Запрет ГМО: незримые преграды

 

greenpeace.org

Ежедневно на стол россиян попадают продукты, безопасность для здоровья которых нигде и никем не подтверждена. Да, не доказан и вред, скажут сторонники ГМО, и тоже будут по-своему правы. Сенаторы предлагают на этот счет не спорить, а дождаться результатов научных исследований. А до тех пор, пока этот спор не будет разрешен, вовсе запретить реализацию ГМ-продукции на российском рынке. Соответствующий законопроект, подготовленный в Совфеде, был внесен в Госдуму и ждет своего рассмотрения. Каковы его перспективы с учетом тех международных обязательств, которые взяла на себя Россия при вступлении в ВТО, и не поздно ли мы спохватились, постаралась выяснить корреспондент "Росбалта".


Как отмечают авторы законопроекта, с момента вступления России в ВТО и принятия постановления правительства № 839"О государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов, предназначенных для выпуска в окружающую среду, а также продукции, полученной с применением таких организмов или содержащей такие организмы" ситуация вокруг ГМО еще больше накалилась. Уже не кажутся таким беспочвенными опасения, что в ближайшем будущем все ограничения на производство и продажу ГМО в России будут и вовсе устранены.


По мнению сторонников трансгенов, использование достижений генной инженерии якобы позволяет повышать эффективность сельскохозяйственного производства, решая таким образом проблему продовольственной безопасности. Однако нельзя не принимать во внимание, что рядом исследователей была доказана небезопасность использования ГМО в продуктах питания. Настороженно относятся к продуктам генной инженерии не только эксперты, но и простые обыватели. Согласно соцопросам, таких уже около 60%.


Несмотря на это, уже сегодня в России официально разрешено к использованию для производства продуктов питания 18 линий ГМО: три сорта сои, шесть — кукурузы, четыре — картофеля, по одному сорту сахарной свеклы и риса, а также пять видов генетически-модифицированных микроорганизмов. В мире же используется уже более 100 линий ГМО.


"Если учесть, что после вступления в ВТО наметился рост объемов поступления пищевых продуктов из-за рубежа, в том числе и содержащих ГМО, то стране грозит потеря контроля над ситуацией", — опасаются авторы документа.


Они отмечают, что до последнего времени нельзя было использовать в сельском хозяйстве генетически модифицированные семена. Однако запрет на их применение по сути снимается с 1 июля 2014 года, с момента вступления в силу соответствующего постановления российского правительства. При том, что в большинстве европейских стран посадка ГМ-культур приостановлена.


Не лучше обстоят дела и с реализацией генетически модифицированных продуктов. В России по-прежнему действует постановление, обязывающее производителей маркировать продукцию, содержащую более 0,9% ГМО, правда, выполняется это требование далеко не всегда.


Во-первых, точно подсчитать долю ГМО в продуктах, реализуемых в России, в принципе сложно в силу отсутствия необходимых технологий расчета. В силу этого нельзя стопроцентно доверять и официальным данным о доле ГМ-продукции на российских прилавках, не превышающей 1%. Здесь, по мнению авторов документа, стоит обратиться к данным самого Роспотребнадзора, указывающего на то, что от 80 до 90% продукции, содержащей ГМО, в РФ по-прежнему просто не маркируется.


"Роспотребнадзор регулярно выявляет наличие генетически модифицированных компонентов, в том числе в детском питании, прежде всего в продукции пяти крупнейших транснациональных компаний", — отмечают составители законопроекта в пояснительной записке.


Не уверены они и в эффективности нормы ПП-839, обязывающей агрокомпании перед посадкой ГМ-семян провести их госрегистрацию в одном из ведомств: Россельхознадзоре, Минздраве, Росздравнадзоре или Роспотребнадзоре — в зависимости от того, в каких целях выращиваются растения.


"Как стало известно, Минсельхоз совместно с другими заинтересованными ведомствами лишь приступает к разработке методики по оценке потенциальных рисков, которые могут возникнуть при выпуске ГМО — растений, животных и микроорганизмов — в окружающую среду. На ее разработку явно недостаточно оставшегося до 1 июля 2014 года времени", — уверены авторы документа.


С учетом международных обязательств, связанных с вступлением России в ВТО, на деле все может свестись к механическому одобрению всех видов организмов, запатентованных в США — основном производителе ГМ-продукции.


Генно-модифицированные семена опасны в первую очередь тем, что фактически подсаживают фермеров на конкретного их производителя: модифицированные растения полностью вытесняют с земель своих менее стойких натуральных сородичей, а ГМ-растения, как правило, бесплодны — из их семян на будущий год ничего не вырастает. Агропредприятия и фермеры попросту вынуждены будут покупать все наборы семян заново, увеличивая свою зависимость от импорта. В результате опыления от ГМ-растений в зависимость могут попасть и ничего не подозревающие соседи, засеивающие свои поля привычной органикой.


Уже сейчас на территории ЕС создано 174 зоны, свободные от ГМО, в том числе Австрия, Греция, Польша и Швейцария. В России же такую продукцию формально запрещено выращивать лишь в 14 регионах.


По мнению авторов документа, назрела острая необходимость формирования правовой базы, направленной на усиление контроля за оборотом генно-модифицированной продукции. Также сенаторы предлагают ввести полный запрет на ввоз в страну трансгенов, хотя бы на период, необходимый для проведения научных исследований по безопасности ГМ-продукции и создания системы контроля, способной по различным критериям оценивать каждый продукт.


"Введение полного запрета на ввоз ГМО содержащих пищевых продуктов будет способствовать ускорению введения в нашей стране методик, позволяющих контролировать каждый ингредиент любого ввозимого в страну продукта и достоверно установить, содержит он ГМО или нет, и, если содержит, то в каком количестве", — отмечают составители законопроекта.


Однако у депутатав Госдумы документ сенаторов поддержки, вероятно, не получит. "На этот закон отрицательный отзыв правительства. В данном случае мнение профильного комитета, конечно, важно, но оно совпадает с отзывом правительства", — отметил в интервью "Росбалту" депутат комитета ГД по охране здоровья Олег Куликов.


Кроме того, по словам парламентария, документ противоречит нормам ВТО, что само по себе  говорит не в его пользу.


"Не будь ГМО, гибели людей от недоедания было бы в сотни раз больше. Я не предлагаю использовать ГМО направо и налево, но когда мы без них не можем обойтись в обеспечении населения продуктами питания, мы не должны принимать таких радикальных мер.


По ряду растительных продуктов Россия потеряла свой семенной фонд, она закупает его за рубежом, а весь этот семенной фонд практически на 90% — ГМО. Я против популистских законов, которые пытаются играть на каких-то фобиях граждан", — подчеркнул член профильного комитета.


Однако он отметил, что Госдума сейчас готовит альтернативный законопроект, который, собственно, также предлагает запретить на какое-то время реализацию ГМ-продукции на территории России. Корреспонденту "Росбалта" удалось выяснить, что сейчас в Госдуме готовится проект закона "О производстве органической продукции", рассмотрение которого запланировано на эту весеннюю сессию.


"Также назрела необходимость разработки закона, который ужесточит контроль за оборотом генно-модифицированной продукции и введет запрет на ввоз в Россию подобных продуктов. Все эти меры будут направлены на защиту здоровья россиян", — пояснил глава комитета ГД по аграрным вопросам Николай Панков.


Чем этот документ будет отличаться от предложенного сенаторами, до внесения его в Госдуму говорить сложно. В комитете ГД по аграрным вопросам детали готовящегося законопроекта раскрывать также не стали.


Кроме того, в комитете приняли решение о создании рабочей группы, которая займется доработкой законодательства в сфере производства и оборота в России продуктов питания, содержащих ГМО, заявил Панков.


"Что касается отрицательного отзыва правительства, я с этим документом не знаком и думаю, что Куликов вполне мог ошибиться. Во-первых, правительство в определенном смысле находится в контакте с авторами нашего законопроекта, во-вторых, на этот счет есть публичная позиция министра сельского хозяйства, ряда вице-премьеров. Насколько мне известно, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко поднимала этот вопрос на Совете безопасности, и он нашел определенное понимание и у президента РФ", — отметил член Совета Федерации Антон Беляев.


"Что касается ВТО, абсолютно очевидно, что и в контексте ВТО, и в контексте регламента Таможенного Союза нам потребуются поправки, но судя по тому, что в целом ряде европейских стран подобные запреты действуют, и это не мешает им сотрудничать с ВТО, наверное, эти сложности преодолимы. Все разговоры о невозможности запрета ГМО в связи с взятыми Россией международными обязательствами — происки лоббистов. Многие страны — члены ВТО такие ограничения имеют. Во-вторых, много вопросов, по которым мы при вхождении в ВТО торговались и оставляли для себя определенные люфты. В частности, это касается сельского хозяйства и использования трансгенных культур", — подчеркнул он.


Так что этот документ, по мнению авторов, вполне жизнеспособен.


По самым оптимистичным прогнозам, выполнение всех требований законопроекта в части научных исследований и создания системы контроля займет не менее 5-10 лет, отметил Беляков. Однако, по его мнению, это вполне оправдано и совершенно необходимо.


Как заметил депутат Госдумы Олег Куликов, уже сегодня большинство семян завозится в Россию извне, причем, многие из них являются генно-модифицированными.


Сенатор Антон Беляев эти данные опровергать не стал. "По многим сельхозкультурам львиная доля производства в России — это производство в частном секторе. Например, картофель на 80% выращивается дачниками на их шести сотках. В этом смысле государство, действительно, утратило контроль, и сказать четко, кто и что у себя посадил, довольно сложно", — отметил он.


Но остаются крупные агропромышленные объединения, в отношении которых навести порядок пока не поздно, ведь применение ГМ-семян в этом секторе пока запрещено.


"Во-первых, органический семенной фонд может быть завезен также, как завозится трансгенный, или его можно восстановить. Во-вторых, у трансгенного семенного фонда есть одна особенность, целенаправленно созданная производителем — односезонность. В этом весь смысл трансгенного бизнеса — невоспроизводимость семенного фонда. У органического фонда, в этом смысле, есть свои перспективы. Возможно, потребуется какое-то время, чтобы в промышленном масштабе воспроизвести семенной фонд, но все это реально", — уверен Беляков.


По его словам, пока доля трансгенов на рынке не критична. Они, действительно, начали проникать, но еще не поздно этот процесс остановить и обратить вспять. На это у российских законодателей есть, по меньшей мере, один сезон, ведь 1 июля — это середина лета, и вряд ли кто-то в этот период засадить все свои поля ГМ-семенами.


Анна Семенец

 
http://www.rosbalt.ru/moscow/2014/03/10/1241929.html
11 Марта 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-смотри

Архив материалов