Что убивает пчел и почему это важно?

Доктор Марла Спивак, исследователь пчел, руководитель лаборатории по их изучению, профессор энтомологии университета Миннесоты, прочитала на платформе TED лекцию «Почему исчезают пчелы» о том, почему пчелам так плохо живется в современном мире. Спивак предлагает довольно простое и красивое решение. Slon приводит собственный перевод лекции.

 

Пчелы – самые важные опылители фруктовых, овощных и декоративных культур и, конечно, таких растений, как люцерна, идущих на корм скоту. Более трети всего, что у нас растет, опыляется пчелами и зависит от них. Ирония заключается в том, что пчелы ведь не опыляют нашу будущую пищу сознательно. Им самим нужно есть! И они получают протеин из пыльцы, а углеводы из нектара. Там, где пчел нет, или где растения их по каким-либо причинам не привлекают, людям платят за то, чтобы они воспроизводили процесс опыления вручную: буквально переносили пыльцу от цветка к цветку, используя кисточку.

 

В мире насчитывают более 20 тысяч видов пчел, и все они прекрасны. Большую часть жизни пчелы проводят в земле или полых стволах, и лишь несколько разновидностей социализировались, как медоносные пчелы. Эти – харизматичнее прочих 19 900 видов, есть в них нечто такое, что привлекает людей. Например, мед – удивительный натуральный подсластитель.

А лично меня привлекла случайность. Мне было 18, мне было скучно, я взяла в библиотеке книжку про пчел и провела ночь за чтением. 
 

 

Никогда прежде я не задумывалась о насекомых, живущих в сложных сообществах. Как будто отличная научная фантастика, только по-настоящему.


А еще больше потрясли меня люди – пчеловоды, они относятся к пчелам как к членам собственной семьи. Отложив книжку, я поняла, что хочу увидеть все это собственными глазами. Устроилась работать к таким вот пчеловодам – у них был семейный бизнес, две тысячи ульев в Нью-Мексико. И тут я подсела навсегда.

 

 

Медоносных пчел можно считать суперорганизмом: он состоит из 40 – 50 тысяч особей. У этой общности нет центра, нет лидера. Потрясает механизм принятия коллективного решения, то, как пчелы определяют задания и разделяют труд между собой, как передают друг другу информацию о местонахождении цветов. Мое любимое и то, что я изучала много лет, – это их система здравоохранения. Мы пытаемся понять, как пчелы поддерживают себя в здоровом состоянии. Вот, к примеру, вы знали, что они способны определить больную особь и убрать ее из гнезда, из колонии?

 

Не так давно мы начали исследовать смолы, которые пчелы используют в строительстве гнезда. То, что мы называем прополис. Прополис – это натуральное дезинфицирующее средство, естественный антибиотик. И он поддерживает здоровье колонии и повышает ее социальный иммунитет. Люди знали о силе прополиса с библейских времен, но не имели понятия о том, насколько он полезен для самих пчел. У медоносных пчел есть эта прекрасная природная защита, помогающая им здравствовать вот уже 50 миллионов лет.

 

Семь лет назад, когда появились сообщения о том, что колонии медоносных пчел начали массово умирать (сначала в Соединенных Штатах), стало ясно: что-то пошло не так. Если сразу перейти к выводам, то причина в пустынных, без цветов, ландшафтах и неправильной системе питания.

Больше всего у нас информации по медоносным пчелам, поэтому буду использовать их как пример. В Соединенных Штатах популяция пчел начала сокращаться еще во времена Второй мировой. Сейчас у нас вдвое меньше ульев, чем в 1945-м, в абсолютных цифрах их количество сократилось приблизительно на два миллиона. Причина – в изменении методов ведения сельского хозяйства. Мы перестали высаживать покровные культуры, мы больше не сажаем клевер и люцерну – натуральные удобрения, которые убирают азот из почвы, и используем вместо них искусственные. После Второй мировой войны в ход пошли гербициды, они должны были избавить поля от сорняков. А ведь многие из этих сорняков на самом деле – растения, необходимые пчелам для выживания.

 

И мы стали выращивать все больше и больше монокультур. Знаете термин «продуктовая пустыня»? Это место в городе, где нет продуктовых магазинов. Фермы, которые поддерживали популяцию пчел, теперь – сельскохозяйственные продуктовые пустыни, там доминирует один или два типа растений вроде кукурузы или соевых бобов. Со сороковых годов прошлого века мы систематически уничтожаем цветковые растения. Возьмем, например, миндаль. Пятьдесят лет назад пчеловоды брали несколько колоний в миндальные сады для опыления, потому что миндальная пыльца богата протеином. Сегодня количество монокультур миндаля вынуждает нас везти пчел, полтора миллиона ульев, через всю страну, чтобы опылить один-единственный урожай.

 

Пчелы умирают последние 50 лет, а мы сажаем все больше культур, нуждающихся в опылении. И не просто больше, а больше на триста процентов.

 

Теперь о пестицидах. Недавно ученые из Penn State University стали искать остатки пестицидов в пыльце, которую пчелы приносят домой, чтобы съесть. Оказалось, что каждая партия пыльцы содержит по меньшей мере шесть разновидностей пестицидов.

 

Один из видов этих инсектицидов, неоникотиноиды, сейчас очень широко обсуждается во всем мире. Он таким образом распределяется по растению, чтобы пожирающее листья насекомое, сделав первый укус, получило летальную дозу яда и умерло. Если применить этот неоник, как мы его называем, в высокой концентрации, достаточное количество попадет в пыльцу и нектар, а после – к пчеле, которая в итоге тоже умрет. В большинстве случаев, на большинстве ферм инсектицидами покрыто только зерно, и пчела получит небольшую дозу инсектицида. 
 

 

И тут есть два варианта: благоприятный – яд не окажет никакого воздействия на пчелу, и неблагоприятный – пчела отравится, собьется с курса и не найдет пути домой.

 

 

Ко всему прочему у пчел есть собственный набор болезней и паразитов. Враг номер один для пчелы – Varroa destructor, большой кровососущий паразит, воздействующий на иммунную систему пчелы и переносящий вирусы.

 

Позвольте суммировать. 
 

 

Я не знаю, каково это – быть пчелой, вокруг которой носится Varroa destructor, и не знаю, каково быть пчелой, зараженной вирусом. Я знаю, однако, что такое подхватить грипп, и прекрасно помню, как мне бывает тяжело в таком состоянии добраться до продуктового магазина, чтобы купить нормальную еду.

 

 

А если бы я жила в продуктовой пустыне? И мне нужно было бы преодолевать большие расстояния, чтобы до такого магазина доползти? Представим, что, дотащив туда свое изможденное тело, вместе с едой я получила бы дозу пестицидов, достаточную, чтобы мой разум помутился и я не нашла дорогу назад.

Сказанное выше касается не только медоносных пчел. Все виды пчел находятся в зоне риска, и все виды пчел необходимы нам. Что же делать? Надежда есть, каждый из вас может помочь. Сажайте нужные пчелам цветы и не загрязняйте их пестицидами. Проводите кампании за то, чтобы цветы высаживали в городских садах, парках, общественных местах, на лугах. Нам нужно все многообразие цветов, распускающихся от весны и до осени. Пусть обочины дорог будут усажены цветами – для пчел и мигрирующих бабочек, птиц.

 

Может быть, это звучит не очень убедительно в качестве варианта решения такой серьезной проблемы, но – идите и сажайте цветы. Когда пчелы хорошо питаются, у нас тоже появляется доступ к хорошим продуктам: благодаря осуществляемому ими опылению. Когда пчелы питаются качественно, они могут лучше использовать свою природную защиту, систему здравоохранения, на которую они полагались миллионы лет. Каждый из нас должен вести себя чуть-чуть как член пчелиного сообщества, где любое маленькое частное деяние помогает достичь грандиозного общего результата, и целое больше арифметической суммы частей. Пускай простая посадка цветов без использования пестицидов станет спусковым крючком больших перемен.  
 

 

Бонус

Рассказ о еще одном виде, оказавшемся под угрозой вымирания, не в последнюю очередь из-за используемых нами пестицидов:

 

видео
 

http://slon.ru/calendar/event/100703

21 Октября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-смотри

Архив материалов