«Неизвестно, куда девается каждый третий московский покойник»

В пресс-центре «Интерфакса» прошла конференция, посвященная проблемам российской похоронной отрасли, 60 % которой приходится на черный рынок

 

В среду в пресс-центре агентства «Интерфакс» состоялась пресс-конференция на тему «Кризис похоронной отрасли в России. Его причины, проблемы и пути выхода».

Мероприятие открыл член Общественной палаты РФ, вице-президент Союза потребителейВладимир Слепак, который после довольно пространного вступления рассказал о кризисе, наступившем на рынке ритуальных и похоронных услуг.

«Сегодняшнее обсуждение нужно начать с важности критерия открытости для современного общества. Об этом постоянно говорят, когда дело касается государственного управления. А вопрос согласования законодательных и иных правительственный инициатив с гражданским обществом — центральный. Кроме того, и бизнес, особенно крупный, связанный с естественными монополиями, становится все более открытым. К сожалению, отрасль, которую мы сегодня обсуждаем, является худшим примером открытости», — издалека начал свое выступление Слепак.

По мнению функционера Союза потребителей, на сегодняшний день неясно, с какими критериями к обсуждению регуляции рынка похоронных услуг подходит Федеральная антимонопольная служба (ФАС). Слепак полагает, что список таких критериев должен быть очень широким и включать в себя вопросы социального, межнационального, конфессионального, земельно-имущественного, историко-архивного и морально-этического характера. Поэтому похоронная отрасль должна регулироваться при максимальном общественном участии.

«Общественная палата два месяца назад собрала на своей площадке экспертов, представителей различных конфессий, бизнеса, профсоюзов и работников ритуальных услуг, и обсудила все указанные вопросы, и внесла свои предложения о реформировании похоронной отрасли. К сожалению, ни одно из них не попало в законопроект, который предложила ФАС», — рассказал член ОП.

После него с основным докладом выступил вице-президент Союза похоронных организаций и крематориев, председатель Гильдии организаций ритуального обслуживания (ГОРО)Алексей Сулоев.

Подтверждая слова первого выступающего, он посетовал на то, что предложения ГОРО также не были учтены ни в законопроекте ФАС, ни в законопроекте, предложенном правительствами Москвы и Московской области. Далее Сулоев перешел непосредственно к докладу, который содержал немало интересных цифр.

Члены Гильдии, рассказал ее глава, проанализировали весь комплекс проблем, стоящих перед отраслью, и выделили шесть основных: 1) коррупция при продаже информации о смерти; 2) отсутствие земли под новые захоронения; 3) ликвидация системы подготовки работников ритуального обслуживания; 4) конфликт интересов здравоохранения и похоронного дела; 5) бесконтрольный доступ на рынок ритуальных услуг; 6) отсутствие общественного и государственного контроля за отраслью.

«Мы вынуждены констатировать, что вся информация о смерти попадает в руки недобросовестных похоронных агентов», — заявил Сулоев.

Он рассказал, что после того, как в 2002 году было отменено обязательное государственное лицензирование предприятий ритуальных услуг,

сумма взятки должностным лицам за сообщение о смерти возросла в 20 раз. Сегодня она составляет 20 тысяч рублей, и будет продолжать расти; сейчас эта сумма обязательно включается в цену услуг похоронных услуг.

«В последнее время резко начала расти продажа информации о смерти людей в медицинских учреждениях. Врачи за свое сообщение просят в среднем 6 тысяч рублей», — рассказал влиятельный представитель похоронной отрасли.

Безудержный рост рынка ритуальных услуг за последние десять лет привел к резкому сокращению предоставления их на безвозмездной основе, продолжил докладчик. Имеются в виду бесплатные похороны бездомных, малоимущих, социально незащищенных, инвалидов. Но если в 2002 году в Москве таких похорон совершалось около 10 тысяч в год, то сегодня — меньше 5 тысяч. Главной причиной такого сокращения Сулоев считает передачу государством функций организации социальных похорон частных компаниям, которым этим заниматься, естественно, не выгодно.

Сотрудник крематория загружает гроб в кремационную печь в Новосибирском кремационном комплексе. Фото: Оксана Мамлина / ИТАР-ТАСС

Сотрудник крематория отправляет гроб в печь в Новосибирском кремационном комплексе. Фото: Оксана Мамлина / ИТАР-ТАСС

Согласно данным ГОРО, значительная часть рынка ритуальных услуг сейчас находится в тени, продолжил докладчик: бизнес просто не может платить налоги из-за непомерной коррупционной нагрузки.

«Частный похоронный бизнес почти не платит налогов с реальных объемов своей деятельности. Большинство своих услуг они оказывают неофициально, потому что вынуждены постоянно давать взятки должностным лицам, а если к этому прибавить выплату налогов, то вести такой бизнес оказывается невыгодным. Мы наблюдаем тенденцию, что легальные компании закрываются, зато количество нелегальных ритуальных контор неконтролируемо растет.

Черный рынок ритуальных услуг в Москве сегодня составляет 60%, хотя в 2009 году этот показатель равнялся всего 30 %», —

объяснил Сулоев ситуацию на рынке.

Легальный оборот рынка ритуальных услуг в России сегодня оценивается в 39 млрд рублей. Теневые же доходы, по подсчетам ГОРО, достигают суммы в 200 млрд рублей. В США, для примера, официальный оборот этого рынка достигает $ 14,7 млрд (480 млрд рублей).

Однако, заметил председатель ГОРО, в России по сравнению с другими развитыми странами остается чрезвычайно низкой стоимость полного пакета ритуальных услуг на одного умершего. Сегодня она равна $ 830, тогда как в Японии составляет $ 13 тысяч, в США — $ 12 тысяч, а в Канаде — $ 10 тысяч, рассказал докладчик.

Сулоев поделился также статданными о различных типах захоронений в Москве. Он отметил, что в масштабах России такой статистики не ведется, что составляет серьезную проблему для оценки проблем похоронной отрасли.

«Около половины москвичей кремируется, а еще половина хоронится в землю гробом. Нужно обратить внимание на такую цифру: 28% москвичей хоронят в Московской области и других субъектах Российской Федерации. Но такого не может быть, чтобы жителей одного населенного пункта, даже такого большого, хоронили вне его пределов так массово.

Мы вынуждены констатировать, что официально никому не известно, куда девается каждый третий московский покойник. Никто не может сказать, ни кто похоронил этих людей, ни где находятся их могилы», —

напугал аудиторию председатель ГОРО, добавив, что централизованного учета мест захоронений не существует в принципе.

Сулоев указал и на другой аспект проблем с похоронной статистикой: из-за отсутствия этой информации невозможно планировать выделение новых участков под кладбища.

«Один московский чиновник говорит, что на 100 тысяч ежегодных московских покойников Москве в год необходимо 7 гектаров земли, а другой говорит о 25 гектарах», — пожаловался он.

Калитниковское кладбище в Москве. Фото: Сергей Простаков / «Русская планета»

Калитниковское кладбище в Москве. Фото: Сергей Простаков / «Русская планета»

Следом за Сулоевым слово вновь взял Владимир Слепак, который попытался дать характеристику политике государства в похоронном деле.

«Сегодня она должна регулироваться законом 1996 года „О погребении и похоронном деле“, но он давно не отвечает сложившимся реалиям. Более того, на общефедеральном уровне никогда не существовало даже не отдельного, а просто ведомства, за которым была закреплена эта сфера. В 2002 году отменили обязательное государственное лицензирование компаний, предоставляющих ритуальные услуги. С тех пор на этот рынок выходят все — и физические, и юридические лица, деятельность которых почти никак не контролируется», — описал сложившуюся ситуацию член Общественной палаты.

Подхватив эту мысль Слепакова, Сулоев вновь посетовал на недостаточное регулирование сферы ритуальных услуг и засилье недобросовестных похоронных агентов.

«Сложился очень недобросовестный бизнес, во многом из-за того, что существующий закон устарел морально и физически. Мне известны случаи, когда два разных суда, руководствуясь одной и той же его статьей, выносили противоположные вердикты.

И вообще, сегодня Москва занимает первое место в мире по количеству похоронных агентов на одного покойника — 1 к 8. В США, например, на одного покойника приходится только 1,8», — рассказал председатель ГОРО.

Слепак предположил, что контролирующие полномочия в похоронной отрасли можно было бы отдать недавно созданному Министерству строительства и ЖКХ.

Оба эксперта сошлись на том, что в законе, который сейчас разрабатывает ФАС, следует заложить некий юридический барьер, который отсекал бы недобросовестных бизнесменов от вхождения на рынок. Но пока антимонопольное ведомство настаивает на саморегулировании рынка. С 2002 года он отдан на откуп муниципалитетам, у которых попросту не хватает ресурсов, чтобы хоть как-то повлиять на сложившуюся ситуацию.

Далее слово взял третий докладчик — председатель профсоюза похоронных организацийАнтон Авдеев. Он также констатировал, что в России отсутствует четкая государственная политика в вопросах погребения, не говоря уже о достоверной кладбищенской статистике.

«А ведь это вопрос базовых моральных ценностей общества», — напомнил о вечном Авдеев.

«Наш профсоюз еще в 2004 году обратил внимание, что количество трудовых ресурсов в похоронном деле начало превышать возможности потребителей.

Сегодня отсутствует не только статистика о захоронениях, но и о тех, кто их осуществляет — агентах и могильщиках.

А существующая информация расходится с реальностью. Учет совсем не ведется», — описал ситуацию на рынке кладбищенского труда Авдеев.

По его словам, предложение профсоюза похоронных организаций о создании сводного реестра работодателей в похоронном деле, который отсеивал бы недобросовестные организации и помогал в их выборе потребителям, государство проигнорировало.

Здесь свою реплику снова вставил Сулоев, который рассказал, что когда ГОРО предоставила московскому правительству информацию о том, что земли под захоронения в городе осталось максимум на два-три года, мэрия ответила, что эти цифры — неправильные.

«В недавнем постановлении правительства Московской области сказано следующее: „В связи с нехваткой мест под захоронения на московских кладбищах необходимо развивать кремационное дело“. И далее ставится задача: развивать кремационное дело для решения острой задачи нехватки земельных участков под новые кладбища. Это, интересно, как?

Как можно активизировать развитие кремационного дела? Легче поменять религию с православия на буддизм для решения этой проблемы», —

эмоционально прокомментировал идеи столичных чиновников председатель ГОРО.

Не нужно изобретать велосипед, сказал Сулоев. Нужно использовать европейский опыт. Решая проблему нехватки земли под захоронения, мир уже выработал ряд решений, вполне применимых и в России. Так, в Германии по санитарным нормам могила копается глубиной в 3,5 метра, что позволяет «докладывать» в нее новых покойников.

«Земля одна и та же. Европа одна и та же. Но санитарные нормы почему-то разные», — с пафосом закончил свое выступление Сулоев. Наступило время вопросов.

«В 2012 году в России умерло 1,8 миллионов человек, в Москве — 96 тысяч. Россиянам в год требуется 1000 гектаров новых захоронений, а москвичам — 15-20 гектаров», — ответил глава ГОРО журналисту, поинтересовавшемуся количеством необходимой для захоронений земли.

Отвечая на вопрос о повторном обороте могил, Слепак предложил ввести норму, согласно которой новый владелец участка будет обязан сохранять на надгробии имена тех, кто был здесь похоронен ранее.

Еще раз выказав единодушие в том, что России необходим новый закон о похоронном деле, эксперты закончили пресс-конференцию.

http://rusplt.ru/policy/dela_pohoronnie.html

 

21 Ноября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-смотри

Архив материалов