Онколог Давид Заридзе: Побороть рак нам помогут новые больницы, а не смс в поддержку Фриске

На лечение Жанны Фриске, у которой был обнаружен рак мозга, за один день собрали 49 миллионов рублей. Цифры сообщила благотворительная организация «Русфонд», ведущая сбор средств при помощи Первого канала. Певица Лолита Милявская, онколог Давид Заридзе, психолог Сергей Ениколопов и другие рассказали «Снобу», почему впервые в российской истории раковому больному помогают с таким шумом и почему раньше о раке предпочитали молчать

Участники дискуссии: Лена Де Винне
Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
+T-

Давид Заридзе, президент Противоракового общества России:

Сумма нереальная. Зачем одному человеку более миллиона евро на лечение? А все потому, что общество абсолютно аморально. У людей отсутствует такт. Как можно вокруг больного человека создавать столько шума? Разве она одна больна из артистов? Их сотни.

 

Никогда такого взрыва, такого шума не было. Это абсолютное безобразие. Побороть рак нам помогут новые больницы, реабилитационные центры, дотации на лекарства малоимущим, а не смс в помощь одной из звезд.

 

Жанну Фриске очень жалко, но нельзя, чтобы информационный повод был такого характера, это просто стыдно. Дело не в том, что деньги собирают ей на лечение, а в том, что создают шумиху и не замечают основных проблем. Хочется спросить у наших миллиардеров, которые содержат не очень удачные футбольные клубы в Англии, почему они не жертвуют деньги на науку?

Иосиф Дзялошинский, профессор факультета медиакоммуникаций НИУ ВШЭ:

Повышенное внимание к раку Жанны Фриске говорит о том, что идет сознательное искривление новостной повестки дня. По-человечески ее жалко, но в целом для российского общества это псевдопроблема, помимо нее в стране тяжело болеют еще тысячи человек.

 

Болезнь Жанны Фриске позволяет снизить накал общественного обсуждения по поводу актуальных проблем. Из последнего — неготовность к Олимпиаде, заявления террористов о готовящемся взрыве в Сочи и различного рода думские решения.

 

Проблемы, а особенно болезни звезд очень интересны массовой аудитории. Нет ничего странного, что люди пожертвовали 49 миллионов рублей за день. Некоторые сограждане таким образом получили возможность почувствовать себя причастными к великим людям. Они дали ей 100 рублей, и тень популярности Фриске попала и на них. Американцы, следуя той же логике, собирали деньги на избирательную кампанию Обамы.

Лолита Милявская, певица:

Трое моих друзей болеют раком и сделали уже не одну операцию, и все они еще довольно молоды. При этом они стараются жить полной жизнью, бороться и не допускать мысли о том, что болезнь непобедима. Все мы должны задуматься о том, почему рак так «молодеет», чем может быть вызвана эта болезнь. Если мы будем обращать больше внимания на эту глобальную проблему, которая распространяется уже почти как вирус, то, возможно, ученые умы будут форсировать свою работу, проводить больше исследований, что вызовет волну новых научных открытий.

 

Я восхищаюсь всеми людьми, которые участвовали в сборе средств для Жанны. А всем, кто утверждает, что у нее достаточно денег, чтобы лечиться самостоятельно, я скажу: мы, коллеги Жанны, распоряжаемся своими кошельками как хотим, и если мы хотим ей помочь, то мы поможем.

 

Все мои коллеги всегда принимали и принимают участие в помощи творческому и не творческому знакомому человеку, которому помощь необходима. Просто раньше эти кампании не были такими публичными, а история со сбором средств для Жанны получила такой резонанс, потому что, наверное, до этого еще ни разу так широко не распространялась информация о столь серьезной и страшной угрозе для жизни.

Если беда случается, то деньги очень быстро заканчиваются. Ты продашь машину, шубу и все атрибуты так называемой звездной жизни, потому что жить очень хочется, а операции стоят космических денег.

И вообще, люди, опомнитесь! Я понимаю, что злость и недовольство жизнью победили разум, но хотелось бы дождаться возвращения души на землю. Нужно помнить, что от сумы, от тюрьмы и от болезней не зарекаются. И кто как себя ведет сейчас, тот так и получит по заслугам.

Владимир Берхин, президент благотворительного фонда «Предание»:

Привлечение внимания к благотворительной проблеме — это хорошо. Хотя в данном случае ситуация вызывает некоторое смущение у людей, насколько я могу наблюдать.

 

Любое действие известного человека привлекает подражателей. Когда знаменитый спортсмен или певец публично бросает курить, можно быть уверенным, что некоторое количество его поклонников тоже бросит. Ведь кто такая знаменитость — ее все знают и потому многие услышат.

 

В случае с благотворительными фондами все немного сложней. Благотворительность в финансовом смысле бывает эффективна в двух случаях: когда ею занимаются люди, у которых много ресурсов, или когда ею занимаются люди, у которых ресурсов мало, но их самих много.

Сергей Ениколопов, руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья:

Раньше люди боялись даже произносить слово «рак» вслух. Обычно вместо этого названия использовали различные эвфемизмы: «У него плохая болезнь». За иррациональным нежеланием говорить о раке стоит страх смерти. Когда в СМИ ворвалась эта история с Фриске, рак наконец стали называть своим именем. Первый шаг к тому, чтобы начать говорить о проблеме публично.

 

В большинстве своем люди в России считают, что рак неизлечим, что если они им заболеют, то это дорога в один конец. Шансы, что они смогут найти деньги на лечение, попадут в хорошую клинику и вылечатся, крайне малы. Они думают, что окажутся в полной безысходности, что им ни государство, ни общество не поможет. И эти опасения частично оправданны.

 

Массовое пожертвование денег на лечение Фриске говорит о том, что у нас есть много сопереживающих и доброжелательных людей. Но надо признать, что это сочувствие носит выборочный характер. Многие в России болеют раком, но им такие суммы на лечение никогда не собрать. Это грустно и напоминает о том, что мир несправедлив, но с точки зрения психологии этот процесс закономерен: люди любят помогать только тем, кто им симпатичен.

Валерий Панюшкин, журналист:

Нас журили. Пользователи социальных сетей писали, оказывается, что у Жанны Фриске есть дом за миллион долларов, и поэтому не надо ей помогать. (Подумаешь, у меня тоже есть квартира за миллион долларов, и это не очень большая квартира в не очень престижном районе.) Еще писали, что «Русфонду» следовало бы помогать не богатой и успешной Жанне Фриске, а бедным и безвестным. (Как будто мы решили помочь Жанне Фриске вместо того, чтобы помогать бедным и безвестным. Как будто бедные и безвестные в связи с тем, что мы собираем деньги Жанне Фриске, получат не больше помощи, а меньше.)

 

И я, конечно, знал, что зависть есть главное чувство, движущее пользователями социальных сетей. Но я и представить себе не мог, что люди ухитрятся позавидовать Жанне Фриске.

 

Позавидовать! Жанне! Фриске! Сейчас! Это не укладывается у меня в голове.

Митя Алешковский, фотожурналист:

Я сожалею, что влез в эту дискуссию. Бурление в фейсбуке у Валеры Панюшкина показало, что ни к чему хорошему обсуждение этой темы не приведет. Уже собрали 49 миллионов и, слава богу, в «Русфонде» деньги не пропадут.

http://www.snob.ru/selected/entry/70740

 

21 Января 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-смотри

Архив материалов