ВРЕМЯ НЕГОДЯЕВ

 

БЛОГ
Все блогиВерсия для печати
Владимир Хитровжурналист, Петропавловск-Камчатски
20 сентября 2013, 17:01
 

Есть мнение, что заниматься общественной деятельностью в России сегодня опасно. Можно попасть под следствие или за решетку – как Удальцов, Навальный, активисты Болотной. Но беда в том, что даже если вы ведете мирную трудовую жизнь и вообще не трогаете власть, это не значит, что власть вас не тронет. В лагеря можно угодить просто так, для статистики, чтобы кому-нибудь из силовиков повесили медальку на грудь, звездочку на погон.

На Камчатке, например, уже 13 лет в колонии строгого режима сидит бывший шиномонтажник Константин Князев. Он оказался в заключении по ошибке. Судьи, прокуроры, следователи прекрасно знают, что Князев невиновен. На свободу его тем не менее не выпускают. Приговор этому человеку в свое время подмахнули в Верховном суде. Чтобы его отменить, надо проводить новое расследование. А заниматься этим никто не хочет – слишком много чести для шиномонтажника.

Константин Князев.

В двух словах расскажу о деле Князева. В 2000 году в Петропавловске-Камчатском бандиты убили охранника и продавщицу круглосуточного магазина «Мишка». Преступление было громкое, поэтому за его «раскрытие» милиционеры взялись очень активно. Они поймали четверых маргиналов и вышибли из них признательные показания.

«Меня четыре дня так лупили, что я готов был сознаться  во всех преступлениях, которые  происходили на земле, – вспоминал Князев подробности следственных мероприятий. – Оперативники, или как их называют – убойщики, на мне просто отрывались. Они тогда Новый год отмечали, пьяные были, весёлые. Меня даже в ИВС не хотели принимать, настолько я был изувечен».

Кроме признательных показаний, от которых подсудимые в итоге отказались, в деле не было вообще никаких улик. Материалы, однако, передали в суд, а судья по фамилии Кича вынес обвинительный приговор. Шиномонтажника Князева назначили главарем банды, поэтому и срок дали самый большой – 23 года. Его «подельники» получили меньше – сейчас они уже на свободе...

Об этой истории все бы давно забыли, но в 2008 году она получила неожиданное продолжение. В руки к оперативникам попал житель Петропавловска-Камчатского Алексей Кириченко. Какое злодеяние он совершил, мне, откровенно говоря, неизвестно. Но допрашивать его стали с пристрастием, даже не объяснив – за что допрашивают. И Кириченко вдруг стал рассказывать о том, как в ночь на 25 декабря 2000 года вместе с приятелем убивал охранника и продавщицу в магазине «Мишка». Этот рассказ подтверждался прямыми и косвенными доказательствами, свидетельствами жены Кириченко и его знакомого. Придумать такое – невозможно.

Местные «силовики» сначала встрепенулись, обещали быстро во всем разобраться, провести новое расследование, освободить невиновных и покарать убийц. Но со временем их пыл угас. Сейчас об убийстве в «Мишке» они стараются не вспоминать, чтобы не портить себе настроение и статистику. Я уже писал об этом в «Новой газете» http://www.novayagazeta.ru/society/57537.html и здесь, на «Эхе»http://www.echo.msk.ru/blog/vladimir_khitrov/900450-echo/. Никакой реакции от властей на публикации не последовало. Судя по всему, к этой теме мне еще придется возвращаться не раз – ведь впереди у Князева 10 лет за решеткой.

У этого парня непростая судьба. С 13 лет он жил один. Когда его мама умерла, выяснилось, что на квартире «висят» коммунальные долги. В ЖЭКе подростку порекомендовали погасить их как можно быстрее, припугнув выселением. Костя решил продать квартиру. Нашлись добрые люди, которые согласились помочь ему в этом. Квартиру они переоформили на себя, а ребенка вышвырнули на улицу. Он скитался по знакомым, ночевал на дачах, в бараках. Школу ему пришлось забросить. Учиться было некогда, потому что приходилось трудиться — в основном на полулегальных стройках. Повзрослев, Константин устроился в шиномонтажку, поработал в ней какое-то время – и был арестован.

Одни негодяи лишили его квартиры, а другие – свободы. Теперь эти последние нашли для себя хорошую отговорку. Пока, мол, приговор суда не отменен, формально убийцей продолжает оставаться именно Константин Князев. «Мы, юристы, понимаем только язык закона и документов, остальное – лирика», – сказал мне один из местных «силовиков». У меня по этому поводу возник вопрос. Если бы юристов из следственного комитета и прокуратуры, другие юристы, из суда, по ошибке забросили в колонию лет на 20, на каком языке они бы тогда заговорили? Дошло бы до них, что правоохранители должны не только сажать в тюрьму всех подряд, но и освобождать невиновных? Пока, к сожалению, не доходит. И не только до них.

Принципиальную позицию по отношению к Князеву заняли юристы из камчатского управления ФСИН. Сотрудники этого учреждения всячески препятствуют мне, когда я пытаюсь пробиться на свидание к Константину.

«Зачем вам к нему ходить, вы же не родственник?» – спросил у меня один из начальников управления.

Я объяснил, что у Константина вообще нет родственников. Встретить человека с воли, который проявляет участие в его судьбе, для него, возможно, единственная радость в жизни.

«Зачем ему это? – возразил начальник. – Мы сами за ним присмотрим, если надо поддержим». 

Ну что на это можно сказать? Остается только пожелать начальнику посидеть годик-другой в строгорежимном бараке, чтобы почувствовать на себе горячую поддержку охранников из УФСИН и спецназовцев из отряда Беркут…

Еще 10 лет Константину Князеву предстоит прожить за этим забором.

Поговорить с Князевым мне удавалось дважды – в конце 2011 года и в начале 2013. За год с небольшим, что мы с Костей не виделись, он сильно сдал. Очевидно, дает о себе знать туберкулез, которым его заразили в колонии. Физически Константин чувствует себя, мягко говоря, неважно. Но государственным юристам на это, конечно, наплевать – ведь на языке закона Князев виновен. Поэтому его уже лишили не только свободы, но и молодости, а также здоровья. Осталось только уморить его в тюрьме. Тогда их закон окончательно восторжествует. Вместе с человеком исчезнет и проблема.

О судьбе Князева хорошо осведомлены камчатские судьи, следователи, прокуроры. Однако ни один из них не нашел в себе смелости заявить о грубом нарушении прав человека и гражданина. Хотя, по совести, да и по закону, на языке которого они разговаривают, стражи порядка обязаны были это сделать. Видимо, этот язык государевы люди вспоминают только тогда, когда им надо прикрыть собственный зад или оправдать свою профессиональную непригодность.

Ладно, действующим «законникам» есть, что прикрывать. Они трясутся за зарплаты, должности и звания. А что прикрывает судья Кича, который уже давно вышел на пенсию и уехал с Камчатки? Почему бы заслуженному пенсионеру не обратиться, например, в Верховный суд с просьбой о пересмотре приговора? В крайнем случае, он мог бы рассказать журналистам о своей роковой ошибке, которую, в принципе, не так уж поздно исправить. Сделав такое заявление, Кича не рисковал бы ничем – просто снял бы грех с души. А дело Князева, глядишь, и сдвинулось бы с мертвой точки. Но ведь и судья молчит. Засунул язык закона в известное место.

Это гробовое молчание наводит на нехорошие мысли о том, что в среде правоохранителей нет ни одного честного и порядочного человека. А ведь именно они в нашем государстве вершат судьбы людей, прикидывают: кто из нас юридически виновен. Под это определение они могут подвести любого. Кого-то, как Магнитского, за то, что слишком много знал, кого-то, как Ходорковского, за то, что не хотел делиться, а кого-то, как Князева, просто так, чтобы повесить медальку на грудь и звездочку на погон...

Р. S.

Когда Константина Князева посадили, ему было 25 лет, выйдет он в 48 – если, конечно, доживет до конца срока. Сейчас он сидит в одном бараке с Алексеем Кириченко –  настоящим убийцей охранника и продавщицы (этого кадра закрыли за какое-то другое преступление). Второй убийца, которого прекрасно знают правоохранители, по моим данным, до сих пор находится на свободе. 

http://www.echo.msk.ru/blog/vladimir_khitrov/1161284-echo/

22 Сентября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-смотри

Архив материалов