Доктор был пьян, ребенок умер

 

Маленького Егорку можно было спасти, но вмешались «обстоятельства»

Следователи Ростовского межрайонного следственного отдела СУ СКР по Ярославской области завершили проверку, в какой мере виноваты медики Борисоглебской центральной районной больницы в скоропостижной гибели 3-летнего ребенка по дороге из Борисоглебского в Ярославль. Возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности».

Егорка Пискарев умер 24-го ноября в реанимации больницы поселка Семибратово. А сознание он потерял в «скорой», которая по распоряжению дежурного в тот день врача-реаниматолога везла его для госпитализации в ярославскую детскую третью больницу. «Скорая», в которой находился больной ребенок, не была полностью оборудована необходимой реанимационной аппаратурой. Экспертиза показала, что у мальчика была менингококковая инфекция, молниеносная форма заболевания, смерть наступила в результате инфекционно-токсического шока, сепсиса.

Как следует из материалов уголовного дела, «развитие заболевания происходило скоротечно».

-Заболевание у малыша развивалось стремительно. Но, как было установлено, дежурный врач не принял никаких мер к немедленной госпитализации ребенка, не вызвал для осмотра врача—педиатра, и сам поставил неправильный диагноз «геморрогический васкулит». Сопровождая ребенка при транспортировке в город Ярославль, не произвел неотложных медицинских мероприятий,- рассказала старший помощник руководителя СУ СКР по Ярославской области Кристина Гузовская.

Кроме того, дежурный врач находился на работе в состоянии алкогольного опьянения. То, что медик был пьян, уже подтвердили эксперты.

Виновата суббота?

Сотрудники Борисоглебского детсада «Звездочка», куда Егор ходил во вторую младшую группу, в шоке от происшедшего. В пятницу, 23 ноября в 17.00, родители его забрали из садика здоровым, а в субботу, 24 ноября, вечером, мальчика не стало.

- Никаких признаков болезни у ребенка не было, - рассказывает корреспонденту заведующая детским садом Татьяна Николаевна Дмитриевская. - Не температурил, аппетит был нормальный.

После смерти Егора детский садик «Звездочка» 10 дней находился на профилактическом карантине.

Корреспондент «СП» связался по телефону с мамой Егора 25-летней Юлией Пискаревой,которая еще не так давно сама работала воспитателем в этом садике. Она до сих пор не может справиться с трагедией, случившейся с ее единственным сыном. Засыпая, видит одну и ту же страшную картину, как ее малыш теряет сознание в «скорой», умирая на ее глазах. Мы поговорили и с гражданским мужем Юлии 22-летним Михаилом Дубовым, для которого Егорка был как родным. Он, Юлия, бабушка Егора Елена Валентиновна Филиппова и все близкие уверены, что ребенка можно было спасти, если бы ему была оказана своевременная квалифицированная медицинская помощь. Но 24 ноября был выходной день – суббота, и в районной больнице находился единственный врач, который был дежурным.

Как рассказал Михаил Дубов, накануне, в пятницу, 23 ноября, они с Юлией, забрав из садика Егора, отвезли его на выходные к бабушке Елене Валентиновне в село Андреевское, находящееся в том же районе.

- Все было хорошо: Егорка бегал, играл, резвился, никаких и признаков не было, что он заболел,- вспоминает Михаил Дубов, - а на следующий день, в субботу, 24 ноября, в 10:30 у Егора поднялась высокая температура + 39.

Елена Валентиновна, обеспокоившись, вызвала фельдшера и в тот час же позвонила дочери.

- Я сразу же села за руль своей машины и поехала из Селище в Андреевское к маме, - рассказала Юлия Пискарева, - приехала около 11 часов утра, - фельдшер был уже там. Сразу же заметила появившиеся на теле и лице Егорки мелкие красные точки. Фельдшер сделал сыну жаропонижающий укол и сказал, что срочно нужно вызывать «скорую». Я позвонила в Борисоглебскую ЦРБ, но мне отказали в вызове. Так и сказали: «У вас в Андреевском есть свой фельдшер, пусть посмотрит».

Фельдшер из Андреевского принял на тот момент единственное решение – выехал сам с ребенком, в сопровождении его матери и бабушки, в Борисоглебскую районную больницу.

- Пока мы в течение 20 минут добирались из Андреевского до Борисоглебского,- продолжает рассказывать Юлия, - Егорка уже весь покрылся крупными посиневшими пятнами. Было видно, что что-то неладное творится с моим ребенком!

В районную больницу они приехали около 19:00 часов. Дежурный врач–реаниматолог Александр Грибков, который, как уже доказано в ходе доследственной проверки, был пьян, решал, что делать. А время шло… Около двух часов малыш пролежал на кушетке, а в это время малышу нужна была срочная помощь. Уже после трагедии медики ЦРБ, проанализировав происшедшее, признают: мальчику нужно было оказать помощь в самой больнице, где есть все оборудование, препараты, либо срочно вызывать бригаду реаниматологов из Ярославля.

Но доктор распорядился иначе – осмотрев Егора, решил госпитализировать его в ярославскую третью детскую больницу. Поэтому ждал машину «скорой помощи», водитель которой живет в Высоково - самом отдаленном населенном пункте Борисоглебского района, откуда добираться надо больше часа. Машину «скорой», как выяснил корреспондент, водитель в выходные и праздники обычно ставит возле своего дома.

Смерть в дороге

А в это время возле здания ЦРБ, как утверждают родные мальчика, простаивала оборудованная машина «скорой» - «газель».

- Мы просили эту машину, - рассказывает Елена Валентиновна, - но нам в ЦРБ отказались ее дать. Объяснили, что эта «скорая» - дежурная по поселку. И вот только через два часа из Высоково приехал другой автомобиль - «УАЗик», который не был полностью оснащен нужной реанимационной аппаратурой.

- Врач нас успокаивал, что с Егоркой ничего страшного не происходит, что нас отвезут в детскую больницу в Ярославле, что там сына вылечат, - рыдает Юлия, - Мы доверились ему – он же доктор! Он как будто не видел, что происходит с моим мальчиком – пятна на теле и лице становились все больше!

«Скорая» из Высоково прибыла в 20:40. Юлия и Елена Валентиновна сели в допотопный с расшатанными дверцами «УАЗ», который только внешне походил на «скорую»: белый цвет, красный крест и мигалки… Егора положили на кушетку. На табуретку рядом с ним сел доктор Грибков.

В дороге малыш начал терять сознание. Нужна была срочно кислородная подушка, аппаратура. Но этого в «скорой» не оказалось. Вся надежда оставалась только на ближайшую больницу в Семибратово, где есть реанимационная палата. Доехав до Семибратово, Юлия с сыном на руках вышла из машины… Доктор Грибков уложив ребенка на кушетку, стал делать ему искусственное дыхание.

… Время, которое Юлия прождала за дверьми реанимации, где собравшиеся врачи-реаниматологи спасали ее сына, для нее было вечностью. Когда дверь распахнулась, она увидела на пороге доктора Грибкова – его лицо было белым как полотно…

Кто виноват, что виновато?

В 21:50 к моргу Ростова Великого Ярославской области, где патологоанатомы вскрыли тело ребенка, уже прибыла милиция, следственно-оперативная группа под руководством Ростовского межрайонного следственного отдела следственного управления СКР по Ярославской области. Были проведены осмотр трупа ребенка, все оперативные мероприятия.

Мама Егорки Юлия Пискарева, бабушка Елена Валентиновна, гражданский муж Юлии Михаил уверяли следователей, что доктор Грибков, исполняя свои врачебные обязанности, находился еще и в состоянии сильного алкогольного опьянения. Это чувствовалось не только по исходившему от него запаху, глазам, но и неадекватному поведению. Он был резок и груб с родными Егора, отталкивал Юлю от сына.

Как прокомментировал корреспонденту «СП» заместитель руководителя Ростовского межрайонного следственного отдела СУ СКР по Ярославской области Сергей Морозов,Александр Грибков в тот вечер отказался от прохождения экспертизы на определение алкогольного опьянения, хотя следователь его направлял на освидетельствование.

- Мы не могли его в принудительном порядке заставить пройти освидетельствование, - пояснил следователь,- потому тогда не было оснований для возбуждения уголовного дела. А когда проводили доследственную проверку, установили, что дежурный врач, действительно, находился в состоянии алкогольного опьянения. Устанавливая точные причины смерти ребенка и выявляя меру ответственности медицинских работников - по халатности ли врачей погиб мальчик, или из-за не оказанной вовремя медицинской помощи, либо была допущена профессиональная ошибка, сейчас выяснили, что смерть ребенка «причинена по неосторожности».

В ходе проверки была назначена сложная судебно-медицинская экспертиза, которая и прояснила всю картину произошедшего. «Меры к доставлению ребенка с места нахождения в лечебное учреждение «Борисоглебская ЦРБ» были приняты через продолжительный промежуток времени – свыше 10 часов с момента обнаружения заболевания, при нахождении ребенка в больнице ему не была оказана адекватная медицинская помощь. Дежурный врач находился на работе в состоянии алкогольного опьянения. После осмотра мальчика он не принял мер к его незамедлительной госпитализации и назначению лечения, не вызвал для осмотра врача-педиатра, поставил неверный диагноз и, сопровождая ребенка при транспортировке в город Ярославль, не произвел неотложных медицинских мероприятий».

3 декабря в кабинете главного врача Борисоглебской ЦРБ Николая Еремина произошел «разбор полетов». Он вызвал на «ковер» весь медицинский персонал больницы, в том числе и врача-реаниматолога Александра Грибкова, который, как выяснилось, живет в Ярославле, а в Борисоглебской райбольнице берет дежурство по выходным и праздникам.

- Скоропостижная смерть ребенка,- это не несчастный случай, это профессиональная ошибка дежурного врача Грибкова, за которую теперь придется расхлебывать не только ему, но и всей нашей районной больнице, – говорит главврач. – Зачем вообще ребенка отправили в Ярославль, когда нужно было оперативно вызывать бригаду медицины катастроф? Грибков не сделал то, что должен был сделать, и этому нет никаких оправданий.

Как сказал главврач ЦРБ, диагноз геморрагический васкулит, который поставил доктор Грибков, оказался ошибочным. Однозначно, что он будет уволен: по какой статье, Николай Еремин пока не знает – это будет решено в результате следствия, которое сейчас проводят следователи. Но это уже Егорку не вернет.

 Ольга Лысенко

Фото: borisogleb.ru/

http://svpressa.ru/society/article/62615/

 

27 Декабря 2012
Поделиться:

Комментарии

Божьев Евгений , 27 Декабря 2012
Да, наша медицина далека от совершенства. Связано это с несколькими причинами: - западное направление медицины представляет человека только как физическое существо; - задачей здравоохранения ставится не здоровье человека, а его временная работоспособность, а после ухода на пенсию, - скорейшая смерть. Наиболее целесообразным представляется восточное мировозрение - оно позволяет адекватно работать с телом и энергией. Не смотря на то, что существует десятки объективных методов регистрации энергетического поля человека, официальная медицина его не признает. До сих пор считается, что энергию мы получаем из пищи. И это несмотря на то, что сотню лет назад физиология доказала, что на пищеварение тратится энергии больше,чем получается. В 1998 году министром Здравоохранения издан приказ, согласно которому признана врачебноцй специальность иглорефлексотерапевт. Во всем мире это называется акупунктурой. Но в нашей стране нет энергии в человеческом теле, поэтому, врач-акупунктурист у нас не балансирует энергию в энергетических меридианах, а воздействует на рефлекторные точки, соответственно совему названию. МАРАЗМ!
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-смотри

Архив материалов