Контролируемый неожиданный госпереворот

Как Сурков и Нургалиев участвовали в абхазских событиях 

 
 

 
 
 
 


 

 

Во время абхазского переворота на территории полупризнанной республики находились Сурков и Нургалиев, они предлагали президенту Анквабу искать компромисс с оппозицией и заявили, что Кремль не поддержит силовой сценарий решения конфликта, рассказал источник Znak.сom. Издание разбиралось, какую роль сыграл Кремль в абхазских событиях и стал ли переворот неожиданностью для России.

 

На прошлой неделе в Абхазии случился государственный переворот. В минувшее воскресенье президент страны Александр Анкваб в обращении к народу заявил, что подает в отставку с поста главы Абхазии в целях сохранения стабильности в стране. После этого свои посты покинули премьер и первый вице-премьер республики. В стране пройдут внеочередные выборы. До того парламент Абхазии на фоне протестов оппозиции принял постановление об объявлении вотума недоверия премьеру Леониду Лакардиа и предложил президенту страны Александру Анквабу добровольно сложить полномочия.

 

Были ли абхазские события неожиданностью для Кремля или же они могли быть срежиссированы самой Москвой? Обращает на себя внимание, что Абхазия входит в сферу компетенций помощника президента Владислава Суркова, который также занимается другой неспокойной республикой - Украиной.

 

Впрочем, как рассказывает собеседник Znak.com, близкий к Суркову, поведение Кремля в абхазской ситуации серьезно отличалось от поведения по отношению к Украине, прежде всего, потому что абхазская оппозиция настроена пророссийски и как раз одно из обвинений, звучавшее в адрес Анкваба было то, что сотрудничество с Россией идет не так плотно, как того желает Абхазия.

 

«Анкваб многих в Абхазии раздражал уже давно, в том числе, потому что процесс сотрудничества с Россией серьезно не двигался. Кремль даже несколько раз кулуарно намекал на это Анквабу, на что тот отвечал, мол, дайте больше денег, и процесс пойдет. Когда оппозиция начала на него серьезное давление, он испугался и спрятался на территории российской военной базы, потом выехал с нее, потом приехал обратно, опасаясь, что массовые протесты перейдут в расправу над ним. Тогда на прошлой неделе на эту же базу прибыли Сурков и замсекретаря Совета безопасности России Рашид Нургалиев. Они встречались и с представителями оппозиции, и с Анквабом. Анкваб вел себя неадекватно, говорил то одно, то другое, то был готов обсуждать условия отставки, то хотел разгонять митингующих войсками. Сурков и Нургалиев просили его принять взвешенное решение и искать компромисс, потому что для них главной задачей было, чтобы все закончилось мирно, но Анкваб отказывался идти на переговоры с оппозицией. В итоге Анквабу дали понять, что этот конфликт – это их внутреннее дело, но силовой сценарий Москва не одобрит. Потом Сурков уехал, Нургалиев остался. Позиция Кремля такова: у России нет «любимчиков» в абхазской политике, но России важно, чтобы выделяемые на восстановление республики средства расходовались по назначению, и чтобы абхазские кланы и политики научились договариваться самостоятельно. Москва готова выступать арбитром, но не поддерживать одну из сторон», - рассказал собеседник Znak.com.

 

Замдиректора института стран СНГ Владимир Жарихин считает, что «Кремль контролировал события, но произошло все неожиданно».

 

«Никто не ожидал, что соберется такое количество народа с желанием бить президента. В любом случае, Кремлю по большому счету без разницы, кто будет президентом Абхазии, главное, чтобы он занимал пророссийскую позицию. Анкваба же как раз местная оппозиция критиковала за недостаточно трепетное отношение к Кремлю», - сказал Znak.сom Жарихин.

 

Журналист, эксперт по Абхазии Антон Кривенюк сказал изданию, что, по его оценкам, переворот был неожиданностью для Москвы

 

«Срежиссировать этот процесс было бы сложно, революционной ситуации в Абхазии не было. По большому счету, успех оппозиции - это стечение удачных для нее обстоятельств», - считает Кривенюк.

 

По информации Znak.com, накануне начала протестов в Москву приезжала делегация из абхазских оппозиционеров и искала встречи с Олегом Говоруном, начальником управления администрации президента по социально-экономическому взаимодействию с СНГ, Абхазией и Южной Осетией, однако состоялась ли в итоге встреча, осталось неизвестным.

 

«Мне ничего об этом неизвестно. Можно предположить, что такое было, поскольку, каждый раз, когда в Абхазии происходят какие-то бурные политические процессы, делегации из Сухума направляются в Москву, опасаясь, что в Кремле по старой привычке будут давить оппозицию. Но очевидно, что российская тактика изменилась - они перестали ставить на одну сторону, и разговаривают со всеми. Собственно, в этот раз именно так и было», - отмечает Кривенюк.

 

Один из собеседников Znak.com, не входящий в окружение Суркова, однако близкий к администрации президента, оценивает работу Кремля в абхазской ситуации, напротив, негативно, считая, что произошедшие события ослабят абхазскую государственность.

 

«Это был клановый переворот, где часть группировок в России договорилась с частью группировок в Абхазии. Для будущего Абхазии это очень плохо, а наши функционеры этого не понимают. После таких переворотов в Абхазии будет ослабевать легитимность власти, и как самостоятельное государство, она не выживет. Наши же чиновники этого не понимают», - резко оценивает политику России на абхазском направлении этот собеседник издания.

 

Журналист Максим Шевченко считает, что переворот в Абхазии не только не был неожиданностью для Кремля, но стал частью продуманной стратегии, цель которой – повысить градус на грузинском направлении.

 

«Анкваб был довольно тихим, мирным человеком, некогда он работал в грузинском МВД. Хотя он и воевал, но не придерживался жестких антигрузинских позиций, даже обсуждал восстановление транспортного пути через Абхазию в Грузию. Судя по заявлениям оппозиционеров, они настроены более резко и националистически и ставят Анквабу в вину грузинское прошлое. Из этого я делаю вывод, что последние события – это логичные ходы Москвы и игра на повышение градуса в отношениях с Грузией», - сказал Шевченко Znak.сom.

 

«В Абхазии произошел госпереворот, «мандариновая революция». Прогноз делать сложно, потому что мы не знаем, кто победит на предстоящих президентских выборах. Оппозиция, к примеру, в лице Хаджимбы, борется за власть в Абхазии уже 10 лет, и сейчас получила серьезные шансы, наконец, эту власть обрести. Оппозиция в Абхазии не монолитна, и я не уверен, что на выборах она сконцентрируется вокруг одной персоны. Подождем, к примеру, решения Сергея Шамбы. Что касается неожиданности развития событий, то недовольство Анквабом вполне могло ни во что не вылиться, потому что, имея поддержку Москвы, он мог еще долго оставаться колоссом на глиняных ногах, как, к примеру, многие российские губернаторы. Люди, которым я доверяю, говорят, что переворота можно было избежать, если бы Москва сделала ряд конкретных шагов для этого», - считает главный редактор сайта «Кавказский узел» Павел Шведов.

 

Дело в том, что бюджет Абхазии на две трети формируется за счет помощи России, а Анкваб, как считает оппозиция, распределял эти деньги по своему усмотрению, что в итоге привело к конфликту, который застал Москву врасплох, говорит руководитель Политической экспертной группы Константин Калачев.

 

«Есть также проблема, что многие считают Абхазию государством только для абхазов. Вторая по численности этническая группа - грузины. Раздача им абхазских паспортов понимания в традиционном и даже архаичном абхазском обществе понимания не встретила. Можно было бы поискать происки Кремля, принимая во внимание имевшее место не самое теплое отношение в Абхазии к российским инвесторам. Их там неоднократно «кидали». То есть, якобы старая власть не расширила им коридор возможностей, а новая расширит. Но пока я не вижу повода для оптимизма в этом вопросе. Нельзя однозначно сказать, что на смену традиционалистам-консерваторам пришли модернизаторы. Ясно одно - абхазское общество почувствовало, что зашло в тупик. Но изменится ли сумма от перемены слагаемых? И в чем тут выгоды России? Лично я считаю, Анкваба разлюбили за авторитаризм и волюнтаризм. Но абхазы слишком большое внимание придают роли личности, и слишком мало необходимости независящим от личностей системный переменам. Абхазское общество нуждается в модернизации. Это не просто замена одного президента на другого, это коренное реформирование. Пока оказалось, что "зло" проще персонифицировать», - считает Калачев.

 

Собеседник издания, близкий к администрации президента, говорит, что пока однозначных оценок произошедшего в Абхазии в Кремле все-таки нет. Это похоже на правду: российские телеканалы освещали абхазский переворот скупо и относительно нейтрально.

 

 

 

Екатерина Винокурова, фото Коммерсантъ / Дмитрий Азаров  

 

 

http://znak.com/moscow/articles/04-06-22-06/102485.html

5 Июня 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов