ИДЕОЛОГИЯ СТРАХА. БЕЗ БЕРДЯЕВА

 
Игорь Кочетковобщественный деятель

 

30 декабря 2013, 19:12
 

Новой официальной идеологии "опоры на традиционные ценности" пытаются придать благородства и историчности, объявив ее новым  словом в консерватизме и назначив её отцом-основателем приличного русского философа, Николая Бердяева. Кремлевские идеологи, прямо скажем, прокололись, объявив Бердяева первоисточником своей "мудрости".

Чтение Бердяева позволяет, во-первых, понять, что, эта "мудрость" не имеет никакого отношения к консерватизму и к русской философской традиции, а, во-вторых, что гораздо важнее, показывает, зачем идеология "традиционных ценностей" нужна власти и чем она грозит всем нам.

Новая официальная идеология оправдывает себя традиционной моралью, а конкретнее - традиционной христианской моралью. Той самой моралью, которую Бердяев считал "банальной мещанской моралью, доведшей послушание до холопства и приспособление к мировой данности до апологии розог". "Каноническая мораль всегда была выразительницей  духа среднеобщего, а не духа индивидуальных высот" (здесь и далее цитируется  "Смысл творчества" Бердяева)

В такой "морали послушания серединно-общему закону" Бердяев видел препятствие в осуществлении высшей задачи человека - творчества новой жизни. Именно индивидуальное творческое восхождение человека он считал "движением вверх и вглубь".

Нынешний политический режим по сути своей и есть режим "серединно-общего закона". Отождествления его, режима, с фашизмом, коммунизмом и другими тоталитарными системами нелепо. Они были ужасны, но в их основе лежали великие (ужасные, но великие!) идеи, направленные на радикальное изменение современных им социальных, политических и экономических отношений. Всех, кто по мнению идеологов мешали разрушению “старого мира”, не задумываясь отправляли на смерть.

Путинский режим, напротив, поднялся на лозунге “стабильности”, на усталости от радикальных реформ 90-х и страхе перед любыми изменениями. Это режим реставрации. Тут все, что как-то выходит из ряда вон, отличается от “серединно-общего” мещанского порядка оказывается под подозрением и подвергается репрессиям.

Ходорковский, Pussy Riot и все остальные политические заключенные нашего времени пострадали не за свои идеи, как таковые, и даже не за оппозиционную деятельность, а за то, что в принципе выделились из общей массы и отказались подчиняться установленным “для всех” правилам.

Нынешняя власть боится любого действительного творчества и новаторства. Отсюда и, в частности,  кампания по охране “ценностей традиционной семьи” , низведение предназначения человека исключительно к размножению.

Семья и сексуальность стали главным предметом заботы государства. А единственно правильной целью и смыслом того и другого объявлено рождение детей для “продолжения рода”. Гражданам страны дано четкое послание - плодитесь и размножайтесь, больше от вас ничего не требуется. Причем, отказ от публичной поддержки такого сельскохозяйственного подхода к людям у нас уже стал административным правонарушением.

Будь Бердяев жив сегодня, его бы первым привлекли за “отрицание семейных ценностей”. “Существует глубокий антогонизм между творчеством вечного и рождением временного. Совершенство индивидуальное и деторождение - обратно пропорциональны. Этому учит биология, учит и мистика. Личность распадается в плохой бесконечности рода. Наиболее рождающий - наименее творящий”.

Консерватор Бердяев считал, что концентарция человеческих отношений на продолжении рода уничтожает личность: “Род и личность глубоко антогонистичны, это начала взаимоисключающие. Все личное в человеке враждебно родовой сексуальности… Личность сознает себя и осуществляет себя вне родовой стихии”.

Не будучи в состоянии обеспечить своим гражданам реальную безопасность, современное российское государство вместе с тем культивирует в обществе чувство постоянной опасности - опасности смерти от рук террористов, опасности “демографической катастрофы” из-за “падения нравов” и “гибели России” в результате культурной (а возможно и не только культурной) агрессии Запада.

Общество пытаются мобилизовать на страхе, обращаясь к самым низким инстиктам людей. “Панический страх гибели унижает человекаи в конце концов становится безнравственным и нерилигиозным по своим мотивам. Страх этот неблагороден и некрасив. От ужаса готов человек отказаться от всех своих творческих ценностей, лишь бы не погибнуть” - писал Бердяев.

Культ страха позволяет государству контролировать население, но он же порождает такие силы, которые государство, в конце концов, контролировать уже не сможет. Постоянное чувство страха персонализируется в страхе перед “другими”. Рост общей ксенофобии, мигрантофобии, расизма и гомофобии есть неизбежно приводит людей к обвинениям в адрес действующей власти в неспособности их защитить и к стремлению найти более сильных защитников. Путинский режим - это, конечно, не фашизм. Фашизм может придти ему на смену.

http://echo.msk.ru/blog/igor_p/1228944-echo/

 

30 Декабря 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-смотри

Архив материалов