ТРУДНО БЫТЬ ПОДРОСТКОМ

 
Михаил ЗолотарёвСтудент, Психолог

ТРУДНО БЫТЬ ПОДРОСТКОМ

07 февраля 2014, 18:45
 

Про ситуацию со стрельбой в школе № 263 уже было очень много написано и нет смысла повторять все психологические интерпретации этого поступка. Но есть один важный момент, который, почему-то, мало кем учитывается: реакция общества. Да-да, ведь именно по ней можно судить о масштабах проблемы; проблемы воспитания детей и родителей.

Если мы почитаем комментарии к постам про этот инцедент, послушаем редкие разговоры в общественном транспорте, то мы узнаем несколько теорий, которые выдвигаются:

  1. Все это влияние Запада со своими либеральными ценностями, которые губят наш народ;
  2. Все это влияние компьютерных игр и жестоких фильмов, которые идут с Запада и губят наш народ;
  3. Это влияние наших властных структур, которые находятся под "крылом" у Запада и хотят загубить наш народ;

Справедливости ради, нужно отметить, что есть небольшая группа людей, которые совершенно не согласны с такой постановкой проблемы; они считают, что нужно копаться в себе, в устройстве семьи как института, а не скидывать ответственность на внешнего врага.

Именно к этим людям я отношу себя. И именно с этой позиции я пишу этот пост.

Замечательный психолог Юлия Борисовна Гиппенрейтер дала замечательное интервью на "Дожде", и в нем высказала похожие мысли. Я согласен со всем, кроме момента про амбиции, и вот почему:

В моем представлении, амбиции - это желание быть лучшим в чем-либо. Само по себе, желание это не является негативным. Но зачастую, оно превращается в постоянное соревнование с другими, в желание оставить всех позади любыми способами. И тогда, понятие "амбиции" приобретает отрицательный оттенок. К слову, выражение "здоровые амбиции" лишь немного смягчает положение, но по сути своей все также несет негативные проявления. Я вижу, цель воспитания в формировании положительно направленных амбиций. То есть поиск и развитие тех способностей ребенка, которые ему нравится развивать. Поиск той деятельности, в которой он желал бы стать лучшим, но не из-за того, что он должен всех победить. Самоцель должна быть другая: сама деятельность. 

К сожалению, очень сложно найти и развить способности ребенка. Особенно тем родителям, которые эмоционально не связаны с ребенком. И это главная проблема в наших семейных отношениях. Не только в России или США, это тенденция современного мира информации. Эта тенденция, кстати, очень хорошо видна в одном психологическом фильме "Babies".

Вообще говоря, в клинической психологии есть такая модель возникновения патологии (в основном шизофрении): "диатез-стрессовая модель". Это когда у человека есть предрасположенность ("диатез") и на эту предраслопоженность влияют стрессоры. Если применить ту же модель к воспитанию ребенка, то мы получим, что зачастую, такую предрасположенность вызывают родители. Более того, стрессорами, частично, тоже являются родители.

Почему? Все просто. Ваш сын играет в кровавые шутеры и вам плевать на это? Есть вероятность получения агрессивно настроенного подростка. Потому что вам плевать. 

Ваш сын хочет играть в кровавые шутеры, потому что в них играют все его друзья, но вы категорически запрещаете ему? Можете получить замкнутого ребенка, по крайней мере с вами. А выход для агрессии он будет находить в реальной жизни (ну или играть тайком в клубах и у друзей, тогда смотри выше). 

Вы запретили всем детям играть в такое на государственном уровне? Они вышли на улицу и стали крушить машины. Нью-Йорк 80х получите. Потому что выхода для агрессии нет.

Конечно, я немного утрирую. Но такие варианты возможны. Если ваш ребенок увлекается такими играми, то лучше выяснить, что в них ему нравится и почему не нравятся другие типы игр. А самое главное, что нам всегда твердила наш преподаватель по психологии Ирина Александровна Петухова - дайте ребенку возможность выбрать деятельность, которой он бы занимался. Поводите по секциям, расскажите о различных мероприятиях. Но не заставляйте его делать что-то, просто потому что считаете, что ему это пойдет или хотите реализовать свои отрицательные амбиции. И тогда, как мне кажется - количество случаев преступлений среди подростков снизится до минимального уровня. К тому же, такое занятие с ребенком поможет лучше его понять, ему понять вас, улучшит домашнюю обстановку и, самое главное, выявит "диатез" тогда, когда он ещё не даст такой ужасной реакции.

Пост получился очень длинным, но его цель была одна: возьмите сейчас своего ребенка за руку, сядьте рядом с ним и спросите о его жизни, интересах. Что он чувствует и чего хочет. Почему так, а не иначе. Хотел бы он с вами сделать это, или это. А может он сейчас не хочет говорить? Ну тогда не настаивайте, а просто подойдите в другой раз. С каким-нибудь сюрпризом. Я думаю, что это принесет свой результат.

 

http://www.echo.msk.ru/blog/mistermare/1253998-echo/#

 

 

 
Андрей Рудойучитель, активист "Левого Фронта"

СТРЕЛЬБА В ШКОЛАХ И ЕЁ СКРЫТАЯ ПОДОПЛЁКА

07 февраля 2014, 15:56
 

В последние дни российская общественность взбудоражена происшествием в московской школе № 263. Его обсуждают учителя, ученики, родители, блоггеры, журналисты, телеведущие. Рассуждения их, по большей части, не отличаются хоть какой-то глубиной, причины и следствия событий путаются местами, выводы предсказуемы и, чаще всего, нелепы. Одни расценивают случившееся как некую случайность; другие винят отца стрелявшего подростка, не сумевшего закрыть сыну доступ к оружию; третьи указывают на недостаточную защищённость школы; некоторые констатируют в связи с этим факт «морального разложения» общества; кто-то и вовсе попрекает убитого учителя географии, якобы спровоцировавшего весь конфликт. Однако ситуация требует куда более серьёзного размышления, поскольку она выявляет некоторые «подводные течения» — процессы, происходящие незаметно не только в России, но и в мире.
 

Трагедия, произошедшая в московской школе, на первый взгляд может показаться странной и даже случайной. Тихий и необщительный десятиклассник (его имени СМИ не называют в соответствии с действующим законодательством), делающий серьёзные успехи в учёбе, врывается в родное образовательное учреждение с отцовской винтовкой и карабином, убивает учителя, из-за которого срывалась его золотая медаль, берёт свой класс в заложники. В довершение истории гибнет подъехавший полицейский и оказывается раненым его коллега. Возможно, что были бы и другие жертвы, не заставь школьника сдаться подоспевший отец (примечательно, что даже ему пришлось выполнять дипломатическую миссию в бронежилете). По словам очевидцев и знакомых десятиклассника, всё произошедшее стало последствием нервного срыва, случившегося из-за неудачи в учёбе.
 

Разумеется, невозможно проанализировать случившееся в полной мере, обладая столь скудной информацией. Для полной картины необходимы протоколы допросов, итоги психологических тестов, опросы родных, знакомых и многое другое. Однако уже сейчас видно, что судорожные приказы Собянина по усилению охраны школ — это лишь имитация бурной деятельности, но никак не решение проблемы, вытекающей из самого процесса развития современного капиталистического общества в России и не только в ней.
 

Многие заметили, что само драматическое событие будто под копирку срисовано с западных (в первую очередь — американских) образцов. Очевидно, что мы имеем дело с явлениями одного рода, которые суть проявления схожих процессов в двух обществах. И это вовсе не процессы распространения огнестрельного оружия. Его законное хранение и использование имеют долгую историю в США, в то время как трагические школьные истории, будучи большой редкостью в первой половине и середине XX века, стали активно учащаться лишь в последние 30-40 лет.
 

Вполне закономерно, что американские психологи и психиатры первыми взялись за изучение подобных случаев. Было установлено, что ни одно из происшествий не было спонтанным — признаки неврозов, перетекающих в полновесный психический срыв, оказались зафиксированными у всех без исключения «стрелков» ещё за некоторое время до финальных развязок. Также врачи указывают на то, что стрельба в школе есть последний акт отчаяния.
 

Но что доводит подростков до отчаяния? Очевидно, что гормональная перестройка уже сама по себе усугубляет психологическое состояние школьников. Однако одно лишь оно не становится причиной таких кровавых историй, а является для них только благоприятным фоном. Причины же кроются в несколько иной области. Местом стрельбы обычно становятся городские школы в бедных районах, что явно указывает нам на социально-экономическую подоплёку таких историй.
 

Но что же можно сказать о преуспевающих в учёбе школьниках из семей с нормальным достатком (подобных герою московской истории), которые также становятся зачинщиками стрельбы? Как ни странно, но глубинная социально-экономическая подоплёка кроется и здесь. Мы в который раз наблюдаем очередное проявление отчуждённости личности в развитом капиталистическом обществе. Человек оторван от результата своей работы и теряет её смысл. Он оторван от непосредственного получения знаний, поэтому гонится за формальностями, за оценками, сосредотачивая все свои силы на оболочке, но не на внутренней сути дела. Перечислять проявления отчуждения в социальной, политической, культурной сферах можно довольно долго. И все они являются прямыми порождениями капиталистического общества — фрейдомарксисты от Маркузе и Фромма до Жижека всесторонне описали данный феномен.
 

Именно поэтому мы имеем дело с актами отчаяния учеников, отчуждённых от сути процесса учения. Их психические срывы есть последствия разлада личности вследствие этого отчуждения. Ведь сложно представить себе, что подобная ситуация может произойти с учеником, ориентированным сугубо на получение знаний и получающего удовлетворение от самого их получения. В нашем же случае дисгармония постепенно копится, становясь, в конечном итоге, причиной психического сбоя. В чём-то схожий путь помешательства в сознании был отлично описан Чаком Палаником в его «Бойцовском клубе», разве что героем там был не ученик, а офисный клерк.
 

Почему до сих пор не было сказано ни слова о компьютерных играх и, если говорить шире, о массовой культуре в целом, с её культом насилия и жестокости? Но ведь культура, её формы и содержание являются зачастую лишь производной социально-экономических отношений. Желающие поспорить могут обратиться к радикальным изменениям, происходившим в нашем обществе вслед за сменой социально-экономической системы в 1917 и 1991 годах. И переломы эти были совсем не «происками большевиков», в одном случае, и «тлетворным влиянием Запада», в другом, но вполне закономерными процессами. Также формы, образы, сюжеты в играх, музыке, на телевидении есть лишь отражение текущей ситуации в развитии технологий, производства и социума. Да и сами игры становятся лишь виртуальным укрытием для потерянной, отчуждённой личности.
 

«Все дороги ведут в Рим», все нити проблемы тяжких преступлений подростков, так или иначе, приводят нас к общественно-экономическому устройству нашего общества. По мере того, как дезориентированная и потерянная личность будет продолжать метаться, уже на этапе своего формирования, не удивительно, если трагические события повторятся в других школах нашей страны.
 

Известно, что римский государственный деятель Катон Старший любую свою публичную речь заканчивал словами: «А всё-таки Карфаген должен быть разрушен». Не хочу ему уподобляться, но, затрагивая самые различные темы, приходится поневоле каждый раз констатировать факт: не изменив систему социально-экономических отношений, мы не решим многих насущных проблем общества.



Оригинал на Рабкор.ру

 

http://www.echo.msk.ru/blog/rudoyandrey/1253938-echo/

 

7 Февраля 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-смотри

Архив материалов