Миграционно-уголовное Пушкино

Миграционно-уголовное Пушкино. На карте межнациональных конфликтов РФ появилась очередная горячая точка

На карте межнациональных конфликтов РФ появилась очередная горячая точка

 

Пока внимание российской общественности приковано к драматическим событиям на Украине, на территории самой РФ продолжаются конфликты между коренным населением и трудовыми мигрантами. Очередная трагедия разыгралась в подмосковном Пушкино, где выходцем из Узбекистана был убит футбольный болельщик Леонид Сафьянников.

Власти оперативно отреагировали на нарастающее волнение. Чиновники Пушкинского района уже объявили о том, что закроют незаконный рынок на улице Лесная, где произошло убийство фаната «Спартака». Также они пообещали «плотнее заняться» закрытием точек нестационарной торговли, где трудится много нелегалов. Местные власти высказались за усиление мер миграционной политики. Как сообщили в пресс-службе УФМС России по Московской области, следующим шагом станет выдворение из города Пушкино 70 нелегалов.

Сам Жахонгир Ахмедов, которого подозревают в убийстве, попытался скрыться от уголовного преследования у себя на родине. Однако власти Узбекистана при содействии родственников подозреваемого выдали соотечественника Москве. Тот уже дал признательные показания. «Я перед родителями извиняюсь очень сильно. Я не хотел... Не хочу, чтобы из-за меня кто-нибудь еще пострадал», — заявил мигрант.

Напомним, конфликт между Ахмедовым и Леонидом Сафьянниковым произошел вечером 13 мая у въезда на рынок неподалеку от железнодорожной станции «Пушкино». Полиция установила, что Ахмедов ударил Сафьянникова по голове. В результате тот упал, ударился головой об асфальт и позже скончался в больнице, не приходя в сознание. Друзья погибшего из среды болельщиков, а также родственники и местные жители собрались в четверг вечером на железнодорожной станции Пушкино. После импровизированного митинга часть собравшихся отправилась по улицам города, скандируя антимигрантские лозунги. Полиции удалось предотвратить почти неизбежные погромы – 40 протестующих были задержаны.

 

В разговоре с корреспондентом «СП» публицист и общественный деятель Константин Крылов дал властям рецепт решения наболевшей проблемы.

– Нужно делать именно то, чего просят люди. Причем до того момента, как они начинают брать в руки тяжелые предметы и бузить. Вообще, русские -очень законопослушный народ. Обычно перед тем, как выйти на улицу, они долго и нудно просят власти обратить внимание на творящееся безобразие. В последнее время выяснилось, что если у власти просто просить и больше ничего не делать, то она никак не реагирует. Зато, как оказалось, реагирует на массовые народные выступления. Только тогда начинают шевелиться и что-то делать.

«СП»: – Получается, власть вырабатывает у общества условный рефлекс. Насколько это правильно с точки зрения интересов самой власти?

– Представьте себе поведение средних чиновников. Для того, чтобы закрыть рынок, на котором творятся безобразия, необходимо наступить на чьи-то экономические интересы. Иногда достаточно значительные. Это может привести к тому, что вы поссоритесь с важными людьми. Не исключено, что самому чиновнику рынок не особенно нравится, отсюда идет криминал, возникают прочие неприятности. Причем сам бюрократ с этого рынка, возможно, ничего не имеет. Но с кем-то, кто имеет, нельзя ссориться.

Здесь же появляется отличный механизм – выйдут русские, а дальше идет паническая телеграмма наверх: «у нас тут русский бунт». Значит, придется этот рынок закрывать. Чиновник сделает это с удовольствием.

«СП»: – Что из этого следует?

– Русским нужно вести себя как европейцы и во весь голос заявлять о своих требованиях. Настаивать на соблюдении законных прав. Я ни к чему не призываю, просто говорю, что такой метод странным образом работает. А другие почему-то нет. Хотя, справедливости ради, уличные протесты - не самый лучший способ донести свою точку зрения. Поэтому, если кто-то действительно хочет, чтобы русских бунтов не было, нужно сделать следующую вещь. Если происходят подобные эксцессы, нужно создать согласительную комиссию, в которой должны присутствовать лидеры русских. Это нужно для того, чтобы предотвратить конфликт и договориться о выполнении законных требований.

Если случилось что-то серьезное, нужно, чтобы быстро встретились представители полиции и стороны, представляющей интересы пострадавших. Например, те же самые футбольные фанаты. Если у нас разговаривают с уважаемыми диаспорами, почему бы не поговорить с фанатами? На согласительной комиссии можно быстро найти общее решение. В частности, о закрытии криминализированного рынка. В таком случае можно будет избежать такого рода эксцессов.

«СП»: – На этот раз узбекская диаспора оперативно выдала подозреваемого в преступлении. Чем вы это объясняете?

– Видимо, кто-то подсчитал убытки от закрытия рынка. И признал, что русские стали одной из сторон конфликта. То есть нельзя все вопросы решать только на уровне российских властей. Нужно иногда учитывать интересы народа, который здесь живет. Властям Узбекистана нет дела до мелких интересов отдельного соотечественника. С их точки зрения это обычный хулиган. Ташкент заинтересован в том, чтобы выдать одного и оставить в РФ всех остальных. Просто раньше наши среднеазиатские партнеры не рассматривали русских как сторону в конфликтах. Все вопросы решались с российскими властями путем заноса денег. Следовательно, зачем выдавать людей? А здесь получается, что убытки гораздо больше, если укрывать отдельно взятого гражданина.

«СП»: – Почему конфликты на межэтнической почве получают широкий резонанс, когда их жертвой становится кто-то из футбольных фанатов?

– Фанатская среда - это одна из страт общества, которую власти не сумели задавить до такой степени, как остальные институты русского гражданского общества. Поэтому представители фандвижения способны давать ответ, на который не способны, например, члены общества любителей аквариумных рыбок. В этом смысле эксцессы на межнациональной почве пошли бы на убыль, если бы таких неформальных структур было больше. Но они все подавлены. С фанатами работают политики и спецслужбы, но полностью взять эти группы под контроль не получается.

«СП»: – На Украине это, похоже, удалось...

– Фанаты по природе всегда тяготеют к радикалам. Это известное явление, в котором нет ничего специфически российского. Очень плохо, что для защиты своих прав нужно быть болельщиком. Можно предположить, что многие пойдут записываться в спартаковскую «Фратрию», чтобы иметь надежных товарищей за спиной. То есть людей, которые в случае чего готовы постоять за тебя.

Ни одна социальная группа не обладает такой степенью мобильности как организованные футбольные болельщики, отмечает старший преподаватель учебно-научного Центра социальной антропологии РГГУ Михаил Драмбян.

– Но помимо мобильности эту группу отличает еще и готовность к силовому противостоянию. Мигранты воспринимаются представителями этой молодежной инфраструктуры как чужаки, которые вторгаются в жизнь коренного населения. Хотя на их месте могли бы быть, скажем, силовики и работники правоохранительных органов.

«СП»: – Почему политикам не удается «оседлать» фанатское движение?

– Собственно говоря, нет никаких предпосылок к тому, чтобы эта среда была управляемой извне. С другой стороны, трагические события в Одессе показывают, что такие структуры сложно поставить под контроль, но их можно использовать. В антропологии есть базовое различение «свой–чужой». Политики рисуют образ чужого, который автоматически становится объектом агрессии. Другое дело, что болельщики отражают взгляды значительной части населения. Причем эти взгляды формируются объективно. Потому что многие приезжие сами вызывают агрессию. Когда, скажем, приезжие с Кавказа берут под контроль целые сектора экономики в небольшом городе.

Это российский вариант трайбализма, когда корпоративная группа, объединенная по какому-то признаку, начинает доминировать на рынке. Например, в розничной торговле. Безусловно, это выступает как раздражающий фактор.

Бывший замдиректора ФМС РФ, президент фонда «Миграция 21 века» Вячеслав Поставнин выделяет группу объективных и субъективных проблем, которые провоцируют эскалацию насилия в сфере межэтнических отношений.

– Главный объективный фактор связан с неуправляемой, взрывной миграцией. За какие-то 25 лет Россию захлестнули колоссальные миграционные потоки. Сюда переселились более 20 млн. человек. Улицы крупных городов заполонили выходцы из Средней Азии. Причем это случилось в течение жизни одного поколения. Люди не успевают адаптироваться к таким изменениям, аналога которым нет во всем мире. Отсюда обострение ксенофобии, которая носит объективный характер. И не надо говорить, что это свойство ментальности русских. Наоборот, ни один народ в мире не смог бы пережить такой наплыв мигрантов. Это сравнимо с татаро-монгольским нашествием или с «Великим переселением народов».

По интенсивности миграционных потоков есть только две такие точки на Земле: Россия – Средняя Азия и США–Мексика.

«СП»: – В чем заключается субъективный фактор?

– В том, что мы не занимались регулированием миграционных потоков. Наши власти почему-то считают, что «дружба народов» у нас будет при любых обстоятельствах. Некоторые руководители ФМС заявляют, что «мы не наступим на те грабли, на которые наступил Запад». Наступаем и притом с завидной регулярностью! Уже лет десять мы говорим о том, что адаптация и интеграция мигрантов - это вопрос №1, но абсолютно ничего не делаем для этого.

Также у нас не работает нормально ни один регулятор миграционной политики. Отсюда огромное количество нелегалов. По статистике, удельный вес тяжких преступлений, которые совершают мигранты, меньше криминальных сводок с участием коренного населения. Но это куда более резонансные дела.

Бизнес и связанная с ним коррумпированная бюрократия сделали из мигрантов источник дохода. И надо понимать, что мы сидим на пороховой бочке. Чем больше эксплуатация и унижение, чем больше в Россию завозят классических нелегалов, тем агрессивнее они будут себя вести. И, соответственно, сильнее будет неприятие со стороны коренного населения. А российские власти даже не знают, сколько мигрантов находится в нашей стране.

«СП»: – Как вы относитесь к последним громким инициативам партии власти в сфере миграционного регулирования?

– Идея заставить мигрантов приобретать патенты - не выход. То же самое касается отмены квот. Это приведет только к расширению миграционных потоков. Без повышения уровня адаптации приезжих к российским реалиям. К тому же выдача патентов приведет к тому, что наш бизнес будет приглашать всех подряд. Гастарбайтеры вытеснят с рабочих мест львиную долю наших сограждан. Просто потому что их труд оценивается дешевле. В результате мы получим социальный взрыв.

Вот принято решение автоматически закрывать въезд на территорию РФ тем мигрантам, которые нарушили миграционное законодательство. Въезд закрыли для 800 тысяч человек, но это лишь опасная имитация работы. Большинство из этих нелегалов и не выезжали отсюда. Так что закрытие въезда для них не актуально. В результате они лишь стали классическими нелегальными мигрантами, которые потенциально готовы на преступления, если потеряют работу.

Складывается такое впечатление, что такого рода законы принимаются только в качестве «отчета о проделанной работе». Ввели правило, что общий срок пребывания иностранного гражданина за период в 180 дней не может превышать 90 дней. Затем он должен покинуть территорию РФ на 90 дней. Прежде всего, это удар по трудовым мигрантам с Украины, которые так и работали. Закончится это тем, что нелегалы начнут переходить границу, тем более, что ее как таковой и нет. Меня поражает такой примитивизм. Складывается ощущение, что люди не понимают предмета, которым они занимаются.

«СП»: – Руководство ФМС постоянно продвигает идею расширения ее полномочий.

– Приведу пример. Сейчас структура, которую возглавляет Ромодановский, настаивает на учреждении миграционной полиции. При этом ФМС позиционирует себя, как «социально-экономическое ведомство с человеческим лицом». Под этими знаменами они дружно вышли из рядов МВД. А теперь требуют наделить сотрудников ФМС оперативно-розыскными функциями. Зачем создавать «карманную спецслужбу» и смешить людей?! Оперативники ФМС никогда не сравнятся по возможностям полицией. Ну, будет у них 1000 миграционных полицейских. Этого хватит на 20-миллионную армию гастарбайтеров?

Главное, что нужно сделать в миграционной сфере, это прекратить бардак и вакханалию коррупции. Нужно заняться исполнением уже существующих законов. Нужно навести элементарный порядок. Есть концепция миграционной политики, утвержденная президентом. Под нее нужно разработать нормальный план действий с привлечением экспертов. А не множить непонятные законы, которые принимаются в популистских целях.

 

Фото: Коммерсантъ/Юрий Мартьянов.

http://svpressa.ru/society/article/87641/

 

18 Мая 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-КультурМультур

Архив материалов