическую помощь.

— Могут ли в Белоруссии произойти события, в какой-либо мере похожие на украинские?

— Все говорят, что это исключено, что это невозможно. А я считаю, что в жизни ничего исключать нельзя. Ситуация может дойти до того, что возмущение людей закипит и, так сказать, перельется через край. Когда оно выплеснется наружу, сдержать его будет невозможно. И события тогда будут развиваться по украинской модели. Никто и ничто не сможет ими управлять. Так что сказать, что у нас этого не будет, что мы застрахованы, я не могу. Пусть говорит это тот, кто хочет такое говорить.

Сотрудники правопорядка следят за проведением шествия и митинга оппозиции в день принятия Конституции 1994 года в Минске. Фото: Юрий Иванов / РИА Новости

Сотрудники правопорядка следят за проведением шествия и митинга оппозиции в день принятия Конституции 1994 года в Минске. Фото: Юрий Иванов / РИА Новости

Я видел 1994 год, я видел площади, я видел, как ходили в Минске по улицам толпы людей… И вы видели. И когда на улицу выйдет 100 тысяч человек, извините меня, вы там со своими «палочками-пугалочками» ничего не сделаете, никто вас слушать не будет. Сметут только так, и ничего не останется. И не надо говорить, что у нас народ какой-то особенный, мирный. Мы такие же, как все люди, и если доведут до кипения, то все может быть.

Справка РП

Мечислав Гриб родился 28 сентября 1938 года. Окончил Львовское пожарно-техническое училище (1959), Белгосуниверситет (1967). Работал инспектором милиции Плисского райисполкома Витебской области (с 1959), в органах внутренних дел Витебска и Витебской области (1962-1981). С 1981 начальник Управления охраны общественного порядка МВД БССР, с 1985 начальник управления внутренних дел Витебского облисполкома. В январе 1985 возглавил оперативно-следственную группу по раскрытию умышленных убийств женщин на территории Витебской области, которые совершались в 1971-1985 годы. В ноябре 1985 удалось установить и задержать преступника Геннадия Михасевича, уроженца Миорского района. Были доказаны совершенные им убийства 43 женщин. Было также установлено, что по этому делу 13 человек были незаконно осуждены, а один — расстрелян. Суд реабилитировал 12 незаконно осужденных. Очередное звание Грибу было задержано на год, так как в результате его действий открылись негативные стороны белорусского судопроизводства тех лет.

В 1990 году стал депутатом Верховного Совета БССР. Член Президиума Верховного Совета, председатель постоянной Комиссии по вопросам национальной безопасности, обороны и борьбы с преступностью. Переизбран народным депутатом РБ в 1995 (ВС 13-го созыва). Председатель Верховного Совета РБ (январь 1994 – январь 1996). Под председательством Гриба Верховный Совет 15 марта 1994 года принял Конституцию Республики Беларусь. Заслуженный юрист Беларуси (1994), председатель Белорусской Евроатлантической АС именем Мечислава Гриба связаны самые драматические моменты белорусской истории. Он прославился еще до обретения республикой независимости  — в 1985 году руководил следственной группой, которая раскрыла «дело Михасевича», витебского маньяка, убившего с 1971 года не менее 43 женщин. Впоследствии Гриб стал первым генералом милиции в истории Белоруссии, народным депутатом. Руководил Верховным советом (парламентом) с начала 1994 года по начало 1996. Полгода — первую половину 1994 года — был главой государства, сменив на этом посту Станислава Шушкевича и вплоть до избрания Александра Лукашенко первым президентом Республики Беларусь. Именно Гриб подписал Конституцию 1994 года — первую Конституцию независимой Белоруссии. Впоследствии возглавил противостояние Верховного совета и Лукашенко, пытавшегося получить абсолютную власть, распустив парламент.

«Русская планета» для Android — такая же, только без рекламы.

 
 
 
20 Января 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-екты

Архив материалов