МНЕНИЕ «Навального можно остановить тысячью способов. Но теперь все они — большая политика»

Алексей Навальный объявил о намерении участвовать в президентских выборах 2018 года. Несмотря на то, что обычно кампании кандидатов начинаются за год до выборов, команда Навального уже сформировала предвыборный штаб, а тот уже запустил сайт «Навальный-2018», открыл сбор средств и ищет волонтеров. Сам Алексей Навальный в видеообращении к своим сторонникам рассказал о долгих раздумьях, предшествующих решению о выдвижении. Но больше сомнений у него нет.

«Размышления мои были даже не о том, как сложно в современной России вести кампанию против действующей власти. Я думал о том, будет ли это полезно для всех, будет ли это хорошо для страны, для общества и государства, для каждого конкретного человека, включая тех, кто не разделяет мои идеи, если я пойду на эти выборы. Смогу ли я и те, кто поддержит меня, сделать Россию лучше участием в выборах. И я пришел к выводу, что да, я приму участие в борьбе за пост президента России», — сказал Навальный.

Прямо сейчас Алексей Навальный — не только предполагаемый кандидат в президенты, но и фигурант нового уголовного дела. Ранее как раз смысл возобновившкгося процесса по делу «Кировлеса» в Ленинском суде Кирова Навальный называл лишение его возможности избираться (это запрещено по российскому законодательству).

Напомним, в ноябре этого года Верховный суд, согласившись с ЕСПЧ, отменил предыдущее решение суда в отношении Навального и Петра Офицерова, материалы дела отправились на пересмотр и, если верить позиции защиты обвиняемых, дело идет точь-в-точь, как и в предыдущий раз, то есть кончится обвинительным приговором.

Но пока это лишь прогнозы.

А на президентские выборы Навальный собирается идти в качестве самоводвиженца. Это означает, что для регистрации ему предстоит заручиться поддержкой 300 тысяч граждан, причем в каждом субъекте России нужно набрать не менее 7500 подписей.

В Кремле на решение Навального баллотироваться отреагировали сухо. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков ответил на соответствующий вопрос журналиста одним словом: «Никак (не относимся)».

«Новая» расспросила политологов о шансах Навального на президентских выборах, о его возможных соперниках и союзниках и факторах, которые могут помешать оппозиционеру стать кандидатом в президенты России.

Что теперь будет с процессом по делу «Кировлеса»?

Дмитрий Орешкин: Навальный человек очень разумный и поэтому взвешивал это заявление, и я думаю, что этот ход скорее усиливает его позицию, чем ослабляет. Если  потенциального кандидата в президенты загнобят, то реакция и международного сообщества, и внутри страны будет другая, в том числе и по его судебному делу. Это будет означать, что судят потенциального участника президентской гонки.

Екатерина Шульман: Заявление Навального ставит суд и тех, кто может влиять на суд, в коридор возможностей: либо они разрешают его участие в президентских выборах, либо запрещают. Это и есть проактивная деятельность — когда ты, обладая меньшими ресурсами, чем твои контрагенты, действуешь так, что они отвечают на твои действия, а не ты — на их. Приговор сразу задаст повестку предстоящей выборной кампании в том направлении, в каком Навальному это нужно, а не как ее мог планировать новый внутриполитический блок президентской администрации.

Глеб Павловский: Это заявление является самостоятельным политическим ходом, и до избирательной кампании дело вообще может не дойти. Важно, что этим заявлением Навальный обеспечил себе лидерство в политическом периоде, который начинается в этом году и будет продолжаться до президентских выборов. Он — лидер переходного периода и хозяин повестки дня. Он обозначил свое намерение стать президентом, и теперь он первый, ведь Путин еще не обозначил намерение, никто не обозначил. Навальный как бы задает темп, указывает направление. Это лидерская позиция в политике.

На суде он теперь значительно более серьезная фигура, чем раньше. Я думаю, это исключает возможность какого-то случайного решения по его делу. Он теперь уже точно в личной номенклатуре Путина. Я думаю, он и раньше в ней был, но сегодня фактически только Путин может принять решение, как с ним быть. Это укрупнение позиции. Мы живем в России, и Навального можно остановить с помощью власти тысячью способов, напасть на него, посадить в тюрьму... Но это другой вопрос, все эти действия против него будут бить против кандидатов в президенты, вот в чем новизна политического момента.

А каковы вообще шансы Навального на президентских выборах?

Дмитрий Орешкин: Он активный и любит сам диктовать условия игры.  Он ставит перед Администрацией президента задачи, и она теперь будет решать: допускать или не допускать (если не допускать, то на какой фазе), сажать или не сажать. Предсказывать бесполезно. Зависит от того, какие мысли — условно — в пяти черепных коробках. Может они попробуют сделать то, что было на выборах 2013 года в Москве, когда Навальному, наоборот, помогли участвовать — и тогда он хорошо выступил, но все равно победил кто надо.

На федеральном уровне Навальному будет гораздо труднее, и это все понимают. Там он известен намного меньше: его нет в телевизоре и, следовательно, нет в голове страны. Даже та часть, которая в интернет ходит, тоже не сильно интересуется политикой и Навальным.

Думаю, если ему не будут сильно мешать, даже 10% получить будет трудно.

С другой стороны, он дико талантливый политик в плане общения с избирателем. Он может сделать то, что никто другой на его месте бы не сделал. Кремлевские стратеги должны принимать сейчас решения, но резких решений, я думаю, не будет. Внешне это не будет проявляться никак, но внутри они уже думают, как быть.

Навальному нужно 4 типа ресурсов: первый — административный — вряд ли в его ситуации будет, второй — денежный — тоже трудная ситуация, потому что втемную он финансироваться не может, а в открытую ему мало кто согласится дать, потому что страшно, третий — организационный — здесь тоже слабовато, потому что пока в регионах у него нет серьезной сети, а последний — медийный — и я сильно сомневаюсь, что его пустят на телевидение, а значит, ему волей-неволей придется работать в интернете.

В Москве он мог по несколько митингов в день проводить, и ему не мешал административный ресурс, а в регионах ему мешать будут однозначно: то не дадут приехать к месту встречи с избирателями, то свет отключат, и все в этом духе. Ну и не наездишься — 85 субъектов федерации.

Так что, у него тяжелая ситуация. И именно поэтому не очень понятно как будет реагировать Кремль. Могут подумать: почему бы парню не дать пробежаться, чтобы он получил свои небольшие проценты, и после этого будут сняты все вопросы.

Екатерина Шульман: Навальный пропустил последние парламентские выборы. Тень поражения, общего лузерства, под которым прошла и закончилась кампания, его не коснулась. С точки зрения политической тактики это был очень грамотный шаг. Известно, что в администрации президента обсуждаются варианты того, как привлечь людей на выборы и придать им легитимности. Один из них — это реальная конкуренция с сильными кандидатами, а не с теми, кто по 20 лет подряд выдвигается. Теперь будут только два сценария — с Навальным и без Навального.

Глеб Павловский: Сейчас Навальный — самая сильная политическая фигура в стране. Сегодня обсуждать надо новую сцену, на которую вышел пока один человек. Он провел черту, сказал: «Все, закончилась предыдущая эпоха, мы вступаем в эпоху, когда Путин уходит». Навальный занял то место, куда вынуждены будут выйти другие. Это поле реальных проблем страны, потому что Путин действительно, так или иначе, будет уходить. И поэтому нужна ясность по тому, что будет делаться после его ухода.

Навальный в каком-то смысле приобрел временную эквивалентность Путину. В качестве человека, который предлагает программу, стратегию на будущее.

А дальше он не сможет с этим справиться, начнет суетиться, и опять съедет на уровень Явлинского, который тоже когда-то был крупной фигурой.

Любое заявление о намерении бросить вызов Путину в 2018 году — это оппозиционное заявление, даже если с ним выйдет Медведев. Может быть, если человек опоздал на поезд, это является его преимуществом. Навальный не участвовал в последних выборах и благодаря этому он не делит с другими оппозиционными силами ответственность за неудачу. Это сейчас превращается в его ресурс.

Может ли Навальный стать единым кандидатом от оппозиции?

Дмитрий Орешкин:  Тут, конечно, стоит проблема у Григория Явлинского, потому что Навальный набирает раза в три больше него. Просто потому что он новый, а Явлинский старый — и я не возраст имею ввиду, а то, что он в ментальности избирателей привязан к девяностым. Хорошие или плохие дела, правильно или неправильно он себя вел — уже неважно, это просто вчерашний день. И пусть Навальный даже говорит то же самое, хотя он говорит это жестче, точнее, конкретнее, как ни крути, у него 3:1 по отношению к Явлинскому. Что Явлинский, что Касьянов — они уже слишком долго, и к ним у избирателя будет такое отношение «вы, ребята, уже 25 лет на глазах у нас маячите». Навальный — новый. Но другой вопрос, как он эту карту сможет разыграть.

Екатерина Шульман: Важна поддержка тех, кто обладает ресурсом. А оппозиция сейчас не в том состоянии. «Парнас» — не видно, ресурс «Яблока» — в основном, это региональные отделения, но они не продемонстрировали на прошедших выборах какую-то способность к мобилизации.

Глеб Павловский: Конечно, оппозиция может его поддержать, но это не будет вообще никого интересовать в 2018 году. Да и сегодня. Это все будет борьба внутри 1%. Они будут важны, может быть, если Навального власть уберет от выборов. Но даже в таком случае власть не сможет его лишить доминирующей позиции, если он сам не сделает каких-то ошибок.

https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/12/13/70893-navalnogo-mozhno-ostanovit-tysyachyu-sposobov-no-teper-vse-oni-bolshaya-politika

13 Декабря 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-смотри

Архив материалов