Эколог Константин Рубахин: поджоги в Хопре – это не спланированная акция, а народный гнев

 

Следственный комитет проверит законность предполагаемой добычи никеля в Воронежской области. Помимо этого следователи выяснят, кто именно поджигал буровые установки и лагерь геологов. Накануне по этому факту были задержаны 25 человек, сейчас многие из них уже отпущены. В студии ДОЖДЯ участник вчерашнего конфликта, во время которого были сожжены буровые установки и лагерь геологов, эколог Константин Рубахин.

Кремер: Я правильно понимаю, что вы были непосредственным участником произошедшего вчера?

Рубахин: Я участвовал в митинге, который был запланирован на 4 часа вблизи месторождения.

Кремер: В митинге приняло участие около полутора тысяч человек?

Рубахин: По разным оценкам до 4 тысяч. Даже когда митинг еще не закончился, эти люди стали направляться в сторону этого забора.

Кремер: Что это за группа людей? Видимо, не все вместе пошли.

Рубахин: Пошли в форме крестного хода казаки, и подтянулись за ними все остальные. Судя по реакции организаторов митинга, это было достаточно неожиданно для них, потому что еще не все выступили, митинг был еще в самом разгаре.

Кремер: Одним из организаторов митинга были вы.

Рубахин: Нет, меня просто пригласили выступить на митинге.

Кремер: А было ли это как-то спланировано?

Рубахин: Со времени самого лагеря геологов, с самого начала, когда его построили, огородив территорию достаточно неправильно, о чем у них есть предписание полиции – этот закон должны были снести по предписанию полиции 7 июня. Как только этот лагерь появился, люди постоянно там присутствовали в форме протестного лагеря. Вы, наверное, помните ситуацию, когда ЧОПовцы избили 12 мая участников экологического лагеря. Но после каждого митинга всегда люди туда шли и выражали свой протест.

Кремер: Вчерашнюю акцию сложно назвать мирной, потому что это был погром.

Рубахин: Я бы скорее назвал это народным гневом, потому что полтора года уже люди протестуют против работ, против решения разрабатывать никель в сельскохозяйственном регионе, который с точки зрения многих ученых – мы презентовали в Общественной палате оценку при поддержке РАН и МГУ, которые считают, что с точки зрения устойчивого развития, доктрины по продовольственной безопасности в России, в этом секторе надо развивать сельское хозяйство, и проект, который рассчитан на 40 лет и который убьет на сотни лет вперед экологию, там нецелесообразен.

Кремер: Я понимаю, что то, что вы называете народным гневом, я хочу понять, было ли это спланированной акцией, потому что зачем ломать буровую установку, поджигать, избивать геологов, которые в этом решении не виноваты.

Рубахин: Никаких жертв не было. Геологов никто не бил.

Кремер: Переворачивали вагончики…

Рубахин: Никто не пострадал. Пострадали три милиционера. Один с травмой лица, другой угарным газом немножко отравился, другой порезался об забор. Никто не бил людей.

Кремер: Я так понимаю, одно из уголовных дел как раз заведено о нанесении побоев одному из полицейских.

Рубахин: Видимо, эта травма лица действительно должна расследоваться. Мы должны очень четко обращать внимание на то, как потом задерживались люди. У полиции есть стереотип о том, что протестуют какие-то другие товарищи, не живущие там, что это какой-то надуманный протест. На самом деле, это местные жители, и у экологии нет региональных границ. Были урюпинцы, мы с ними организовываем акции, связанные с митингами.

Кремер: «Мы» - это кто, и каким образом вы там оказались?

Рубахин: У нас есть несколько экологических движений. Вокруг этого конфликта существует несколько групп, которые протестуют: это урюпинская группа, наша команда «В защиту Хопра», инициативная группа жителей Новохоперска, жители Борисоглебска. Это сетевая структура, где каждый принимает решение за своих 5-10 человек. Урюпинцы постоянно участвуют в лагере, например, в митингах.

Кремер: Вы участвуете в организации этого мирного протеста, но во вчерашней ситуации вы оказались неспособны остановить переход этого мирного протеста в погром.

Рубахин: Во-первых, не способы были остановить ни мы, ни полиция, но буквально неделю назад…

Кремер: Вы свою ответственность за то, что случилось, чувствуете?

Рубахин: Мы об этом говорили еще в декабре, что Институт социологии РАН провел исследование, что 98% населения считает проект вредным. Треть из этого населения готова преступать закон в протестах. Это диагноз, это не угрозы. Мы это заявляли еще неделю назад в рамках G20, передали документы Дворковичу: митинг, который запланирован на 22 число, может быть большим и может угрожать, пожалуйста, сделайте что-нибудь. Вместо этого 18 июня окончательно суд отменяет референдум. Ситуация, которая развивалась полтора года, уже просто сошлась в этой узкой точке 22 числа, и когда люди знают, что забор незаконный, что буровая стоит практически на газопроводе, они чуть не начали давать газ. Они промахнулись от газопровода метра на два, наверное. Охрана не пускала даже газовщиков. Люди знали об этих нарушениях. Работы ведутся в соответствии с договором. Это реакция людей, которая не дождалась реакции правоохранительных органов.

Кремер: Я знаю, что некоторые местные жители по-разному настроены. Не все поддерживают этот протест.

Рубахин: Здесь нужно смотреть кто. Сейчас ведется кампания. УГМК пытается защититься, свалить вину на каких-то заезжих гастролеров. Я родом из этих мест. Алферовка – место, где я родился и провожу каждое лето вот уже 38 лет – находится в 15 километрах оттуда. Там действительно люди очень хорошо чувствуют. Пришлый человек просто так им мозги не запудрит.

Кремер: Вы хотите сказать, что все однозначно вас поддерживают?

Рубахин: 98% по данным Института социологии РАН. То, что разводится в Интернете про то, например, что заезжие гастролеры, об этом говорил, например, атаман Телегин. Через месяц его выгнали казаки, и он просто сейчас скрывается, потому что это не точка зрения местных людей. Это конкретная точка зрения компании, которая пытается ее размножать.

Кремер: Появились заявления, что Следственный комитет проверит законность предполагаемой добычи никеля. Что вы ждете от этой проверки?

Рубахин: Нарушение закона у нас представлено большой справкой на сайте «В защиту Хопра», мы передали ее Путину, Медведеву в прошлый вторник, когда он встречался с экологами. Там сказано, что сам приказ о доразведке никак не обоснован, который был подписан Владимиром Владимировичем, потому что нет ни социального, ни экологического, ни экономического обоснования. Сам конкурс проведен со скрытыми данными доразведки, разведка шла уже 30 лет. Эта разведка может монетизировать ту разведку, которая шла за 30 лет до этого, то есть просто показать старые образцы скважин.

Кремер: Я поняла, что вы точно видите нарушения. Вы надеетесь на то, что сейчас пройдет проверка Следственного комитета и все прекратится?

Рубахин: Мы надеемся, что этот нецелесообразный проект будет приостановлен.

Кремер: Но при этом у тех, кто участвовал во вчерашнем погроме, 26-ого допрос.

Рубахин: Да, мы будем стараться, чтобы у них были адвокаты. Сейчас 2 человека уже осуждены за неподчинение распоряжению полицейских. Они, по нашим данным, просто были на рыбалке. Здесь нужно очень объективно и четко расследовать, потому что людей задерживали просто по географическому признаку: видят машину с другим регионом – задерживают. Здесь нужно, чтобы люди не пошли в тюрьму просто для отчета. 

Дождь

 

Материалы по теме:

"Увидим ли мы очередную серию расказачивания?"

23 Июня 2013
Поделиться:

Комментарии

Как спалили буровые.

« previous entry |

Jun. 23rd, 2013 | 02:29 am

Сегодня с младшим сыном ездили на митинг в Елань-Колено.

Я балбес и забыл фотик, поэтому ни фоток ни видео не будет, будет много скучных букв, в корявом тексте, описывающих все что мы видели.

На митинге было довольно скучно, мы пошли посмотреть "в лицо врагу" - решили прогуляться до забора. По пути мы увидели кордон из 3 машин, 2 полицейской раскрасски, третья видимо личная. Фраза случайно услышанная мною от одного из полицаев на кордоне: "Ты гля их там сколько, если они сюда пойдут, я смотаюсь." определила дальнейшее поведение полиции. Двигались мы вдвоем неспеша и нас нагнала телега с почтой, которая ехала в хуторок по соседству с базой УГМК. Дедок с бабулей предложили довезти нас, мы с удовольствием уселись на телегу и поехали. Бабка рассказала что геологи им тут на... не нужны, и что они сломали мосточек через овраг своей техникой. Немного не доезжая мы спешились и пошли к воротам.

Сын все спрашивал, кто такие враги, я ему попытался объяснить что это когда на твою землю приходят чтобы ее разграбить - это и есть враги. И что во врагов иногда приходится даже стрелять, хотя они и люди. Подойдя к забору я в серцах наговорил снимавшему нас чоповцу и их директору(избившему Житенева до полусмерти), что они должны быть благодарны моему сыну, за то что он меня удерживает от желания перестрелять их всех и отсидеть потом положенное.

Развернувшись мы было собрались идти обратно, но увидели что казаки идут крестным ходом к нам. Отойдя на пригорочек решили казаков дождаться. Оказалось не зря.

ЧОП и милиция стоял и ждал их у ворот, а казаки не доходя до них (и до нас), повернули и пошли вдоль забора к буровым вышкам. Там их никто не ждал. С буровой по началу наблюдало два человека, но при приближении толпы они смылись в кусты прятаться. Терпения хватило пройти метров 200-300, люди начали ломать забор. Прибежал какой-то полицейский, стал снимать их на камеру. Переживая что пересажают по этому видео кучу народу, я просил его не снимать, старался стоять между ним и ломающими забор. Потом на полицая набросилась какая-то женщина, пыталась отобрать камеру его оттеснили стали ему что-то говорить, стыдить, мы перешагнули через колючую проволоку и двинулись со всеми к вышкам. Сын сидел на плечах, толпа была уже довольно далеко впереди. По пути стояла какая-то старая бурилка, типа тех что используют при установке электрических столбов. Женщина размахивая руками просила никого к ней не подходить, т.к. ее вроде-бы подожгли и она может взорваться. Но ни дыма ни огня небыло. Как выяснилось ненадолго.

Первую большую буровую вышку загородило около десяти полицейских, люди двинулись к следующим. Кто-то сел за трактор и завел его, кто-то поджег стоящий рядом грузовик. К трактору двинулась было машина (буханка) с полицией, парни из трактора и буровой повыскакивали, стали удирать. Им на подмогу кинулась толпа народу. Полиция развернулась и смылась к первой буровой. К этому моменту дальняя буровая вышка уже горела. Около второй горела машина. Все развернулись пошли обратно. Дойдя до охраняемой полицией буровой, толпа повернулась и пошла громить и её. Мы отстали метров на 50, и наблюдали интересную картину: Впереди справа стоит вагончик, слева - бурилка с полицией. Толпа начала с вагончика. Звенят стекла, "вагон качается". От бурилки бегут двое полицейских, скрываются из виду за вагончиком. Вагон качается все сильнее и падает на бок. из-за него выходят ошалелые полицейские и толпа улыбающихся парней и мужиков. Понятно что полицейские пытались отстоять вагончик, но выглядело это так, будто они помогли его перевернуть. Я не удержался и сказал одному из них: "Здорово вы его перевернули", но по дикому взгляду понял что шутку он не то что не оценил, но даже и не понял. Мы прошли между вагончиком и полицией, двинулись к выходу. Толпа начала терзать последнюю бурилку. Один из полицейских с раскрасневшимся лицом (по-моему начальник Новохоперской полиции) старался отстоять последнюю вышку: "Ребята, достаточно двух, не трогайте эту, остановитесь" Но его как-то слушали мало. кто-то стоял напротив него и что-то говорил, а десятка 3-4 человер били стекла и лезли в "агрегатный отсек" Мы наблюдали это с расстояния метров 30-40. К этому времени одна из вышек вдали уже вовсю горела, за другой дымил автомобиль, вагончик валялся перевернутым, кто-то разряжал огнетушители в сторону, чтобы ими не смогли воспользоваться, от протыкаемых колес слышалось пшыканье и звон из "агрегатного отсека" ближней буровой. Пара полицейских пытается пройти в дверь буровой, их не пускают. Кто-то кричит чтобы не поджигали буровую, т.к. там наши люди.

Сын стал проситься домой, мы пошли дальше к выходу. Шли оборачиваясь, через минуту буровая уже дымила. Видимо люди оттуда уже вышли. Мы перешагнули через валяющийся забор и вышли на дорогу у ворот.

К этому времени народ начал ломать забор вокруг базы геолгов, через него полетело что-то типа камней и вёдер. Долго забор не продержался, оторвали один лист, потом второй. Зашли на территорию. Мы стояли примерно в ста метрах, с моей близорукостью было довольно плохо видно происходящее, а подойти ближе с сыном я не решался. По полю удирала машина директора ЧОП Патруль. Какой-то черный джип. За ним гнались двое парней на квадроцикле. Затарахтел трактор и поехал крушить забор. Успел сломать пару пролетов, и видимо полиция его остановила. Мне было не видно, но дальше он не поехал. Что творилось на территории я тоже сказать не могу, не видел. По разговорам - перевернули машины, подожгли бытовки. Сын очередной раз запросился домой, мы пошли было к машине и тут увидали (О Провидение!!!) ту-же почтовую телегу. Т.к. были уже уставши попросились к ним сами, они с радостью нас посадили. Ехали по дороге, нас сперва снимал какой-то парень на проф. камеру, потом попросился тоже проехаться и всю дорогу снимал задницу лошади на фоне возвращающихся к машинам людей. Он доехал до пропустившего все Рубахина, идущего с удивлённым взглядом навстречу откатывающейся толпе и они вместе пересели в машину и двинулись к асфальту. На встречу нам, сверкая синими мигалками, неторопливо двигалась пожарка. Бабуля - почтальонша запереживала что лошадь испугается мигалок и едущей машины, лошадь взяла сильно правее, поймали какую-то большую колдобину, но лошадь была спокойна. Пожарка стояла никуда не двигалась, пожарники улыбались, и по разговорам их заставили слить воду, но воды я не видел. Доехав до развилки дорог в овраге, где техника угмк сломала мосточек, мы поблагодарили наших извозчиков и двинулись на бугор к машине. По времени нам пора было отчаливаь к дому. Набрали маме букет, хотели еще собрать немного земляники, но видимо до нас там кто-то уже постарался, было всего несколько ягод. Вдоль машин бежал парень с мегафоном, просил не разъезжаться, т.к. полиция будет отлавливать активистов, а уезжать организованной толпой. На него мало кто обращал внимание, я поколебавшись решил что и мы не будем пытаться заночевать в кутузке, а поредем домой. На выезде с грунтовки на асфальт стоял автобус, около него моя любимая учительница со школы - по географии. Я предложил ей доехать, взял с ней еще двоих и мы поехали домой.

По дороге гаишники тормозили волгоградские машины и чуть позже навстречу проехало с интервалом в 5-10 минут 2 автобуса в сопровождении гаи. Думаю что это была подмога полиции, омон или просто милиция из Борисоглебска и Грибановки.

Ответы на вопросы самому себе:

Кто был инициатором погрома: Никто. Рудченко я видел только в самом начале метрах в 200 от митинга, она стояла возле Оки, рассказывала какой-то анекдот и смеялась, Рубахин толи все прозевал, толи специально не учавствовал, встретился нам на полпути назад, сел в машину и уехал куда-то, остальных я и не знаю, руководства небыло никакого, бродила неорганизованная толпа и все что попадалось громила, била и поджигала. Людей реально допекли.

Кто основные участники: Поджигали в основном молодые парни в камуфляже и капюшонах. Кто-то закрывал лица масками, кто-то нет. Забор крушили казаки всей копной.

Запомнился мужик, так спокойно проходил впереди нас мимо последней вышки, потом выругался, повернулся и пошёл громить бурилку.

И на квадроцикле за чоповцами гонялись явно местные: из Урюпинска на нем не приедешь.

По поводу того националисты они или казаки или еще кто - хз. Не знаю там никого. Местное казачество довольно сильно переплетено с националистами - поскрябай казака - увидишь националиста.

По поводу приезжих: Всегда было много приезжих, я и сам приезжий - из Борисоглебска. А Урюпинск всегда горой стоял против этих разработок, вместе с главой города и единоросами. Если посмотреть на карту, то становится понятно: река Елань, на которой планируются разработки впадает в Савалу, а та в Хопер ниже Новохоперска. Урюпинк еще чуть ниже. Так что все стоки в полной мере достанутся Урюпинску и далее Волгоградской и Ростовской областям. Так что наличие и аргументация приезжих вполне понятны.

Tags: Война, Митинг, Происшествия, Против добычи никеля, Хопер, дебилизм

Аноним , 24 Июня 2013
Любо, Братцы, любо! Неужели в казаках кровь хозяев земли родной проснулась?
Аноним , 24 Июня 2013
Ментам то что, им пока платят за нихуя не делание работу по 50-80т на рыло, они и будут кодлу воровскую охранять. А бабло перестанут платить - эти же менты первыми громить начнут бывших добродетелей своих, без вариантов. :)
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-смотри

Архив материалов