ГКБ-31. Столкновение власти с собственным народом

 

31-я горбольница Санкт-Петербурга в считанные дни получила всероссийскую известность, став очередной точкой столкновения власти с собственным народом. На этот раз политика ни при чем - на кону жизни тяжело больных людей.

Больница № 31. Петербург
Больница № 31. Петербург

В Санкт-Петербурге с прошлой недели набирает обороты движение в защиту 31-й городской клинической больницы, которую власти планируют перепрофилировать в спецмедцентр для обслуживания Верховного и Высшего арбитражного судов. Петербуржцы намерены не допустить уничтожения уникального лечебного учреждения.

Пикет численностью около 300 человек, состоявшийся 18 января, продолжился серией одиночных пикетов. Для координации действий защитников медучреждения сформирован штаб из общественных деятелей, депутатов, пациентов и их родителей. Пикетирование планируют продолжать бессрочно, пока власти не откажутся от намерения расформировать больницу. Об этом «Полит.ру» рассказал один из организаторов и участников акций, депутат заксобрания Санкт-Петербурга от партии «Справедливая Россия» Алексей Ковалев.

«Сегодня мы планируем продолжение пикетной кампании. Она бессрочная. Пикеты будут выставлены так же, как это было сделано в субботу, по всему Невскому проспекту. У нас для этого достаточно людей и наглядной агитации, плакаты и все прочее. Также я призвал все жителей города выходить на одиночные пикеты по всему городу, возле вокзалов и станций метро», - рассказал корреспонденту «Полит.ру» местный парламентарий.

Штаб, по словам Ковалева, работает по всему городу через импровизированную сеть инициативных групп, действующих во многих районах. В акциях в защиту больницы уже приняли участие несколько сотен человек. При этом со стороны полиции, наблюдающей за протестами, активисты встречают своего рода понимание – пока никто не пытается препятствовать проведению акций, до сих пор неизвестно ни о каких задержаниях. «Они тоже петербуржцы, все понимают», - оценивают действия полиции в штабе.

Но пикетами борьба не ограничивается.  «Параллельно я внес в законодательное собрание проект постановления о недоверии вице-губернатору Ольге Казанской (она курирует этот вопрос). Это было еще в четверг, а сегодня я внес еще проект решения об оценке действий Казанской, - продолжил депутат, - поскольку они идут в разрез с уставом города, законом Санкт-Петербурга о здравоохранении и программой развития здравоохранения в Санкт-Петербурге, которая была принята правительством. В программе, например, прямо написано, что Горбольница-31 является главным методологическим и лечебным центром по целому ряду направлений. То есть без решения правительства нельзя было даже предлагать что-то с 31-й больницей делать». 
За два обращения в поддержку неприкосновенности больницы в сети собрано почти 100 тысяч подписей.

На защиту родной больницы встал даже персонал, многие из сотрудников поставили свои подписи под обращениями, некоторые даже публично осуждают планы властей. Хотя это чревато особым риском. По слухам все та же Казанская уже провела общее собрание с руководством 31-й больницы, где потребовала «заткнуться всем» и никак не контактировать со СМИ. Одновременно с этим, как рассказывают в штабе, в администрации города уже шерстят списки подписантов, с целью выяснить, кто именно выступал на стороне протестующих. Эта ситуация ставит перед координационным штабом новую задачу – защитить в процессе от репрессий еще и персонал больницы. Есть опасения и относительно пациентов, которые могут в результате протестов лишиться мест в больнице.

О подробностях взаимодействия с персоналом 31-й больницы «Полит.ру» рассказала активист Алла Подшивалова: «Из-за акций врачи оказались в очень неприятном положении, - рассказала активист координационного штаба. - На них оказывают очень сильное давление, поэтому мы распространили просьбу не обращаться к ним, и сами к ним за помощью не обращаемся. И не просим их высказывать свою позицию, что бы ни мы, ни они сами себя лишний раз не подставляли. Со своей стороны мы заявили, что максимально будем стараться их защищать. Они, конечно, выступают, высказываются, но буквально единицы. На пикете 18 числа таких было не более десяти человек. И мы со своей стороны тоже призываем их вести себя осторожно».

При этом, как рассказывает Подшивалова, с мнением в врачей в штабе хорошо знакомы. Персонал больницы почти в полном составе расформирования ее не поддерживает, напротив они всеми силами пытаются больницу сохранить.

С вице-губернатором Ольгой Казанской «Полит.ру» связаться не удалось – ни один из телефонов предложенных для связи пресс-службой так и не ответил. В этом мы оказались не одиноки: власти стараются отмалчиваться или отделываются невнятными заявлениями. «В среду мы пригласили на беседу главу комитета по здравоохранению, - рассказывает другой активный защитник больницы, депутат заксобрания Санкт-Петербурга от «Яблока» Алексей Кобринский. – Он выступил перед депутатами, но ничего внятного не сказал. Знаете, они все говорят одно и то же – мол, решение еще не принято, идут рассмотрения разных вариантов и так далее. Но мы и так знаем, что не принято».

При этом Кобринский обращает внимание на то, что действия высших властей куда красноречивее слов. А именно, место расположения высших судов, которые переезжают в Санкт-Петербург – Верховного и Высшего арбитражного судов – определяется федеральными конституционными законами. И хотя проекты соответствующих поправок еще даже не вносились в Думу, президент еще в декабре подписал указы о составе соответствующих рабочих групп по организации переезда.

Больше всего протестующих возмущает, что попытка организовать отдельное лечебное учреждение для судей на месте 31-й больницы не подкреплена никакими разумными планами по сохранению лечебного учреждения. Они уверены: на самом деле больницу никуда не собираются переносить – ее просто отнимают у горожан.

«Это больницу просто невозможно перенести. Давайте называть вещи своими именами – ее просто отбирают, - говорит депутат от «Яблока». – Это одно из лучших лечебных учреждений в стране, которое обслуживает граждан в том числе и по ОМС (по полисам обязательно медицинского страхования – «Полит.ру»). В нем существует уникальное отделение по лечению больных раком детей, в котором установлено безумно дорогое медицинское оборудование на сотни миллионов, физически интегрированное в больничный комплекс. И это не говоря уже про уникальный коллектив и про больных которые сейчас проходят лечение. Начать сейчас все это расчленять – это равносильно уничтожению».

«То, что делается сегодня с больницей – это преступление. Там шесть специализированных лечебных центров с интегрированными операционными, свой банк крови, свой банк костного мозга, банк стволовых клеток. Все эти части обеспечивают друг друга. Расположено это все очень удобно, в центре города – всем удобно добираться, а рядом Березовая аллея – центр облучения для тех же онкобольных. А это предлагают взять просто и разделить», - возмущается петербургский депутат-эсер Ковалев.

Планы властей относительно перепрофилирования клиники предполагают куда более скромный результат. Судьям не нужен специализированный онкоцентр, отделение по пересадке органов и так далее. Так что, полагает депутат, что после выселения больницы здание  просто снесут, а на его месте построят лечебницу общего профиля, с соответствующей диагностикой и терапией. Плюс в центре северной столицы освобождается огромная коммерчески интересная территория.

«Сегодня на территории 31-й больницы уже построен медкомплекс для судей Конституционного суда, - рассказывает Ковалев. - Для судей он используется буквально процентов на 30, остальное – коммерческая медицина. Если освободиться такая площадь, то зная хватку господина Кожина (управляющий делами президента – «Полит.ру»), можно не сомневаться – появится еще одна элитная гостиница, как это было со знаменитым «домом со львами». Бывший особняк князей Романовых-Ростоцких также был однажды передан Кожину распоряжением Касьянова для размещения высших органов власти Российской Федерации. Сегодня там вип-гостиница».

Но это не самое страшное. Разорение больницы может в прямом смысле повлечь за собой человеческие жертвы. О возможных последствиях «переезда» для пациентов «Полит.ру» рассказал архитектор больницы Юрий Вебер, который последние 40 лет внимательно наблюдает за тем, как живет и развивается его детище.

«Они сейчас говорят, давайте детскую онкологию в 1-ю больницу определим, урологию – в 1-й медицинский институт, взрослую онкологию - в НИИ Алмазова организуем. Но это невозможно, это как если человека разобрать на части и развести их в разные места лечить, - рассказывает архитектор. – Оборудование, которое там стоит, не перевезти, только выкинуть его в помойку».

К тому же, и об этом, по словам Вебера, чиновники стараются не упоминать, ни одна больница Санкт-Петербурга не может выделить даже лишнюю палату, а не то что разместить целое отделение. Больницы переполнены – им некуда ставить дополнительное оборудование, размещать врачей и тем более пациентов.

«В 31-й больнице 400 коек - и их не будет, тогда как дефицит Санкт-Петербурга уже 2400 коек. То есть, фактически, будет дефицит 2800 коек. Их же никто не примет, или примет для галочки, но до бесполезного упадет качество обслуживания. О чем они там вообще думают?», - недоумевает Вебер.

По его мнению, жизнь многих пациентов 31-й в опасности. Для кого-то потенциальный переезд может стать фатальным. «Очень много больных в этой ситуации смертельно рискуют. Начнем с почечных больных, которые проходят гемодиализ. В этом отделении 22 койки, на которых больница круглосуточно обеспечивает жизнь больных. Эти люди без аппаратуры не проживут и суток, - рассказывает архитектор. - А для того, чтобы перемонтировать аппаратуру для гемодиализа нужно четыре дня. Многие из них выживут? В других больницах тоже есть аппараты, но они все заняты. А как перевезти онкологического больного, когда он сразу к двум капельницам подключен? А большинство из них еще и фонят из-за введенной в организм радиации. А еще, представьте, он в новой больнице будет лежать, а на процедуры его возить в больницу на другом конце города. Как думаете, долго он так протянет?»

Организаторы протеста намерены продолжать пикеты тех пор, пока власти не согласятся сохранить больницу. А если они не согласятся, то протестующие готовы защищать больницу силой. Пока до этого не дошло, координационный штаб планирует в среду массовую акцию на Марсовом поле в Санкт-Петербурге. Полит.ru

Переезд в Петербург Высшего арбитражного и Верховного судов РФ — смертельно опасен. «Кто конкретно ответит за смерть хотя бы одного ребенка?»

 
 

 

22 Января 2013
Поделиться:

Комментарии

— Ежегодно в Петербурге заболевает онкологическими заболеваниями около ста детей, из них половина лечится у нас, — рассказывает Маргарита Белогурова. — За десять лет мы добились снижения смертности с 75 до 25%, у нас действует несколько совершенно уникальных отделений, отлично обученные врачи, развитая система благотворителей. Видимо, люди, решившие расформировать больницу, думают, что это так же просто, как передвинуть кровать. Нет! В случае расформирования больницы будет уничтожена уникальная технология лечения детей, потеряны ценнейшие кадры и связи. При переезде придется выкинуть новое дорогостоящее оборудование, у которого еще не вышел гарантийный срок, — его никто не возьмется демонтировать. Мы утратим интегрированные операционные, сделанные раз и навсегда. У нас уникальная радиоизотопная лаборатория — ее переезд тоже нереален. Все оборудование приобреталось годами. Тратил средства бюджет. Лишь по программе модернизации здравоохранения за последнее время в больницу вложено около 200 млн руб. Помогали благотворители. Покупать все заново — миллиарды рублей. Они есть?

В той ситуации, когда на одно место — два претендента, кто-то должен уйти.

У маленьких, да и у взрослых пациентов ГКБ № 31 сейчас в Петербурге нет вариантов и условий, которые бы заменили им то, что они теряют. А у судей?

«Рубите дверь по мне»

Почему именно эта клиника взята на прицел? Почему Крестовский остров?

Маргарита Белогурова отвечает стихами Евтушенко:

— Первогильдейно крякая,

набрюшной цепью брякая,

купчина раскорякою

едва подполз к стене.

Орет от пьянства лютого,

от живота раздутого:

«Желаю выйти тутова!

Рубите дверь по мне…»

В горздраве настаивают, что предлагали Москве немало альтернатив (клинику МЧС, другие федеральные лечебницы, построить новое здание или выделить землю, в т.ч. — на Крестовском острове). Официально: «межведомственная рабочая группа их рассматривает». Неофициально: «ничего не устроило».

В 2008 году у ГКБ № 31 уже отняли часть территории. На одном земельном участке, рядом с больницей, построили поликлинику и Консультационно-диагностический центр (КДЦ) для обслуживания судей переехавшего в 2008 году в Питер Конституционного суда РФ. Судьи КС поселились в особняках поблизости на том же Крестовском острове. КДЦ оборудовали по последнему слову медицинской техники.

— Почему судьи Верховного и Высшего Арбитражного судов не могут обслуживаться вместе с судьями КС? — не понимают врачи и пациенты. И те и другие иногда вынуждены пользоваться платными услугами КДЦ для судей и знают, что он не загружен работой даже на треть от мощности.

В КС РФ — 19 судей и 200 сотрудников аппарата суда. Врачи уверяют, что это — менее одного участка любой районной поликлиники. По мнению специалистов, если прикрепить к КДЦ КС РФ еще 215 новых пациентов — состав ВС и ВАС РФ, то он может даже не почувствовать этой нагрузки.

Есть и другое мнение. Чиновники от медицины и некоторые главврачи сожалеют, что в Петербурге, который принимает международные экономические форумы и саммиты, до сих пор нет специальной клиники для глав государств, министров, первых лиц нашей страны и иных. Крестовский остров — отличное элитное место. И стрелка уже забита…

Иначе — преступление

21 и 23 января в Петербурге ожидаются массовые митинги в защиту 31-й больницы. Устраивают их родители онкобольных детей, бывшие пациенты клиники, их родственники, но поддерживают и собираются выйти на улицу тысячи петербуржцев. Медики же в тех же числах рассчитывают на встречу и конструктивный разговор с руководством города.

— Мы не цепляемся за стены, — объясняют врачи ГКБ № 31, — но будем сопротивляться до последнего и не променяем наши условия для пациентов на худшие. Под необходимыми требованиями, мы имеем в виду, конечно, не палату и койку, а передовую медицинскую технику, самые современные возможности лечения. Пока есть только два варианта: или нас оставят в покое, или такие условия в Питере создадут. Если уж эта глупость неизбежна, если нужно разрушить с таким трудом созданное, если наше государство настолько богато, что готово потратить несколько миллиардов рублей, — давайте. Постройте нам современный детский онкоцентр, и мы туда тут же переедем. В любом другом случае это будет преступление против детей…

СПРАВКА «НОВОЙ»

Городская клиническая больница № 31 — это многопрофильный стационар на 405 коек, амбулаторно-консультативное отделение на 150 посещений в смену, дневной стационар и поликлиническое отделение на 75 посещений в смену. Лечебные, диагностические и вспомогательные службы больницы располагаются на территории 7,9 га в 4 основных и 6 вспомогательных зданиях. Три из них являются памятниками архитектуры федерального значения. Общая площадь помещений составляет 43 131 кв. м. Основной корпус площадью 38 800 кв. м был построен в середине 1970-х годов и использовался как клиника для партийной элиты.

Лечебно-диагностический процесс сегодня обеспечивают 10 стационарных отделений, 3 амбулаторных отделения с дневным стационаром, 8 диагностических подразделений и 4 специализированных отделения.

Штатное расписание больницы на 01.10.2012 года включает 1394 ставки, в том числе: врачебный персонал — 323,25, средний медицинский персонал — 537, младший медицинский персонал — 291, прочий персонал — 242. В больнице работают 4 заслуженных врача СССР и РФ, 10 докторов и 42 кандидата медицинских наук, 199 врачей и 386 медсестер высшей квалификационной категории.

Новая газета

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-смотри

Архив материалов