Жизнь в депрессии и изоляции

Росбалт
 


Подробнее:http://www.rosbalt.ru/piter/2014/10/10/1325652.html

 

 

 

 

 

 

Около 30% россиян на протяжении жизни страдают депрессией. Заболевание это коварное — из-за него может развиться гипертония, ишемическая болезнь сердца, инсульт и даже рак. О причинах депрессии и способах ее лечения в интервью "Росбалту" рассказал главный психотерапевт комитета по здравоохранению, вице-президент Российской психотерапевтической ассоциации Владимир Курпатов.

 

— Почему людей, страдающих от депрессии с каждым годом все больше?

 

— Мы отрываемся от природы, много времени проводим за компьютерами и телевизорами. С точки зрения эволюции — это неестественный образ жизни. К тому же темпы жизни ускоряются — мы говорим быстрее, чем раньше, используем смайлики, чтобы быстро передавать эмоции. Жизнь в таком ритме истощает.

 

Вторая проблема — она характерна для всего развитого мира — перфекционизм. Человека с детского сада побуждают быть лучшим, в него закладывают такую соревновательность и агрессивность, что он все время спешит и суетится. Здесь есть две крайности — перфекционисты — те, кто успешно справляются с поставленной целью — зубрят, учатся, хорошо одеваются, водку не пьют, наркотики не принимают. В итоге становятся 100% карьеристами и нашими клиентами, потому что они себя истощают, у них нарушается сон, появляется депрессия.

 

Вторая группа — это те, кто с трудностями не справляется. Либо из-за психологических проблем, либо из-за недостатка денег в семье. Ведь бедный человек зачастую не может нормальное образование получить. И эти молодые люди становятся пофигистами, с точки зрения общества они — бездельники. Курят, пьют, болтаются, ходят на футбольные матчи. Это асоциальные элементы. И они тоже становятся нашими клиентами. С ними мы работаем как с зависимыми от психоактивных веществ.

 

— Как можно решить эту проблему?

 

— Эти вопросы должны решаться на государственном уровне — снизить расслоение по финансам, дать людям общее образование, работу. С трудоустройством сейчас дело совсем похабно обстоит. Раньше человек, закончивший учебное заведение, получал распределение на работу. Сейчас этого нет. Многие молодые люди не устроены...

 

Проблемы также исходят из семьи. Молодые люди индивидуалисты, они агрессивны. Формируется такая идеология: ты сам за себя, ты никому не должен. Раз ты никому не должен — тебе тоже никто не должен ничего. Пострадал институт семьи, а значит, и психика. Если нет семьи, нет доверительных, близких отношений, нет совместного решения задач, общего переживания, поддержки. Конечно, это приводит к тому, что люди чаще страдают от тревожно-депрессивного расстройства.

 

— Можно говорить о том, что для русского человека в силу национальных особенностей характерна склонность к депрессии? Есть ли какая-то "русская тоска" в этом понимании?

 

— Ни в коем случае. Для русского человека характерно другое. Он боится названий "психиатрическая больница" и "психо-неврологический диспансер". Опасается, что его будут считать чокнутым, сумасшедшим, что он потеряет что-то в правах. Конечно, это вопрос не только культуры, но и организации лечебного процесса. И мы должны находить компромиссы. Если мы будем развивать сеть психотерапевтических центров, где никого не ставят на учет, данные о пациентах никуда не отправляют, люди будут чаще обращаться к психотерапевтам и медицинским психологам. Я был в Америке, Германии. В плане возможностей оказания помощи мы равны. Но там другая культура. В обычной больнице находятся психиатрические, психотерапевтические учреждения. Даже в частных домах ведут прием специалисты. И пациенты не стесняются идти к врачам.

 

— Многие верят, что с депрессией можно справиться самостоятельно, к примеру, выполнив какие-нибудь инструкции, найденные в Интернете.

 

— Действительно, люди считают, что это психологическая трудность, которую можно решить усилием воли. Но если болезнь начинается, справиться с ней в одиночку практически невозможно. Ведь эта проблема связана с обменом веществ головного мозга. Современная медицина в подавляющем большинстве случаев успешно справляется с этим состоянием.

 

— Достаточно ли пациенту посещать психиатра или нужно обращаться к каким-то другим врачам?

 

— Психиатр решает не все вопросы с депрессивными больными. Он назначает психотропные препараты, без которых нельзя лечить депрессию. В свою очередь психотерапевт, клинические психологи, специалисты по социальной работе к биологическим методам лечения добавляет важную психокоррекционную составляющую — как думать при депрессии, как поступать, как себя вести. К примеру, в нашем центре специалисты, помимо прочего, помогают пациентам составлять дневники, которые побуждают к большим действиям, активности, преодолению трудностей и т д.

 

— Что собой представляют эти дневники?

 

— Дело в том, что обычно к вечеру депрессия снижается, и человек полон планов, идей. А на следующий день проснулся — и ничего не делает. Потому что у него апатия, астения, снижено настроение, он ничего не хочет и не может. И в этом пациенту помогает дневник. Это не банальный дневник, а научно разработанная система — он помогает побуждать себя заниматься теми делами, которые намечены. Благодаря этому человек уменьшает уровень депрессии и скорее выздоравливает.

 

— Что человек может сделать, чтобы защитить себя от депрессии?

 

— Когда я работаю с депрессивными больными, мы стараемся находить то, что доставляет им удовольствие, к примеру, эстетическое. Так вот реализация таких потребностей, направленных на удовлетворение интересов — это профилактика депрессивных настроений. Помогает и самонастрой. Когда ты даешь себе каждое утро и вечер установку: "Прекрасно, что я живу. Сегодня отличный день. А завтра будет еще замечательнее. Самая лучшая жизнь начнется за тем поворотом". Еще нужно чаще встречаться с друзьями — сейчас люди заменяют это общением по Интернету, но изоляция вызывает психическое напряжение.

 

— На депрессию влияет и недостаток солнечного света — сейчас, осенью, это особенно ощутимо.

 

— Да, но это палка о двух концах. В Североморске мы проводили исследования по влиянию на человека полярной ночи и полярного дня. Оказалось, и то, и другое плохо. Когда бесконечно светит солнце — раздражительность повышается. Когда бесконечная тьма — депрессия нарастает. В этом плане для жизни лучше подходят регионы, где есть солнце. Например, Кисловодск. Петербург не лучший вариант. У нас много тумана и мало солнца. Москва лучше, но там выше загазованность, ритм жизни, больше агрессии. Я бы не советовал переезжать из Питера в Москву.

 

— А могут ли поднять настроение человека, например, веселая музыка, комедии?

 

— Когда у человека плохое настроение, он не хочет слушать никакую веселую музыку. Наш мозг состоит из клеток, в нем происходят химические процессы. И если не хватает веществ, которые отвечают за настроение — хоть ты убейся — слушай музыку, прыгай на скакалке — это не поможет. Все равно надо добавлять и корректировать наличие этих веществ. Поэтому меня крайне удивляет эта дикость по отношению к психотропным препаратам.

 

— Люди боятся зависимости от таблеток.

 

— Для этого есть специалисты. У меня нет ни одного пациента, у которого развилась бы зависимость. Понятно, если дилетант пойдет в аптеку и накупит лекарств сам, такая зависимость может появиться.

 

— На конференции психотерапевтов поднимался вопрос о том, что к врачам приходят пациенты, которые стали жертвами неправильного лечения — им назначали психотропные препараты, которые не то что не помогали, а наоборот, усугубляли ситуацию.

 

— Да, тут еще каждый тянет одеяло на себя. Ряд врачей плохо знает препараты. Им правильнее сказать: "Препараты вредны. Лечитесь у меня какими-то психологическими техниками". Это несерьезный подход — так депрессию не вылечить. Когда ко мне приходят пациенты, я говорю: "С какой стати вы не хотите принимать антидепрессанты, не хотите улучшить качество жизни? Нравится ходить опущенным, депрессивным? Мышцы болят, вялость, работоспособность снижена, голова болит, давление скачет — зачем вам это?" Сейчас 21 век, все эти процессы, связанные с применением антидепрессантов, хорошо изучены.

 

— В Петербурге не хватает врачей-психотерапевтов. Это становится причиной очередей на прием. Но ведь ожидание в таких ситуациях может быть губительно...

 

— Действительно. Бывает ведь так: человек записался на прием, прошло три недели — подошла его очередь. А он не пришел — плюнул на все, смирился. Но здесь сказывается как нехватка мест в лечебных учреждениях, так и специалистов. В целом по Петербургу только в амбулаторном звене не достает 300 врачей-психотерапевтов — а значит, еще 300 психологов, 300 специалистов по социальной работе и 300 медсестер. Итого 1 тыс. 200 человек. В стационарном — еще столько же. То есть 2,4 тыс. врачей. Да что говорить — у нас всего 36 специалистов занимается оказанием амбулаторной помощи на пятимиллионный город.

 

Беседовала Антонида Пашинина

 

http://www.rosbalt.ru/piter/2014/10/10/1325652.html
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/piter/2014/10/10/1325652.html

10 Октября 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-смотри

Архив материалов