«Где скорая? Где реанимация?» Или "Добро пожаловать в вашу страну".

1352119

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
23 августа 2014

А могли бы и спасти парня в Шереметьево

Знаю, что в пятницу хочется лишь позитива. Помню, как мне многие говорят, что мой блог ценится тем, что тут нет политики и негатива. Мне хочется, чтобы этот журнал был просто честным и настоящим. А в нашей жизни бывает всякое. И даже такое… 

Эту историю рассказал мой знакомый Артем Давлетшин, и она меня тронула. В ночь с 17 на 18 августа его хороший друг возвращался из Барселоны из свадебного путешествия. На борту самолета ему стало плохо, произошел сердечный приступ. По случаю один из пассажиров оказался квалифицированным врачом-реаниматологом. Он начал оказывать помощь и сообщил командиру корабля, что парень находится в очень плохом состоянии. Пилот решил садиться в ближайшем аэропорту, которым был Шереметьево, и запросил реанимацию к трапу. Но когда самолет приземлился – врачей на месте не оказалось… Через несколько часов ожидания парень умер. 

1352119

Парня звали Артемом Чечиковым. Мой знакомый играл с ним в одной любительской футбольной команде. Говорит, что его друг был добрым и светлым, всю жизнь на спорте, вредных привычек нет, о наркотиках никогда и речи не шло… Но от судьбы не уйдешь… Сегодня знакомый прислал рассказ Ларисы Амировой, которая стала свидетелем трагедии. Привожу выдержку из него:

«Мы летели из Барселоны (рейс 831). Когда парню стало плохо, ему на помочь пришел врач-реаниматолог – мировой мужчина. Искусственное дыхание, кислородные баллоны, адреналин, все реанимационные действия. Такую оперативность я видела только в фильмах «911», экипаж работал слаженно.

В такой ситуации самолет необходимо было сажать и реанимировать парня. Было дано четкое указание, что в аэропорту должна стоять машина РЕАНИМАЦИИ!!

Ближайший населенный пункт была Москва. Мы с подругами вздохнули с облегчением, подумав, уж в Москве то спасут точно. Самолет посадили в аэропорту Шереметьево буквально за 10-15 минут. Дали коридор, припарковали. 
Но ни машины реанимации, ни даже «скорой» не оказалось!


Только представьте: время идет, врач непрерывно качает парню воздух, поддерживает жизнь. Через 15 минут прибегают две женщины-фельдшерицы с зеленкой и бинтами. Хлопают глазами и говорят, а мы не знали что у вас такой серьезный случай. Спрашиваем у них: «Где скорая? Где реанимация?» В ответ: «Скорая» будет ехать долго». Хотя время было пять утра, все улицы должны быть пустыми.

В итоге «Скорую» только на борту самолета начали вызывать. Приехали — прибор для поддержания дыхания не работает (батареек нет), вместо мягких носилок принесли каталку (хотя несколько раз было озвучено, какие нужны), чтобы вытащить парня из самолета, нужно сначала предъявить паспорта. В итоге в Москве мы простояли два часа(!), и все это время парня не везли в больницу, потому что нужно было сначала заполнить бумаги, по какой причине сел самолет, забрать багаж сходящих пассажиров, дозаправить самолет. Я так и не увидела машины скорой помощи, парня увезли в каком то непонятном вагончике».

Несколько дней назад Роскосмос попросил 28 миллиардов рублей. Они говорят о луномобилях, и роботах, которые добудут им ископаемые и минералы со спутника нашей планеты. Они хотят чистить орбиту Земли от мусора и просят еще миллиарды рублей. Да вы что с дуба рухнули? Какой нафиг космос, когда в крупнейшем аэропорту страны банально нет кареты скорой помощи, когда большинство больниц в плачевном состоянии, когда бесплатная медицина в жопе, а платная только и делает, что выкачивает деньги (не хочу обобщать, есть и хорошие специалисты, но в большинстве своем все именно так). Наша чины грезят большим, но, к сожалению, закрывают глаза на обычных людей, о которых они обязаны заботиться. 

Надеюсь, семья Артема Чечикова, его молодая Елена супруга и близкие друзья сумеют через суд наказать виновных. Сейчас они ищут юристов, чтобы как-то сдвинуть ситуацию с мертвой точки. Что можете им посоветовать? 

UPD: 
Нашел выдержки с форума (http://forum.logan.ru/), где также обсуждают данную историю. Вот что пишет очевидец произошедшего, человек с медицинским образованием:


"Самолет, 200 человек возвращаются из Испании в Челябинск. У молодого человека неожиданно происходит остановка сердца. Бортпроводники кричат врачей, находится несколько человек на борту, в том числе и доктор реаниматолог. Начинается непрямой массаж, кислород (несколько баллонов было на борту), в бортовой аптечке адреналин - вводится, реанимация проводится на сколько это возможно в таких условиях руками опытного реаниматолога и неопытных врачей различных профилей.
Выясняется, что пролетаем над Москвой, счастью нет предела, отдана команда пилотам, самолет приступает к снижению, реанимационные мероприятия продолжаются в прежнем темпе. При этом пилоты предупредили Шереметьево, что нам нужна реанимационная бригада и требуется госпитализация. Парень начинает шевелиться, зрачки сужаются, цианоз медленно исчезает, но АД не прослушивается. Попутно выясняем у жены, что парень здоровый, не пьет, не курит, занимается спортом. Выставляется диагноз "острая коронарная недостаточность? отек легких".
Сели.

Заходят в салон две женщины в халатах (фельдшер и врач) и испуганно смотрят на нас, мы спрашиваем "ГДЕ БРИГАДА?". Нам отвечают "КАКАЯ БРИГАДА?".

Реаниматолог чертыхается, требует у вышеуказанных медработников аэропорта ларингоскоп, батареек в нем нет, в аптечке у них тот же набор, что и на борту.

Мы 1,5 часа (!!!) ждали реанимационную бригаду... А главный врач по смене Шереметьево, или как там его должность называется, вел себя вызывающе, грубо, когда его попросили о помощи и он начал совершенно по-дилетантски выполнять непрямой массаж, его прямым текстом послали.

Был пятый час утра, на сколько я помню. Нам все время говорили, что "едут, сейчас приедут". Тащили парня, тащили, тащили. Была надежда. Он умер, когда приехали долгожданные реаниматологи, подошли к парню неторопливым шагом. Одна из них (подозреваю, что фельдшер) спросила у нас удивлено "а вы что, его не мониторите?". Это был полный закат.

Было страшно, было обидно. За своих коллег, за жену, которая билась в истерике, когда ей сказали "он умер".

Когда мы сели и выяснилось, что нас никто не ждет, что боинг, который экстренно запрашивает посадку с умирающим молодым человеком на борту - это фигня, стюардесса сказала нам "Добро пожаловать в вашу страну".

Безразличие, которое не встретишь в провинции — вот что такое Москва. Как сказал доктор-реаниматолог (к слову, начмед службы медицины катастроф), у нас бы за такое расстреляли"

UPD2: Пресс-служба аэропорта Шереметьево выдала официальный комментарий:http://svo.aero/news/2014/3285/ 

UPD3: Деловая газета «Взгляд», Эхо Москвы 

UPD4: Телеканал «Восточный экспресс» нашел врача, который долгое время поддерживал жизнь, умершему от сердечного приступа, Артема Чечикова. Им оказался заместитель директора городского центра медицины катастроф Валерий Лукьянов. 

Отметим, что на борту самолета была реанимационная аппаратура. Но, даже если ее там не оказалось, это не помешало бы Валерию Лукьянову спасать сердце человека.

— Мои руки и знания всегда со мной. Врач я 24 часа в сутки. Весь полет мы проводили все реанимационные мероприятия. Я делал массаж сердца и искусственное дыхание. Мне помогали два доктора из Кургана: Кныш Наталья и Сурикова Ирина. Большую помощь оказал профессионально обученный стюард испанской компании. А также неизвестная мне медсестра, — сказал заместитель директора центра медицины катастроф Валерий Лукьянов.

Врач добавил, что внезапные сердечные приступы по необъяснимым причинам бывают у молодых ребят.

Оригинал
http://www.echo.msk.ru/blog/echomsk/1385607-echo/
23 Августа 2014
Поделиться:

Комментарии

Кузнецов Анатолий , 23 Августа 2014

В ГОСТЯХ: Елена Чечикова

Елена Чечикова

жена Артема Чечикова

ВЕДУЩИЙ:

Наталья Селиванова

Н.СЕЛИВАНОВА – Что же там все-таки случилось, и почему, на ваш взгляд, произошел такой финал чудовищный?

Н.ЧЕЧИКОВА – Начну с начала. Мы отдыхали в Испании 7 дней, 17-го числа у нас был отлет. Вечером за нами приехал автобус, мы приехали в аэропорт, сели в самолет. Все было замечательно. Никаких проблем у Артема со здоровьем не было. Затем нас принесли ужин, мы поужинали, побесились немножко и решили прилечь отдохнуть, потому что нам на следующее утро надо уже было на работу идти. Уснули. Я просыпаюсь от того, что Артем как-то нервно двигается. Я смотрю на него: вижу, что ему плохо. Я начала звать бортпроводников, они сразу же начали говорить по громкой связи: «Если есть в салоне врачи, пожалуйста, пройдите к нам. Люди отозвались, отозвался врач реаниматолог, которые на протяжении двух с половиной часов старался его вытащить и поддерживал Артема от смерти.

Сразу же после этого – мы пролетали мимо Москвы – экстренно посадили самолет, самолет садили минут 15, и в это же время, как сказали, что посадка, сразу позвонили в медицинскую службу, сообщили, чтобы стояла карета реанимации, именно карета реанимации, никакая не «скорая», ничего, а именно реанимация.

Когда мы приземлились, к Артему даже никто не подошел, начали выяснять, почему самолет приземлился, начали какие-то документы оформлять, просить наши паспорта. В итоге врач реаниматолог, который все это делал, он сам у врачей, которые приехали – они приехали абсолютно неподготовленные: у них не было ни мягких носилок ни, какого-то оборудования, они пришли с чемоданчиком. Я, конечно, утрированно сейчас скажу, но там буквально было: бинт, зеленка, нашатырь, ну и ватка и все. Они пришли с удивленными глазами: «Как так? Мы ничего не знаем». Аппарат для дыхания у них был нерабочий, то есть они бегали по салону и спрашивали у пассажиров батарейки – там не было батареек.

Артема вынесли в какой-то непонятный вагончик. Я не знаю, что такое, оно не оборудованное, ничего. Там, единственное, стояло инвалидное, больше там ничего не было. В этом вагончике опять-таки прибывшие врачи, фельдшеры, которые были, они не оказывали никакой помощи Артему. Все это время врач реаниматолог помогал Артему, поддерживал его тонус. А девушки звонили куда-то, вызванивали кого-то, реанимацию, не реанимацию – я не знаю, что они хотели. В итоге реанимация приехала примерно через 2 с половиной часа. Они приехали, не шевелясь, ничего не сделали, в общем, они приехали – было уже поздно, было поздно что-то делать. 2 с половиной часа просто продержать человека на массаже сердца – это нереально.

Я считаю, что если бы все было сработано, то есть самолет посадили – сразу же стояла карета реанимация – Артема можно было спасти. Это не только мои слова и мысли – это слова врача-реаниматолога, который оказывал помощь Артему. Вот так.

Н.СЕЛИВАНОВА - Скажите, пожалуйста, а вы намерены разбираться с этим делом, подавать какие-то…? Что вы будете делать?

Н.ЧЕЧИКОВА – Конечно, я нашла уже адвоката – он нам поможет в этом деле. Это не должно остаться бесследно. Сколько можно? Что творится в нашей стране. Вы посмотрите на нашу медицину – они не шевелятся. Это что за равнодушие, я не понимаю? Как можно жить… даже вот молодые люди, да и, вообще, люди, которые живут, зная, что если что-то случится, ты никому не нужен. «Скорая не приедет», а если и приедет, то будет поздно. С этим надо как-то бороться, я не оставлю безнаказанными тех людей, которые виноваты в смерти моего мужа.

Н.СЕЛИВАНОВА – Леночка, скажите, пожалуйста, вы сами откуда?

Н.ЧЕЧИКОВА – Мы с Артемом из Челябинска.

Н.СЕЛИВАНОВА – А летели вы как – прямо непосредственно из места Испании, где отдыхали, и в Москве не должны были садиться?

Н.ЧЕЧИКОВА – Нет. У нас прямой рейс Барселона – Челябинск, 381-й.

Н.СЕЛИВАНОВА – Спасибо вам огромное, Лена! Будем, конечно, развивать эту историю.

Н.ЧЕЧИКОВА – И самое страшное и стыдное, и мне горько, что «Шереметьево» – еще у них хватает наглости говорить, что они оказали всю необходимую помощь. Где у людей совесть? Им самим за себя не стыдно? А если бы на месте Артема оказались их дети или их близкие люди – они об этом не думают?

Кузнецов Анатолий , 23 Августа 2014

«Нам все время говорили, что сейчас приедут»

Пассажиры авиарейса из Барселоны обвиняют Шереметьево в гибели молодого человека

Анастасия Берсенева

К самолету, экстренно севшему в столичном аэропорту Шереметьево из-за остановки сердца у пассажира, не подали вовремя реанимацию, говорят люди, летевшие на этом борту. В лайнер зашли врачи, у которых в ларингоскопе не было батареек. Реанимационная бригада приехала через 1,5 часа, но пассажир уже скончался. В аэропорту Шереметьево указывают, что медики делали все возможное.

Пассажиры рейса 831 авиакомпании Air Europe, следовавшего из Барселоны в Челябинск, обвиняют московский аэропорт Шереметьево в гибели молодого уральца Артема Чечикова, возвращавшегося с женой из свадебного путешествия. Блогер Дмитрий Балакирев написал в своем интернет-журнале, что эту историю ему рассказал его знакомый, который играл с Чечиковым в любительской футбольной команде. Инцидент произошел еще 18 августа, а на днях знакомый Балакирева прислал ему рассказ пассажирки Ларисы Амировой, ставшей свидетельницей трагедии.

«Мы летели из Барселоны, когда парню стало плохо, ему на помощь пришел врач-реаниматолог — мировой мужчина. Искусственное дыхание, кислородные баллоны, адреналин, все реанимационные действия. Такую оперативность я видела только в фильме «911», экипаж работал слаженно», — пишет Амирова. Капитан самолета принял решение сажать машину в ближайшем аэропорту, им оказался столичный Шереметьево. «Мы с подругами вздохнули с облегчением, подумав: уж в Москве-то спасут точно, — продолжает Амирова. — Самолет посадили в аэропорту Шереметьево буквально за 10–15 минут. Дали коридор, припарковали.

Но ни машины реанимации, ни даже «скорой» не оказалось! Только представьте: время идет, врач непрерывно качает парню воздух, поддерживает жизнь. Через 15 минут прибегают две женщины-фельдшерицы с зеленкой и бинтами. Хлопают глазами и говорят: «А мы не знали, что у вас такой серьезный случай».

Спрашиваем у них: «Где «скорая»? Где реанимация?» В ответ: «Скорая» будет ехать долго». Хотя время было пять утра, все улицы должны быть пустыми».

В итоге пришлось еще раз вызывать скорую, говорит «пассажирка». «Приехали, прибор для поддержания дыхания не работает — батареек нет, вместо мягких носилок принесли каталку, хотя несколько раз было озвучено, какие носилки нужны. Чтобы вытащить парня из самолета, нужно сначала предъявить паспорта», — рассказывает Амирова. Она так и не увидела, на чем увезли пассажира. Через два часа после посадки Чечиков скончался.

На одном из автомобильных форумов также обсуждают это происшествие. Пользователи нашли на врачебном форуме и перепостили у себя сообщение от свидетельницы, подписавшейся «С-ва И.И».

«Это крик, вопль, это боль за российскую медицину, боль за умершего парня, его родителей и жену! Вчера у меня на руках умер 24-летний мужчина. Красивый, сильный. Я видела смерть, я знаю ее лицо, я научилась ее встречать спокойно. Но то, что произошло...» — не находит подходящих эпитетов женщина.

По ее словам, на борту были проведены необходимые мероприятия, «насколько это возможно в таких условиях руками опытного реаниматолога и неопытных врачей различных профессий». Делали непрямой массаж сердца, давали кислород — на борту было несколько баллонов, в бортовой аптечке нашелся адреналин. «Парень начинает шевелиться, зрачки сужаются, цианоз медленно исчезает, но АД (артериальное давление. — «Газета.Ru») не прослушивается. Попутно выясняем у жены, что парень здоровый, не пьет, не курит, занимается спортом. Выставляется диагноз: «острая коронарная недостаточность, отек легких», — рассказывает свидетельница. Она добавляет, что реанимационную бригаду ждали 1,5 часа. «Был пятый час утра, насколько я помню. Нам все время говорили, что «едут, сейчас приедут». Тащили парня, тащили, тащили. Была надежда. Он умер, когда приехали долгожданные реаниматологи, подошли к парню неторопливым шагом. Одна из них спросила у нас удивленно: «А вы что его не мониторите?» Это был полный закат. Было страшно, было обидно. За своих коллег, за жену, которая билась в истерике, когда ей сказали: «Он умер».

Не исключено, что этот пост написала врач из Кургана Ирина Сурикова. О ней рассказал журналистам тот самый реаниматолог, который спасал пассажира, — заместитель директора городского центра медицины катастроф Валерий Лукьянов. «Весь полет мы проводили все реанимационные мероприятия. Я делал массаж сердца и искусственное дыхание. Мне помогали два доктора из Кургана: Кныш Наталья и Сурикова Ирина. Большую помощь оказал профессионально обученный стюард испанской компании, а также неизвестная мне медсестра», — сказал южноуральскому телеканалу «Восточный экспресс» Валерий Лукьянов.

Аэропорт Шереметьево прокомментировал произошедшее 22 августа, спустя четыре дня. В информационном сообщении на сайте аэропорта указано, что самолет сел в 4.56 утра по московскому времени. «К борту прибыли амбулифт — специальный автомобиль для снятия пострадавшего пассажира с самолета — и машина скорой помощи с бригадой врачей. Дополнительно была вызвана специализированная «скорая помощь» из ближайшего города.

Медики аэропорта Шереметьево более часа оказывали медицинскую помощь и делали все возможное, чтобы стабилизировать состояние больного.

Однако в 06.35 мск медиками была констатирована биологическая смерть пассажира», — говорится в сообщении. Когда именно прибыли врачи, не указывается. В Шереметьево заявили, что «для выяснения всех обстоятельств произошедшего сейчас проводится всестороннее служебное расследование».

«Международный аэропорт Шереметьево выражает искренние и глубокие соболезнования родным и близким Артема Чечикова», — указано в сообщении пресс-службы аэропорта.

Похороны Чечикова прошли накануне в Челябинске. «Надеюсь, семья Артема Чечикова, его молодая супруга Елена и близкие друзья сумеют через суд наказать виновных. Сейчас они ищут юристов, чтобы как-то сдвинуть ситуацию с мертвой точки», — добавляет блогер Дмитрий Балакирев.

http://www.gazeta.ru/social/2014/08/23/6186869.shtml
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-смотри

Архив материалов