«Ополченцы заходят в дома и находят стариков, умерших от голода»

Гуманитарная помощь из России не спасает Донбасс от гуманитарной катастрофы. Возможно, часть просто разворована

 

 

 

В небольших городах и селах Донбасса начался голод, а жители и командиры задаются вопросом, куда делась помощь, которую регулярно отправляют в гуманитарных конвоях. Фуры приходят постоянно, но кто получает «гуманитарку», неизвестно: схема непрозрачная. Znak.com выяснял судьбу гуманитарных конвоев.

 

Всего «гуманитарных конвоев», больших белых фур с продуктами, лекарствами, непродовольственными товарами для жителей Донбасса из Москвы отправляли тринадцать, последний прибыл на Украину в начале февраля. При этом распределения гуманитарной помощи журналисты не видели.

 

Специальный корреспондент ИД «КоммерсантЪ» Илья Барабанов побывал на складах, где хранится помощь из «гуманитарных конвоев».

 

«Гуманитарную помощь присылают многие. Но, к примеру, «гуманитарку» от Ахметова (Ринат Ахметов – крупный угольный промышленник Донбасса, – прим. ред.) раздают сразу в пакетах, фасованную, лично в руки по заранее составленным спискам. Тут схема понятная, простая. А вот из России гуманитарная помощь идет нефасованная, в больших мешках или ящиках. Когда приходит «конвой», его отправляют на  пригородный склад, например, в Макеевку. Половина из того, что везется – это не продукты, а лекарства или, например, окна для разрушенных зданий, электрооборудование. Я был и на продовольственном, и на непродовольственном складе, где разгружали конвои. Но куда потом эта помощь распределяется, никому неизвестно. Говорят, она расходится в школы, больницы, но не знаю, правда ли это», – сказал Znak.сom Барабанов.

 

Известный ополченец с позывным «Моторола» сказал Znak.сom, что полевые командиры живо обсуждают тему воровства гуманитарной помощи со стороны чиновников, а местные жители даже не знают, где она раздается.

 

«Как происходит распределение гуманитарной помощи? По договорённости, всё, что приходит через российское МЧС, распределяется через официальные структуры: министерство здравоохранения (больницы), министерство образования (школы, детские сады) и через министерство труда и социальной политики (социальные столовые, льготная категория граждан). В первую очередь гуманитарная помощь идет в социальные  учреждения и гражданам, которые попали в льготную категорию. Для остальных граждан созданы пункты раздачи, но, со слов местных жителей, они даже не знают местонахождение этих пунктов. Таким образом, огромное количество людей, не попадающих в льготную категорию (многодетные семьи, матери-одиночки, люди преклонного возраста, не работающие, но и не достигшие пенсионного возраста), не видят помощи и не получают гуманитарный груз. Для оказания адресной помощи всем нуждающимся необходима гуманитарная помощь, которую собирают благотворительные организации в России», – объяснил «Моторола».

 

Ополченец сказал, что распределением гуманитарной помощи в ДНР занимается специальный комитет по госрезерву и гуманитарной помощи, созданный Верховным советом Донецкой народной республики. Депутаты проголосовали за вхождение в этот комитет трех представителей Верховного совета ДНР. В ЛНР создан Центр управления восстановлением (ЦУВ).

 

На вопрос Znak.сom о том, появляется ли потом гуманитарная помощь в продаже и кто контролирует чиновников, «Моторола» пояснил, что «гуманитарные конвои приезжают, но гуманитарная помощь не доходит».

 

«Одно – привезти помощь, и совсем другое – честно распределить её. Складывается впечатление, что Москве вообще безразлична судьба конвоев. Чиновники это чувствуют и не стесняются мошенничать. Лично у меня нет документальных доказательств, что «гуманитарка» воруется. Но, со слов Мозгового, Дрёмова, других командиров, да и просто мирных граждан, уровень воровства зашкаливает. В принципе, и мне есть что рассказать об опыте работы с Минздравом ЛНР. Если кратко, то груз, который мы отправили через официальный Луганск, уже полтора месяца лежит на складе Минздрава и не отдаётся получателям. Но нам повезло, что вопросом заинтересовалась известная передача «Первого канала», и Минздрав ЛНР явно засуетился, начал выдавать грузы получателям. Без поддержки СМИ, боюсь, что мы имели бы первый в нашей истории случай пропажи груза. Больше никаких гуманитарных дел с официальным Луганском мы иметь не будем. Как отправляли свои грузы под защитой ополчения, так и будем. Для сравнения, при такой схеме товары доходят до конечных получателей за 3-7 дней. Ни одной коробки при этом ни разу не пропало, и были отсняты все видеоподтверждения», – рассказал ополченец.

 

«С самого первого гуманитарного конвоя, прибывшего на Донбасс, в прессе и Интернете стали появляться статьи о том, что груз разворовывается, продается в магазинах и на рынках. Правоохранительные органы ДНР и ЛНР часто получают информацию и заявления о том, что в той или иной торговой сети зафиксирована продажа гуманитарной помощи и соответственно расследует такие заявления. Продукты питания российских производителей свободно выставлены на прилавках магазинов. Большинство «гуманитарки» в ЛНР идет на рынки, а не в магазины, так гораздо проще реализовать», – добавил «Моторола».

 

Он надеется, что порядок с распределением груза гуманитарного конвоя наведет комиссия российского правительства по оказанию гуманитарной помощи Донбассу.

 

Примерно о том же говорит и ополченец Александр Жучковский: у жителей ЛНР и ДНР есть общее мнение, что часть гуманитарной помощи из России была разворована.

 

«Во-первых, гуманитарная помощь выдается очень маленькими, символическими порциями. Во-вторых, организация выдачи плохая, бедствующие жители Луганска жаловались, что остались без нее. В-третьих, помощь выдается в основном в Донецке и Луганске, а в прочие населенные пункты, страдающие в разы больше, ничего не доходит. В-четвертых, хотя лично я не видел гуманитарной помощи на рынках, свидетельств этого слишком много, чтобы их игнорировать. Грузовиками занимается администрация республик. Я слышал после многих жалоб, в том числе после предновогоднего выступления Дремова с обвинениями в разворовывании гумпомощи, из Москвы приехали люди для проверки и контроля ситуации, о результатах мне неизвестно», – рассказывает ополченец. По его словам, «гуманитарная ситуация ужасающая, особенно вблизи к линии фронта». «Гумконвои не способны переломить эту ситуацию, тем более что динамика отрицательная – грубо говоря, сегодня помогли тысяче человек, а завтра пострадало две тысячи», – поясняет Жучковский.

 

Корреспондент Znak.com задала вопрос о происходящем осведомленному источнику, близкому к кремлевским чиновникам, курирующим отправку гуманитарной помощи на Донбасс. Он заявил, что в Москве о воровстве знают.

 

«Разворовали очень много. Например, в одном из «конвоев» были окна для больниц и школ, взамен тех, что выбили под обстрелом. Насколько мы знаем, их так и не поставили. Кулуарно был крупный скандал – Москва потребовала, чтобы отныне – то есть с января – распределением гуманитарной помощи и контролем за этим занимался лично глава ДНР Александр Захарченко», – пояснил источник издания.

 

Глеб Корнилов – координатор Фонда помощи Новороссии и Донбассу. Его организация собирает пожертвования и гуманитарную помощь от частных лиц. Он рассказал Znak.сom о том, как его фонд контролирует доставку гуманитарной помощи, и о том, что, по свидетельству полевых командиров, до небольших городов помощь из «гуманитарных конвоев» не доходит в принципе, а в деревнях люди умирают от голода.

 

— Мы с первых же дней решили проблему контроля за распределением наших грузов. Мы помогаем адресно, по запросу, минуя любых политических посредников. Например, выходим на контакт с домом ветеранов или с больницей, получаем от них список необходимого, формируем груз, высылаем. При доставке они записывают видеоподтверждение и список полученного, после чего мы его сверяем с ними. За шесть месяцев работы у нас не пропала ни одна коробка.

 

— Каким организациям вы помогаете?

 

— В основном, социальным. Детским организациям, ветеранам, больницам, иногда даже храмам через нас идет помощь от российских церквей. Ополченцам помогаем через полевых командиров, но только разрешенными вещами – продовольствием или средствами защиты.

 

— Что говорят командиры и местные жители о воровстве «гуманитарных конвоев» вам?

 

— Командиры и местные жители в один голос говорят, что конвои разворовываются, причем в колоссальных масштабах. Если собрать общую информацию, то получится, что разворовали большую часть – чуть ли не девять конвоев из десяти. Причем если в Донецке и Луганске люди что-то еще получали – примерно пакет в месяц и только строго ограниченному количеству людей (старикам старше 70 или многодетным матерям), то до небольших городов не доходит ничего. Алексей Мозговой сидит в Алчевске, они ничего не получили от «гуманитарных конвоев», Павел Дремов в Первомайске тоже ничего не получал – я имею в виду, не получали простые люди и учреждения. Ситуация ужасная, при этом есть свидетельства продажи гуманитарной помощи на рынках. Мы сейчас собираем доказательную базу этого, чтобы заняться проблемой вплотную. Такие случи дискредитируют и нашу деятельность тоже – людей, которые готовы помогать, не так много, и они должны знать, что их помощь дойдет до адресата. В «гуманитарных конвоях» ведь находилась не только помощь именно от государства, но был груз и от простых людей, от небольших фондов. Это воровство даже не у России, а у населения.

 

— Вы отправляете гуманитарную помощь в небольшие города? Как там вообще люди выживают?

 

— Ситуация тяжелая. Например, отправили груз для дома ветеранов в одном небольшом городе. Там смертность за 2014 год увеличилась втрое. Где были эти «Камазы», когда старики умирали от голода? В селах и деревнях ситуация еще хуже. Ополченцы рассказывали, что есть деревни, куда они приходили и находили на кроватях трупы стариков, пожилых пар, умерших от голода. И это в XXI веке! Если честно, я не понимаю, почему наша страна пустила ситуацию с конвоями на самотек.

 

— А командиры не пытались решить ситуацию, повлиять на местные власти?

 

— Пытались, конечно. Они записывали обращения, сперва – свои, потом – жителей, но все бесполезно. Собираются «конвои», снимается красивая картинка, а до людей ничего не доходит.

 

Znak.com получил комментарии и у официальных лиц Донбасса, они факты коррупции отрицают.

 

Замминистра по социальной политике ДНР Сергей Третьяков сказал изданию, что слухи о воровстве гуманитарной помощи из конвоев распространяют некомпетентные люди. «Распределением занимается Центр управления восстановлением ДНР. Слухи могли пойти, потому что гуманитарную помощь по большей части передают в различные учреждения, а не частным лицам – детские дома, больницы, дома престарелых», – сказал Третьяков.

 

Представитель ДНР в России Андрей Родкин также сказал, что лично ему о случаях воровства гуманитарной помощи ничего не известно.

 

 

 

Екатерина Винокурова

Фото — РИА Новости / Сергей Пивоваров

http://znak.com/moscow/articles/12-02-17-14/103550.html

12 Февраля 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-смотри

Архив материалов