Рок изобилия. Гуляем как в последний раз

Рок изобилия
фото: Алексей Меринов
 

По Земле шагает «праздничный сезон». В Европе он продолжается весь декабрь, в Америке длится гораздо дольше: на дальних подступах этот «сезон» открывает праздник страшилок Хэллоуин (31 октября), потом его продолжает День благодарения (27 ноября), затем его подводит к пику Рождество (25 декабря) и завершает Новый год. В России гуляют «по-американски с плюсом»: празднуем всё подряд, а после Нового года еще и долго от этого отдыхаем.

«Праздничный сезон» — это не столько празднование, сколько безудержный шопинг. «Примета времени» — толпы людей, увешанных пакетами с товаром, — наблюдается даже в сдержанной Европе, а уж в беспредельно-потребительской Америке просто караул: автострады забиты, парковки переполнены, шопинг-моллы гудят как пчелиные ульи...

А что в России? Да примерно то же, что в Америке. Невзирая на все проклятия в ее адрес, мы позаимствовали у нее очень многое: от праздничной атрибутики до многочасового времяпрепровождения в шопинг-моллах. В Москве и других крупных городах есть торговые центры, блеск и размах которых оставляет в пыли американские. Ну, может, не все — в Калифорнии я видел красоту и похлеще, — но большую часть. В эти дворцы потребления люди приходили семьями, дружескими компаниями; приходили надолго, тратили много. Получали удовольствие по всем азимутам: шопинг, суши, мороженое, кофе, кинотеатр IMAX с попкорном... Повествование ушло в прошедшее время по известной причине — политика сейчас стремительно выбивает из рук массового потребителя атрибуты среднего класса: айпад и айфон, кружку настоящего немецкого пива, авиабилет в Париж, ключи от новенькой иномарки. Пей, брат, «Жигулевское», отдыхай в Крыму, катайся на «Ладе-Калине» (на ней кое-кто покруче тебя ездил). И шагай, земляк, на вещевой рынок где-нибудь на дальней окраине...

До нынешнего кризиса в России, по примеру тех же американцев, постоянно и повсеместно была распродажа, пресловутый sale. Теперь, когда объятый паникой народ сметает с полок все подряд, чтобы во что-то вложить обесцененные деньги, можно обойтись без вывески «Распродажа». У нас теперь не просто sale, а super sale. Причем без агитации и мобилизации — добровольно, как водится, и с песнями. Слова — народные, часто бранные. Кто-то адресует их родной власти, которая в разгар «праздничного сезона» поломала кайф (а может, даже сломала хребет) нарождающемуся среднему классу. Но если верить соцопросам, народный гнев в большей степени обращен за пределы Родины, в заокеанскую даль, откуда исходят происки против вставшей с колен России. Это они настропалили «хохлов» на повторную «оранжевую революцию», они душат нас санкциями, они обрушили цены на нефть, они подорвали наш рубль. А теперь злорадствуют: как, мол, хорошо, что русским плохо!

Можно опустить аргументы и контраргументы, касающиеся вопроса «кто виноват?», — пусть каждый из читателей ответит на него в меру своего разумения. Поговорим о другом — действительно ли американцы скрашивают свой «праздничный сезон» злорадством по поводу происходящего в России?

Чтобы не тянуть кота за хвост, скажу сразу: в Штатах в последнее время говорят и пишут о России очень много, но не со злорадством, а с глубокой тревогой. И не за Россию, а за себя.

Вот, например, на этой неделе в Вашингтоне прошло заседание совета управляющих Федеральной резервной системы (центробанка) США. И даже там не обошлось без упоминания России: председатель ФРС Дженет Йеллен сказала, что Федрезерв внимательно следит за событиями в России, хотя пока и не видит в них потенциальной угрозы для американской экономики. Ну а уж в американских СМИ Россия сейчас постоянно в топ-новостях, чего раньше никогда не бывало. В телерепортажах и газетных статьях многочисленные эксперты, не обремененные, в отличие от г-жи Йеллен, обязанностью успокаивать страну и мир, высказывают серьезные опасения насчет возможных последствий российского кризиса.

Так, видный специалист по развивающимся рынкам Чарльз Даллара, который имел близкое отношение к урегулированию российского дефолта 1998 года, в интервью телекомпании CNBC говорит: «Российская сумятица потенциально может перекинуться на другие развивающиеся рынки — например, Бразилию, Турцию... Речь идет о возможности целого комплекса быстрых и сложных процессов в рамках широкой сферы развивающихся рынков. Они могут повлиять и на выздоровление американской экономики».

А главный директор по инвестициям чикагской компании Heritage Capital Management Дэвид Моннинг пишет на сайте Market Intelligence Center: «Забудьте про нефть, главное сейчас — Россия». И поясняет: в России рухнула не только валюта, но и биржа, а нам, живущим в Америке, до этого есть дело, потому что может повториться 1998 год и даже случиться что-то похуже.

Эксперт напоминает, что в 1998 году «Россия не смогла платить по долгам, и... вскоре после этого оказался на грани банкротства один из крупнейших в мире хедж-фондов — Long Term Capital Management: Уолл-стриту пришлось его спасать». (У этого фонда были крупные вложения в российские бумаги.) И биржа в Нью-Йорке отреагировала соответственно: она едва не погрузилась в затяжной спад.

Сегодня, продолжает Моннинг, мировая экономика находится в нестабильном состоянии, и происходящее в России «может затронуть валюты, биржи и кредитные рынки... вызвав кризис... И никто не знает, во что это выльется». Американская экономика — одно из немногих светлых пятен на сплошь черном фоне глобальной экономики, но и она может не выдержать, когда все кругом переживают спад (как Япония), балансируют на грани рецессии (как Европа и Россия) или в лучшем случае замедляются (как Китай).

Но ведь на дворе «праздничный сезон»: не будем нагнетать панику, будем проявлять оптимизм и, глядя на полстакана, говорить, что он наполовину полон. Даже американская газета The Washington Post, созерцая российские беды с берегов Потомака, отмечает, что у экономики России есть запас прочности, созданный за годы высоких цен на нефть: «Четвертые по величине в мире валютные запасы, которые в начале этого месяца составляли $416 млрд (в этом году они сократились на $80 млрд)».

А что народ (американский)? По поводу России безмолвствует? Отнюдь! В нью-йоркских или вашингтонских ресторанах и офисах вы услышите массу разговоров, в которых фигурирует слово Russia — что раньше, опять же, было крайне редким явлением (американцы не сильно интересуются международными делами). В этом году Россия всерьез занимает американские умы — сперва своей политикой (Крым, Украина), а теперь и экономикой. Причем экономика привлекает больше внимания: народ уже понял на своей шкуре, что такое глобализация. Когда звонишь в какую-то компанию в Сан-Франциско, а отвечает секретарша, сидящая в Бангалоре (Индия), это дает моментальное понимание взаимозависимости всех стран. Когда увольняют американских программистов, а на их место берут более дешевых белорусов, это заставляет узнать, что есть такая страна — Belarus.

На сегодня американский народ «гуляет по буфету»: цены на бензин падают все ниже, инфляция держится на двухпроцентном уровне, безработица уменьшается, экономика растет, «праздничный сезон» продолжается! Что ж, гуляйте, янки, пока не грянула очередная «великая рецессия», как в 2008 году: многие экономисты предсказывают ее скорое возвращение. В России тоже еще совсем недавно гуляли... Как тут не вспомнить любимого мною Тимура Шаова:

Бывали дни веселые — гулял я, молодец.

Тихонечко, легонечко подкрался к нам амбец.

И рог изобилия, из которого сыпались смартфоны, лобстеры и поездки в Венецию, превратился в рок изобилия, на которое теперь нет денег.

Но, как говорится, «жизнь полосатая». С наступающим Новым годом — пусть он принесет светлую полосу вопреки апокалиптическим прогнозам!

19 Декабря 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-смотри

Архив материалов