Ночь, улица. И нет аптеки

 

Если плохо человеку, он торопится в аптеку. Такой стишок учат детишки в садике. К сожалению, реалии таковы, что сегодня человеку может стать плохо именно в аптеке. За считанные месяцы рост цен на лекарства составил в среднем 15 процентов, в том числе на жизненно необходимые препараты.

 

Это признает даже министр здравоохранения Вероника Скворцова, которая, не теряя оптимизма, заверила общественность, что государство жестко контролирует цены и намерено до 1 июля пересмотреть систему ценообразования на лекарства. Кроме того, готовится решение о создании сети государственных аптек, которые, по замыслу, будут по номенклатуре важнейших препаратов дешевле частных приблизительно на четверть.

 

Этот рецепт вызывает большие сомнения. Ведь уже есть муниципальные аптеки, где дают скидки льготникам и торгуют дешевыми российскими лекарствами. Цены в муниципальных аптеках растут не менее стремительно и неудержимо. Механизма сдержать рост цен в аптечной сети в условиях кризиса пока не существует, все способы – нагрузка на бюджет.

 

Кстати, сколько потребуется государственных аптек? При норме одна аптека на 10 тысяч городских жителей и на 5 тысяч сельских по всей стране надо будет открыть 18 тысяч новых аптек. В бюджете, который секвестируют каждые две недели, такой статьи не предвидится. Кредиты при нынешней ставке рефинансирования любой аптеке не по карману. И очевидно аптека эконом-класса не потянет аренду. Расходов тьма: кто заплатит, например, за оборудование помещения для хранения обезболивающих лекарств, что обходится минимум в 300 тысяч рублей?

 

Будущее российской фармацевтической отрасли видится во все более мрачных тонах. Мы утверждаем, что развиваем медицину и заботимся о здоровье нации, но производим лекарств на душу населения в 66 раз меньше, чем США, в 31 раз меньше, чем Германия. Это отставание качественно больше, чем в других отраслях, что говорит о наплевательском отношении к отрасли. В точности по Блоку:

 

Ночь, улица, фонарь, аптека,

 

Бессмысленный и тусклый свет.

 

Живи еще хоть четверть века –

 

Все будет так. Исхода нет.

 

Невозможно представить зрелого человека, который никогда не заходил бы в аптеку. Даже если по врачам не ходишь, все равно в аптеке бываешь. Нам кажется, что аптеки были всегда. Но первые аптеки появились в Багдаде в VIII веке, это одно из достижений арабской цивилизации. И с тех пор во все времена аптеки были частными. Впервые государственные аптеки появилась благодаря декрету Ленина. 75 лет у нас существовала монополия на торговлю лекарствами. Ни к чему хорошему это не привело. Россия по потреблению лекарств на душу населения даже в период экономического бума в середине 2000-х годов отстала от среднемирового уровня в три раза.

 

Советская аптека – одно из самых убогих заведений эпохи. По мировому опыту средняя рентабельность продаж в аптеках – 17 процентов. Министр здравоохранения Вероника Скворцова до кризиса говорила, что необходимо ограничить рентабельность аптек уровнем в 30 процентов. В 2000-е годы аптечная сеть в России росла рекордными темпами, быстрее любой отрасли, но глубокий кризис был предопределен и неизбежен. Диагноз схож с кризисом других отраслей, где в тучные годы не заглядывали в будущее.

 

Высокие цены на лекарство – в первую очередь следствие того, что в России фармацевтическая промышленность фактически разрушена. Крупных компаний нет, мало-мальски доходные принадлежат иностранцам. За 10 лет доля отечественных производителей на российском рынке сократилась с 30 до 15 процентов. Даже в государственных закупках доля отечественных препаратов оценивается в мизерные три процента. Российские препараты примитивны, доля добавленной стоимости в них минимальна, поскольку инновациями в России практически не занимаются. На исследования новых препаратов наши компании тратят все вместе $20 млн. Одна швейцарская фирма "Новарис" – $7 млрд. В итоге львиная доля современных препаратов в наших аптеках – это импорт.

 

А ведь за рубежом аптека для экономики – золотое дно. Не случайно на долю мирового лидера, США, приходится 60 процентов новых препаратов. Из всех секторов американской экономики на фармацевтику приходится больше всего рекламы, промо-акций и лоббирования во властных структурах. Отношение к фармацевтической отрасли как к локомотиву экономики в развитых странах является нормой. Фармацевтическая промышленность пользуются огромными преференциями и налоговой поддержкой. В США у нее масса льгот на местном и федеральном уровнях. Например, штат Техас только в 2007 году выделил биотехнологическим лабораториям $1 млрд. Штат Нью-Йорк финансирует 20 образовательных учреждений в области фармацевтики.

 

Провал в российской фармацевтической промышленности – не стихийное бедствие. Эта отрасль, наряду с ядерной энергетикой, энергосбережением и аэрокосмической промышленностью, стала одним из приоритетных проектов при президенте Медведеве. Призвали лучшие умы — и в 2010 году была утверждена программа развития до 2020 года. Благих намерений — море, но дело не сдвинулось, кризис накрыл аптеки с головой.

 

Доля российских инновационных препаратов на фармацевтическом рынке – всего три процента. Российские фармакологические компании практически не экспортируют продукцию. На их долю приходится 0,04 процента мирового рынка. Это стыдно. Экспорт Индии, которая недавно стартовала с нуля, — в 15 раз больше, чем у России.

 

Погубить фармацевтическую промышленность – это надо додуматься. Прихлопнуть аптечную сеть – надо суметь. Кризис управления дошел до опасной черты. Зависимость России от лекарственного импорта настолько глубока, что ставит под угрозу качество жизни, здоровье нации и безопасность страны.

 

Государственная аптека и регулирование цен – это борьба со следствием, а не с причиной. Все равно, что лечить не грипп, а красный нос и головную боль.

 

Сергей Лесков

http://www.rosbalt.ru/blogs/2015/03/03/1373760.html
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/blogs/2015/03/03/1373760.html

4 Марта 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-смотри

Архив материалов